Поддержать Украину — долг каждого, кому небезразлично будущее Европы. Поэтому в прошлые выходные я отправился туда вместе со своим отцом, 86-летним философом из Оксфорда, чтобы прочитать лекции в Украинском католическом университете, который находится в главном городе западной Украины Львове.

Мы приехали в воюющую страну. Повсюду можно увидеть банки для сбора средств — на оружие, на беженцев и на медицинскую помощь. В центре города, являющемся славным напоминанием о более счастливых временах эпохи Габсбургов, вербовочные пункты по набору добровольцев состязались за внимание людей с танцовщиками Харе Кришна.

В кафе на улице в окружении благодарных местных жителей пили американские солдаты, работающие в составе миссии по обучению военных.

Надпись «Слава Украине!» на балконе в Одессе


На церемонии выпуска в Украинском католическом университете можно было увидеть студентов, так пока и не оправившихся от полученных на фронте ран. Мы почтили память погибших, включая тех, кто был убит во время прошлогодних демонстраций против воровского режима бывшего президента Виктора Януковича, который бежал в Москву.

Но война ведется и на других фронтах. Украинцы пытаются привлечь к себе внешнее внимание. Греческий кризис, войны на Ближнем Востоке и миграция сегодня намного актуальнее. Россия ведет долгую игру, надеясь на то, что ослабленная долгами, трудностями и коррупцией Украина не выдержит и прогнется под тяжестью войны.

По сравнению с ужасными украинскими правительствами, руководившими страной в прошлом, нынешнее посредственное руководство в Киеве выглядит неплохо. Но оно не очень-то стремится вперед в деле осуществления глубоких преобразований, необходимых для реформирования страны — типа тех, над которыми бывшие коммунистические страны работают последние 25 лет. По сути дела, Украиной по-прежнему руководит провинциальная советская бюрократия — медлительная и своекорыстная. А за сценой (и порой прямо на ней) властвуют олигархи.

Но есть и некоторые положительные моменты.

Динамичный экс-президент Грузии Михаил Саакашвили борется с мафией в красивом, но грязном портовом городе Одессе. Местные власти во Львове перенимают эстонский опыт электронного управления. Но в основном государство в лучшем случае не помогает, а в худшем занимается грабежом. Моего отца, прочитавшего лекцию о роли государства в обеспечении экономической свободы, встретили с огромным вниманием и восторгом. От этих вопросов зависит будущее Украины.

Президент Украины Петр Порошенко назначил Михаила Саакашвили главой Одесской области


Украинцы — единственный народ, гибнущий ради расширения Европейского Союза. Но кое-кто из них глубоко разочарован отказом Запада в поддержке. Разговоры о «европейских ценностях» кажутся немного неискренними, когда Европа заставляет своего самого слабого союзника нести самое тяжкое бремя защиты таких ценностей.

По мере того, как портится настроение у людей, Россия продвигается вперед, разжигая страх и предрассудки, и представляя Европу не как средоточие достоинства, свободы и справедливости, а как центр упадка и декадентства. Некоторые украинцы, сознательно или нет, вторят антигомосексуальным выпадам Москвы. Украинский католический университет, являющийся светочем интеллектуальной свободы и превосходства, подвергается нападкам из-за «гомосексуального скандала». Там открытый гей выступил с речью на факультете журналистики, а один приезжий лектор принял участие в марше в поддержку толерантности.

Успешная и либеральная Украина исключительно важна для остальной Европы, а превращение ее в несостоятельное государство, пораженное экстремизмом и коррупцией, станет для континента кошмаром. Запад способен во многом помочь: поддержать независимые институты типа Украинского католического университета, оказать военное содействие, отменить визы и даже учредить план Маршалла, чтобы восстановить разрушенную экономику страны.

Но самое важное, что мы можем сделать, это разделить с Украиной бремя противостояния России. В прошлом месяце на конференции в Братиславе я указал Дэвиду Кэмерону, что его активная антипутинская позиция заслужила бы гораздо больше доверия, если бы Британия не играла важную роль в отмывании денег кремлевского окружения Путина.

Премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон


Он мягко заверил меня, что у Британии самые жесткие законы в мире по финансовому регулированию. Возможно. Но он вряд ли сумеет назвать хотя бы одного банкира, адвоката или бухгалтера, которого привлекли к суду и уж тем более посадили за нарушения этих законов в связи с Россией. Как показал великолепный документальный фильм From Russia With Cash (Из России с деньгами), показанный по четвертому каналу, наша система позволяет даже откровенно безнравственным и коррумпированным покупателям хранить свои добытые нечестным путем средства на лондонском рынке недвижимости.

Владимир Путин и его дружки ведут злобную антизападную пропаганду. Но несмотря на ту шумиху, которой сопровождается саммит БРИКС, заканчивающий сегодня свою работу в Сибири, российская элита в самых важных для нее вещах зависит не от Бразилии, Индии, Китая или Южной Африки. Путинисты отдают предпочтение Британии, США и континентальной Европе, и именно туда ездят за покупками и на отдых, именно туда отдают своих детей в школы и университеты, именно там любят лечиться — и вкладывать свои инвестиции.

Если мы всерьез намерены помогать Украине и противостоять Путину, начинать нам надо с собственной страны. Нам нужно заморозить грязные российские деньги, привлечь к судебной ответственности кремлевских приспешников и отказать в визах российской элите, включая ее родственников — ведь именно эти люди ведут войну против Украины и против нас. Это будет болезненно и неприятно, но альтернатива гораздо хуже.

Эдвард Лукас — старший вице-президент Центра анализа европейской политики (Centre for European Policy Analysis).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.