В августе Россия нарастила военное давление на Украину, сконцентрировав около пятидесяти тысяч солдат вдоль украинской границы, в то время как контролируемые Москвой боевики активизировали обстрелы украинских правительственных позиций на Донбассе и угрожают Киеву «большой войной».

Нынешняя эскалация свидетельствует о недовольстве России отказом Украины идти на односторонние уступки, такие как создание демилитаризированной зоны в районе с. Широкино около Мариуполя без надежных гарантий, что поддерживаемые Москвой сепаратисты не захватят эти территории после вывода украинских сил.

Участники Минской контактной группы обсуждали этот вопрос на своем заседании 3-4 августа, но не смогли договориться, так же, как и относительно отвода тяжелого вооружения калибром менее 100 мм. В обоих случаях главным препятствием стало отсутствие действенных гарантий, что сепаратисты выполнят свою часть соглашений.

Эскалация на Донбассе и маневры российских войск около украинской границы призваны произвести впечатление не только на Киев, но и на Париж с Берлином. Именно под давлением Франции и Германии, а также Соединенных Штатов, в июле 2015 г. украинский парламент дополнил проект конституционных изменений со ссылкой на особенности местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей (имеются в виду территории, фактически оккупированные Россией). Многие украинские депутаты считают такое положение уступкой Москве и потенциальной угрозой для суверенитета и территориальной целостности Украины.

Украинской парламент планирует голосовать за внесение изменений в Конституцию 31 августа и в начале сентября; и Россия по-прежнему надеется, что Франция и Германия помогут ей протолкнуть положения, которые дали бы Москве возможность влиять на Украину через контролируемые Кремлем сепаратистские территории Донбасса.

17 августа министр иностранных дел России Сергей Лавров выразил надежду, что Москва вместе с Берлином, Парижем и Вашингтоном сумеет «помочь наладить прямой диалог» между Киевом и сепаратистами. Украина отказывается от прямых переговоров с боевиками, так как они не были законно избраны и, следовательно, не являются законными представителями населения Донбасса.

Местные выборы на Украине, назначенные на 25 октября 2015 г., также является источником раздражения для Москвы. Вопреки вторым Минским договоренностям, пророссийские сепаратисты отказались проводить выборы в соответствии с законодательством Украины, и назначили свои собственные «выборы» на 18 октября и 1 ноября. Кремль хочет склонить Киев и Запад к признанию легко предсказуемых результатов этих сепаратистских «выборов», чтобы таким образом легализировать контролируемые Москвой режимы.

Возможно также, что целью постоянных обстрелов является провоцирование Украины на ответную атаку против российско-сепаратистских сил. В таком случае Москва сможет использовать эту атаку как предлог для новой масштабной эскалации с привлечением регулярных российских войск.

Пока что Запад реагирует на новый цикл насилия только заявлениями о своей озабоченности, которые Москва предсказуемо игнорирует. Даже уничтожение автомобилей ОБСЕ в Донецке 9 августа не вызвало по-настоящему резкой реакции со стороны Вашингтона или Брюсселя.

Западу пора бы понять, что готовность Москвы выполнять свои обязательства не может быть «куплена» за счет уступок со стороны Украины. Путин хочет получить всю Украину, и если он получит ее, тогда придет черед и стран Балтии.

Только решительные меры могут остановить российскую агрессию:

Прежде всего, Запад должен ясно дать понять, что любые дальнейшие эскалации, даже незначительные, дорого обойдутся Кремлю. Пакеты жестких санкций должны лежать на столе, готовые к вступлению в силу в случае возобновления атак или обстрелов. Москва подумала бы дважды, прежде чем начинать эскалацию, если бы знала, что ее действия приведут к отключению России от системы SWIFT, и что возможная атака на Мариуполь может иметь последствием эмбарго на российскую нефть.

Во-вторых, Запад мог бы удержать Россию от беспрерывных поставок военной техники сепаратистам, введя компенсаторные поставки оборонительных вооружений для Украины. Готовность Кремля поставлять новые танки и БТРы сепаратистам уменьшилась бы, знай он, что Киев получит взамен соответствующее количество «Джавелинов», способных нейтрализовать полученную боевиками технику. Западные контрбатарейные радары могли бы стать хорошим ответом на поставки российских систем артиллерийского огня. И так далее — до тех пор, пока Москва не поймет, что дальнейшее наращивание поставок вооружения лишено смысла.

В-третьих, Евросоюзу следует многократно увеличить финансовую помощь Украине. Одной из главных целей российской военной эскалации является экономическое истощение Украины и превращение ее в несостоявшееся государство (failed state). Даже одной пятой части той помощи, которую ЕС предоставил Греции, хватило бы Украине, чтобы преодолеть нынешний кризис и лишить Кремля надежды увидеть крах украинской экономики.

Запад должен, наконец, в корне изменить свое отношение к вопросу предоставления помощи Украине и начать использовать наиболее эффективные меры, а не наименее затратные. Франции и Германии не следует забывать, кто заблокировал путь Украины в общую систему безопасности НАТО, а Евросоюзу — помнить, чьи нефтедоллары позволили Путину воссоздать военную машину, которая теперь убивает тысячи украинцев.

Максим Хилько, координатор East European Security Research Initiative, старший научный сотрудник Киевского национального университета имени Тараса Шевченко, а также Института внешней политики (Киев).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.