7 сентября в Москве состоялась встреча главы Армении Сержа Саргсяна и президента Российского государства Владимира Путина. Следует отметить, однако, что речи обоих президентов говорили больше о различии между их ожиданиями и приоритетами, чем общности интересов. Путин поставил акцент на том, что по сравнению с 2013 годом снизился товарооборот между странами, в ответ на что Саргсян намекнул, что причины стоит искать в ЕАЭС: «Нам еще предстоит много работать для того, чтобы наполнить содержанием это интеграционное объединение, ощутимыми для наших народов делами». Более того, Саргсян намекнул, что причина в политике российского руководства, что Армению не удовлетворяют результаты ЕАЭС, что так и не было обеспечено свободное движение товаров, услуг и капитала в рамках ЕАЭС.

Из речи Владимира Путина создается впечатление , что в отношениях с Арменией его интересуют только торгово-экономические отношения. Путин не сказал ни слова о развитиях в регионе, особенно о Карабахском конфликте, даже после того как Саргсян коснулся напряженности на армяно-азербайджанской границе, нарушения противником режима прекращения огня, применения артиллерии и намерения поднять этот вопрос на саммите ОДКБ в Душанбе. Это, конечно, не значит, что вопрос не обсуждался тет-а-тет. Скорее, наоборот. И это публичное молчание Путина показывает желание Кремля снизить актуальность вопроса. Но почему?

Одной из целей визита Саргсяна в Москву, по сути, было достичь спада напряженности на линии соприкосновения. Пожалуй, не случайно, что  рабочий визит Саргсяна в Москву был согласован в период, когда противник каждый день обстреливал армянские приграничные села, и что именно после объявления о визите Саргсяна напряженность несколько спала.

Одно, однако, очевидно — поведение Москвы, которая прикидывается, что ничего не видит и не слышит, уже нервирует Ереван до такой степени, что он уже не в силах скрывать свое разочарование. Сперва в рамках стратегических командно-штабных учений «Молния — 2015» был разыгран следующий  сценарий: каковы будут действия Армении в дипломатической сфере, если страны-члены ОДКБ вдруг откажутся выполнять взятые перед Арменией обязательства. И притом сценарий был разыгран в присутствии приглашенных экспертов ОДКБ и, пожалуй, для них. А после, на встрече с Путиным Саргсян ясно сказал, что намерен обсудить действия Азербайджана на саммите ОДКБ в Душанбе.

Трудно сказать, что будет на саммите: потребует ли Ереван от коллег по ОДКБ принять предупредительное заявление или вообще заговорит о нецелесообразности присутствия Армении в организации в случае, если ОДКБ не выразит конкретную позицию. Все прояснится в Душанбе. Однако то, что Саргсян рассказал Путину о своем намерении, говорит о цели Еревана в первую очередь узнать позицию Москвы, поскольку от других членов ОДКБ каких-либо ожиданий не может быть изначально. И именно в Душанбе станет ясно, что означало загадочное молчание Путина.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.