На Западе до сих пор не могут разгадать парадокс Ильхама Алиева — как же так, на протяжении десятилетия политику, против которого ополчился так называемый «новый империализм», удается безраздельно и довольно успешно править хоть и маленькой страной, но в довольно сложном геополитическом треугольнике, к тому же обремененной этнополитическим конфликтом?

Почему нет социального взрыва? Как он уводит государство от политической опасности? Как этому политику удается сохранять преимущество в ситуации, которую условно можно назвать конфронтационной стабильностью? Как ему удается сохранять политическое равновесие и твердо стоять на ногах, когда вот этот самый пресловутый «новый империализм» пытается выбить почву из-под его ног?

Ильхам Алиев сам отвечает на эти вопросы. Он экспансивен, не в меру агрессивен, непреклонен, бескомпромиссен, беспощаден… Он искренен, ибо искренен в своей любви, и столь же искренен в своем презрении!

Лишь такой президент может позволить себе и своей стране порой играть с сильными мира сего почти на грани фола. И знаете, почему? Ильхам Алиев наступает и выступает от имени народа и во имя народа. Он не позволяет играть чувствами своего народа. Народ — единственная и последняя точка опоры этого президента.

Я всегда поражался, особенно в последние годы — как же ему удается так тонко чувствовать ситуацию в своей стране? Поразительно, как ему удается чувствовать свой народ, угадывать его умонастроения. Помните, как у Мандельштама — править, не чувствуя под собой страны. Отсутствие этой острой интуиции у правителя открывает путь поражениям. Как только правитель перестает чувствовать свой народ и свою страну, власть теряет взаимосвязь с обществом, отчуждается от него, обособляясь в отдельном политическом пространстве.

У многих сложился ложный стереотип, что азербайджанская власть обособилась и больше не чувствует общество и страну. Дескать, президент оторван от страны, взят в кольцо и уже не знает об истинном положении дел в своем государстве. Злые языки убеждали и в том, что Ильхам Алиев не воспринимает негативных оценок, не желает допускать саму мысль о политических проблемах и негативных последствиях внутренней политики правительства. Многие искренне полагали, что президент, окруженный льстецами и мертвыми душами, не ведает об источниках опасности, о предкризисной ситуации в некоторых областях. Как же президент обманул надежды недругов и сорвал покровы, обнажил заблуждения даже слепо верующих в его избранность адептов!

Своим последним отчаянным выступлением, отчаянной попыткой напомнить своей свите об искомой истине — служении народу президент развенчал миф о своем неприкасаемом окружении, наделенном всей полнотой власти в стране. У президента нет свиты, у президента нет друзей. У президента не бывает друзей. Ибо власть таких правителей, как Ильхам Алиев — неподвластных, непокорных, мятежных политисполинов, зиждется на доверии и политическом подобострастии собственного народа. Что их власть без понимания и осознания народом их абсолютного права на управление государством?

Ильхам Алиев, как и его величайший отец, в самые критические периоды, когда стихия истории поднимала большие и опасные волны, которые имеют силу смывать государства и власти, обращался к этому же народу. Это не власть на острие штыков. Отнюдь! Президент своим протестным выступлением сам обратил штыки против своей собственной власти. Именем народа и во имя народа…

Многие задаются вопросом — ведь после своего протестного выступления Ильхам Алиев смог бы избавить себя, государство и народ от политического балласта в лице критикуемых министров. Но согласитесь, президент указал на системные проблемы и в который раз призвал к реформированию, исправлению системных ошибок. Скажем, сможет ли отставка того или иного министра искоренить системный кризис в той или иной сфере? Отставка самого непопулярного министра Мисира Марданова, заклейменного печатью социального недуга, и приход на министерское кресло, казалось бы, молодого и многообещающего Микаила Джаббарова убедили в одном — смена декораций вовсе не обещает мгновенных реформ и сиюминутного спасения от напастей. Прошло три года со дня назначения молодого министра, а воз и ныне там. Что даст отставка министров, которых накануне критиковал президент?

Смена декораций — это не панацея от бед и не спасение от социальных недугов. Президент призывает к ускорению реформ, исправлению ошибок. И путь к реформам лежит через самоочищение, некий политический катарсис. И разве не к этому призывает президент не только все правительство, но и страну, убеждая свое правительство не преследовать предпринимательский класс — гарант возрождения ненефтяного Азербайджана, и убеждая этот же зарождающийся класс с осознанием своей глубокой ответственности возвращать долг своему государству — исправно платить налоги. Ильхам Алиев призвал все общество к активным реформам. Он угрожает своим министрам «гражданским самосознанием» — помните, как президент призвал ущемленных в правах напрямую обращаться к нему, а незаконопослушным гражданам — справедливым возмездием и наказанием.

Призвав свое правительство и общество к самоочищению как к естественной потребности, Ильхам Алиев выступил и с чрезвычайно важным напутствием — идеологическим призывом ко всему Азербайджану. Отметая евроцентризм как современное кризисное явление западного либерализма, исключая евроинтеграцию как путеводную звезду глобализации, угрожающей потерей Карабаха, исключая атавизмы — славянофильство, пантуранизм, панисламизм, панарабизм и прочие «измы», вступающие в противоречие с историческими реалиями, Ильхам Алиев призывает к консолидации вокруг идеи азербайджанства. Что это такое — национальная идея, политическая идеологема или некий социально-политический феномен? Алиев вкладывает в эту политическую концепцию и свои чувства — гордость, непреклонность, самодостаточность… Все лучшее, что возвышает человека, возвышает и нацию. Как бы это высокопарно ни звучало, но Алиев без пафоса призывает к гордому и возвышенному Азербайджану! Страна и народ, как и человек, не должны склонять головы перед чужеземной силой, готовой их поработить!

И Алиев продолжает рассуждать об идее становления сильной и яркой нации, способной вернуть Карабах, призывая к искоренению системных ошибок путем реформирования страны. Сможет ли один президент без нас изменить страну? Он и так один сделал больше, чем все общество. И без социально ответственного гражданина (не подданного!) президенту не воплотить свою мечту в жизнь.

Ведь во имя становления этого социально ответственного гражданина Ильхам Алиев подверг обструкции собственное окружение, указав на самые проблемные сферы в стране.

Нас убеждают в том, что личная власть Ильхама Алиева зиждется на штыках силовиков. Но президент первым делом бросил перчатку своим силовикам, подвергнув их жесткой обструкции. Министерство налогов, правоохранительные органы, местная исполнительная власть — все стали объектами жесткой критики президента. Во имя чего? Прав и свобод гражданина!

Ильхам Алиев обернул свой гнев против ближайших соратников — Джахангира Аскерова, Эльмара Мамедъярова, Абульфаза Гараева…

Почему так взвинчены цены на авиабилеты? Почему жители нашей страны должны терпеть лишения из-за неоправданно высоких цен на авиабилеты, на отели? Почему в страну завозят некачественные лекарства по непомерно дорогим ценам? Президент восстает против социальной несправедливости. Ильхам Алиев — это самая большая власть и самая большая оппозиция в этой стране. Еще один политический парадокс. Но кто лучше него стоит на страже интересов гражданина? Какой президент подверг бы свое окружение столь уничижительной критике, требуя социального благоденствия? Это смелость правителя — открыто признавать и призывать к искоренению системных проблем, порожденных его же властью!

А знаете, почему? Потому что Ильхам Алиев не боится собственного народа. Он как справедливый правитель — выразитель гнева этого же народа. И обличительная речь президента — не мантра, а руководство к действию для правительства, ответственного перед народом.

Ильхам Алиев произнес вслух многое из того, о чем люди не решались говорить открыто. Но все проблемы, окутавшие наше общество, о которых громко заговорил президент, были своего рода препятствием на пути к реформации государства. И уберечь страну от больших потрясений и революционных катаклизмов способен правитель, осознающий проблемы государства и подводящий судьбу своего народа к исходной точке, называемой реформацией. Но не будем забывать о главной искомой истине, с чего и начиналось наше повествование, — судьба страны не только в руках президента, но и в руках самого общества. Власть не обособилась от нас большим занавесом. Власть не боится критики и признания собственных ошибок и неудач. В этом и состоит парадокс и сила азербайджанской власти…