Встреча в Баку президентов Турции и РФ была скандальной. Во-первых, Путин, согласно своей «привычке», заставил ждать Эрдогана, а потом произошел очень интересный диалог, конечно, в той части, которая была доступна прессе.
 
Эрдоган заметил, что на открытии Европейских игр в Баку не было ни одного лидера Евросоюза. Президент Турции, вероятно, этим попытался намекнуть на то, что причиной этого является Путин, и если бы его не было, возможно, были бы лидеры Евросоюза. Путин ответил, что, несмотря на отсутствие лидеров Евросоюза, есть Турция, которая является кандидатом на членство, и представляет здесь все страны ЕС. А Эрдоган ответил, что они находятся в процессе. Путин, судя по всему, пытался обвинить президента Турции, или подозревать его, так сказать, в том, что он играет в Европейские игры.
 
Парламентские выборы, которые состоялись в Турции на прошлой неделе, по сути, закончились для Эрдогана полным фиаско. Этот деятель и возглавляемая им сила, потеряли 13-летнюю абсолютную власть, и вынуждены составить коалицию с остальными парламентскими силами, чтобы сформировать правительство. Но самым большим ударом будет то, что Эрдоган, наверно, вынужден попрощаться с планами, связанными с президентской сверхвластью, которые он попытался бы продвинуть после выборов, если бы вновь получил абсолютное большинство. Поражение Эрдогана может создать в Турции абсолютно новую ситуацию.
 
Дело в том, что на основании внутреннего доминирования Эрдоган начал довольно агрессивно говорить как с Западом, так и с Россией. В настоящее время он, фактически, потерял основания для этой агрессивности. Турция сегодня стоит перед перспективой оказаться либо под влиянием Запада, либо под влиянием России, если, конечно, в этой стране будет продолжаться кризисная или неопределенная ситуация, довольно шаткая картина соотношения сил. Путин, судя по всему, начал атаку на Эрдогана, и намекнул на то, что тот может перейти под диктовку Евросоюза.
 
Здесь, конечно, с одной стороны, присутствует доля психологического давления, с другой стороны, для России тоже это будет действительно тревожной перспективой, поскольку для находящейся в международной изоляции Москвы, Анкара, наверно, является единственным партнером в том смысле, что здесь есть некоторая равноценность весовых категорий. В настоящее время, конечно, вес Турции значительно снизился, и Путин, с одной стороны, оказывая давление, может попытаться в отношениях с Анкарой выйти на доминирующие позиции, с другой стороны, Россия лишится важного фактора, если на эти позиции выйдет Евросоюз, или вообще, Запад, и долгие усилия Эрдогана по построению Турции, имеющей самостоятельную политику, и играющей в собственную игру, бесславно закончатся, и Турция вернется на орбиту западной политики.
 
С этой точки зрения, российско-турецкие отношения, возможно, ждет трудный период, что, с одной стороны, может быть выгодно для Армении, поскольку хорошие российско-турецкие отношения обычно заканчиваются опасными сделками за счет Армении, а с другой стороны, однако, если Турция прекращает быть эффективным противовесом для России, то в регионе увеличится влияние Москвы, а увеличение влияния Москвы, учитывая векторы региональной политики Путина, пожалуй, не обещают для Армении ничего хорошего.
 
В первую очередь речь идет о потеплении российско-азербайджанских отношений, в которых Москва в последние годы проявляет удивительную последовательность. Здесь Анкара в каком-то смысле является конкурентом для Москвы, поскольку ревностно относится к самостоятельным отношениям «младшего брата» с Россией. Для Анкары желательно, чтобы российско-азербайджанские отношения развивались под ее «старшинством», и Баку шел на такую степень углубления этих отношений, какую одобрит Анкара. Между тем, если сегодня Анкара имеет довольно нестабильные и слабые внутриполитические позиции, Баку может проявить «самостоятельность», и если не будет российско-турецкой конкуренции и противовеса в этом вопросе, то Москва и Баку могут прийти к опасным для Армении договоренностям.
 
С этой точки зрения, есть два практических и теоретических обстоятельства, в случае которых для Армении может возникнуть выгодная региональная ситуация. Практическое заключается в том, что Запад как можно быстрее сформирует свое отношение к новой ситуации в Турции и попытается вернуть Анкару на свою орбиту, что изменит расстановку региональной игры, и позволит предотвратить возможные российско-азербайджанские сделки. В теоретическом плане было бы интересно, если бы Армения сделала Турции определенные предложения о сотрудничестве, таким образом, пытаясь создать противовес для российско-азербайджанских сделок.
 
Причем, здесь реальность или перспективы становятся теоретическими по той причине, что Армения лишена суверенной политики, а Россия не позволит, чтобы Ереван пытался инициировать самостоятельные события в плане отношений с Турцией. Конечно, не ясно, как отреагировала бы на это Анкара, но, в то же время, возможно, эти инициативы Армении дополнились бы со стороны Запада, и в регионе сформировался бы действительно новый баланс сил, в котором безопасность Армении была бы сравнительно на более высоком уровне, чем в настоящее время.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.