C 8 сентября после вручения верительной грамоты президенту Раймондсу Вейонису послом США в Латвии является Нэнси Петтит. Она многократно назначалась на должности в нашем регионе, в частности, в посольстве США в Москве в 80-е, 90-е годы, а также в первом десятилетии нового века, с 2008 по 2010 годы работала в посольстве США в Киеве. Свое первое интервью в Латвии Нэнси Петтит решила дать журналу Ir.

— На сайте посольства  США есть видео вашего выступления  по-латышски, на своем первом приеме  вы произнесли речь тоже по-латышски. США прилагают большие усилия, чтобы служащие здесь дипломаты  учили латышский язык. Расскажите, как у вас шли дела с этим.

— Я начала учить латышский  язык примерно через три или  четыре месяца после того, как  была номинирована на эту должность, — занималась по часу-два в  день. Мой муж, посол США в Молдавии, свое ознакомительное видео записал  на румынском языке, и во мне это пробудило небольшой дух соревнования. Решила — отличная идея! Только выучить латышский язык намного сложнее, мне действительно пришлось приложить много сил.

— Недавно в  журнале Foreign Policy была статья о том, что США возобновляют планы на случай возможного военного конфликта с Россией, особое внимание уделяя Балтии. Насколько, по-вашему, серьезна в настоящее время российская угроза для государств Балтии?

— Во-первых, наша решимость  выполнять обязательства по 5-му  параграфу НАТО непоколебима. Президент Обама (в прошлом году) в Таллине сказал, что защита Таллина, Риги и Вильнюса для США так же важна, как защита Лондона, Берлина и Парижа. Мы свои обязательства по 5-му параграфу НАТО воспринимаем очень, очень серьезно. Тесно сотрудничаем с Латвией, чтобы в очередной раз подтвердить свое участие и удерживать тех, кто создает потенциальную угрозу. Двусторонняя программа включает в себя операцию Atlantic Resоlve, и у нас в Адажи есть контингент в масштабах роты. Я побывала там уже дважды и даже летала на вертолете Blackhawk, отчего была в восторге. Мы продолжим сохранять присутствие солдат, размещая подразделения в порядке ротации так долго, пока это будет необходимо.

Силы США находятся также на аэродроме в Лиелварде, где на прошлой неделе я осмотрела два беспилотных летательных аппарата Predator. Есть Инициатива по обеспечению безопасности в Европе (European Reassurance Initiative), которая позволяет нам сотрудничать с тем, чтобы пополнить силы на базах в Адажи и Лиелварде, и предлагает миллионы долларов для усовершенствования этих баз. Есть также Комплекс по безопасности Европы (European Security Set), в рамках которого обеспечивается временное размещение танков, транспортных средств и другого оснащения для проведения усиленных учений. У нас многостороннее сотрудничество под зонтиком НАТО. Это многочисленные учения, которые проходят в странах Балтии на протяжении всего года.

Когда я была в Адажи, там находились не только американские солдаты — были также датчане, канадцы, британцы, немцы. Они прибыли для подготовки к международным учениям. Эти учения имеют огромную сдерживающую силу, и одновременно укрепляют способности Латвии в сотрудничестве с другими силами НАТО, как мы этого хотим. Необходимо также упомянуть патрулирование воздушного пространства Балтии. Действия предпринимаются почти беспрерывно и на суше, и на море, и в небе. Вооруженные силы США всегда в Латвии.

— Эти действия  — ответ на события в Крыму  и на востоке Украины. Как по-вашему — в данное время угроза для  Латвии растет или уменьшается?

— Россия много страдает  от своей агрессии на Украине. Народное хозяйство России страдает, и наши санкции будут продолжаться  до выполнения Минского соглашения. Санкции, которые мы ввели в  связи с Крымом, будут продолжаться, пока Россия на покинет Крым. В долгосрочной перспективе России придется разбираться с последствиями своих действий на Украине — по-моему, это удерживает Россию от действий в других местах.

— Политики стран  Балтии и Польши призывали  создать постоянные базы НАТО. Почему вы не хотите сделать следующий шаг и разместить постоянные базы в Балтийском регионе?

— Я не думаю, что терминология  — разница между »постоянным»  и »непрерывным присутствием  в порядке ротации» — имеет большое  значение. Все равно, как это называется, — это военные силы из США и многих других стран НАТО. Это для нас высокий приоритет, США вкладывают сюда вооруженные силы, финансовые ресурсы. Мы очень, очень серьезно воспринимаем свои обязательства по 5-му параграфу НАТО.

— В упомянутой  статье из Foreign Policy сказано, что Пентагон рассматривает сценарии конфликтов как в контексте НАТО, так и вне рамок. Означает ли это, что есть сомнения в способности НАТО реагировать достаточно быстро?

— Я слышала опасения  по поводу того, сможет ли НАТО  действовать быстро, но это было причиной для дискуссий на саммите НАТО в Уэллсе в прошлом году, в результате которых НАТО создало оперативную группу очень высокой степени подготовленности. С приближением Варшавского саммита летом будущего года эти дискуссии продолжатся, и увидим, как далеко мы продвинулись. Мы стремимся к выполнению всех решений саммита в Уэллсе, и в этой связи нужно упомянуть обязательства членов НАТО выделять на оборону 2% ВВП. США очень удовлетворены тем, что Латвия не только обязалась это делать, но и выполнит это даже раньше — до 2018 года, а не до 2020 года, как призывали на саммите.

— С начала сентября  в восточной Украине — прекращение  огня. Вы упомянули, что Россия  должна соблюдать Минское соглашение. Насколько она близка к этой  цели?

— Мы очень рады, что прекращение огня сохраняется. Однако этого недостаточно. У нас есть опасения по поводу нелегитимных выборов, которые состоятся в Донецке и Луганске. Хочу подчеркнуть, что они нелегитимные и вне рамок Минского соглашения. США убеждены, что Минское соглашение нужно выполнять.

— Насколько реально  ожидать, что Россия и выполнит  Минское соглашение, и удалится  из Крыма?

— Экономика России продолжает  страдать, поэтому у нее будет  больше причин удалиться из  Крыма и выполнять Минское  соглашение. Санкции, безусловно, действуют. США и ЕС должны быть непреклонными.

— Россия сейчас  начала вмешиваться в военном  смысле в Сирии, чтобы поддержать  президента Асада, и это не  обещает скорого окончания гражданской  войны. Как США отреагируют?

— У нас вызывает опасения  растущее военное присутствие России в Сирии. С одной стороны, хорошая новость в том, что Россия против Исламского государства. Плохая новость — Россия продолжает поддерживать президента Асада и думает, что он может быть частью решения проблемы. Мы так не считаем. В Сирии нужно создать коалиционное правительство, в состав которого не будет включен Асад. Так мы подошли к вопросу беженцев. В Сирии до гражданской войны было около 22 миллионов жителей. Примерно половина их теперь вынуждены покинуть свои дома. Семь миллионов находятся в Сирии, четыре миллиона — за границей, в основном в соседних странах. Одна из причин массового прибытия беженцев в Европу — нехватка финансовой поддержки сирийцам в соседних странах, что позволило бы им там остаться. UNHCR (агентство ООН по беженцам) получило менее половины необходимых денег для обеспечения беженцам в соседних странах основных нужд — продовольствия, одежды, жилья, медицинской помощи. США — самый большой донор гуманитарной помощи для сирийских беженцев. Многие ошибочно считают, что беженцы станут огромным бременем для экономик принимающих их стран, но на самом деле это не так. Беженцы хотят работать, они вносят вклад в общество, платят налоги. Они зачастую представители среднего класса, многие очень хорошо образованы.

— По-вашему, необходимо большее международное соучастие по оказанию помощи сирийским беженцам в соседних странах, где они находятся?

— Госсекретарь Керри в  воскресенье в Берлине встретился  с беженцами и спросил: вы жили  в лагерях за пределами Сирии  несколько лет, почему решили отправиться в трудный путь в Европу? Они все ответили: было чувство полной безнадежности. Многие беженцы сказали, что не хотят смотреть, как члены семей умирают с голоду у них на глазах.

— Один из вопросов, который вы упомянули на слушаниях в комитете Сената до вашего утверждения, — это реституция собственности еврейской общины Латвии. Комиссия Сейма продвигает законопроект по этому вопросу на пленарное заседание. Как вы оцениваете этот законопроект?

— Мне кажется, что это  первый важный шаг. И Латвия, и США подписали Терезинскую декларацию, которая призывает вернуть собственность еврейских общин самым подходящим образом. Знаю, что это сложно, но я верю правительству Латвии, и думаю, что оно решит этот вопрос.