В дискуссии о новой концепции обороны Латвии высшее военное командование отличается необычной откровенностью, а политики — целесообразными идеями. В частности, о том, что в законы нужно включить такие нормы, которые не допустят, чтобы в час «Х» судьба государства оставалась в руках трусливой гражданской власти, и которые позволят действовать армии.

Необходимость изменения отношения к вопросам безопасности государства обусловлена как действиями России, так и приближением принятия госбюджета на будущий год. Оборонная стратегия должна реагировать на новые угрозы, и это невозможно без соответствующего финансового подкрепления. Армии нужно больше солдат, больше оружия, а народу — больше смелости.

Согласно закону, каждый созыв Сейма в завершении своих полномочий оставляет в наследство новую концепции обороны. В некоторых государствах это называют стратегией, в сверхдержавах — военной доктриной. Нынешняя концепция обороны Латвии принята в 2012 году. Министр обороны Раймондс Бергманис в беседе с Neatkarīgā отметил, что этот документ был подготовлен с поистине умным взглядом в будущее, хотя тогда для Латвии не было и намеков на нынешние угрозы.  Однако сейчас ситуация в сфере безопасности очень изменилась. Потоки мигрантов, Исламское государство, агрессивная политика России — в мире стало очень неспокойно.

Что делает Россия

Военно-политический контекст того, каким должен быть умный ответ Латвии на растущие угрозы, обозначил Институт внешней политики Латвии в исследовании Угиса Романовскиса и Мартиньша Ведриньша.

В Вооруженных силах России продолжаются серьезные реформы. Средства вкладываются с таким расчетом, чтобы государство могло одновременно участвовать в двух региональных войнах. К месту одной из возможных мы находимся очень близко. Россия, согласно своей военной доктрине, считает угрозой экспансию НАТО и США в сферу российских интересов, и страны Балтии расположены именно на ее границе. По этой причине Россия в настоящее время особо укрепляет свой Западный военный округ. Пехотная бригада, модернизированная авиабаза, сеть противовоздушной обороны, баллистические системы — все это размещено в приграничье Латвии. У России в сравнении с НАТО здесь тактические преимущества.

Упомянутое исследование, в частности, дает ответы на вопросы о том, что делать Латвии. Во-первых, нужно максимально развить способности военной разведки, чтобы выиграть время. Командование подразделениями необходимо максимально децентрализовать, чтобы обеспечить принятие более оперативных решений. Децентрализовать надо также военные резервы — начиная с оружия и амуниции и заканчивая запасами бензина и продовольствия. Сухопутные силы следует усилить — вместо нынешней неполной бригады нужно две. Подразделения должны быть небольшими и мобильными. Для борьбы армия Латвии должна суметь мобилизоваться в течение 12-24 часов. И, разумеется, необходимо развивать возможности по приему союзников.

Исходные позиции — с нуля

Командующий Национальными вооруженными силами генерал-лейтенант Раймондс Граубе сказал, что рекомендации исследователей будут учтены в планах развития. Но надо понимать, что многие военные способности Латвии сейчас формируются с нуля, и командующий сделал небольшой экскурс в историю. После вступления Латвии в НАТО (в 2004 году) вся оборона страны опиралась на 5-й параграф договора альянса о том, что союзники будут нас защищать. При этом игнорировался 3-й параграф, который вменяет в обязанность странам-членам НАТО защищать самим себя. Мы участвовали в миссиях за границей, но развитие вооруженных сил в стране было полностью приостановлено. Экономический кризис в государстве особо усилил кризис в армии. Только после того, как Россия в 2008 году вторглась в Грузию, отношение к обороне стало медленно меняться. В 2010 году была начата разработка минимальных возможностей самообороны, достичь которые планируется в 2020 году. «Я подчеркиваю — минимальных», — сказал командующий Граубе. Сейчас в армии начат процесс механизации — закупаются боевые машины, и впервые наши солдаты окажутся под броней. Для борьбы против «зеленых человечков» развивается Отряд специального назначения. Начато совершенствование противовоздушной обороны и разведывательных возможностей. Планируется увеличить численность солдат профессиональной службы. Возможно, придется пересмотреть слишком жесткие критерии приема на военную службу. Как признал в ходе дискуссии министр обороны Раймондс Бергманис: «Наши требования — надо быть чуть ли ни космонавтом, чтобы попасть в НВС». Однако не надо быть космонавтом, чтобы поступить в Молодежное ополчение или в Ополчение, и эти добровольные движения государство тоже панирует укреплять.

Сила Латвии зависит от того, сколько будет граждан, которые хотят защищать эту землю. На данный момент, как показывают опросы общественного мнения, более 40% жителей Латвии в случае опасности войны постараются покинуть страну.

Чтобы гражданская власть не мешала

Разумеется, физически обороноспособность государства обеспечивают военные, но без политиков обойтись невозможно, и речь не только о выделении бюджетных средств. В том случае, если в Сейме будет утвержден оборонный бюджет на будущий год, то действительно будет достигнут его самый значительный до сих пор рост — 113 миллионов евро. Важно, что деньги будут направлены на оборону, а не спрятаны где-то для реализации будничных гражданских целей. Но в кризисной ситуации именно политики должны принимать решение о сопротивлении. События 1939 года свидетельствуют о том, что смелости может не хватить. Армия тогда была готова сопротивляться, политики — нет. Об этом в дискуссии напомнил депутат Сейма Ринголдс Балодис: «Мы должны думать, как добиться, чтобы гражданская власть в момент кризиса могла адекватно и энергично действовать, и чтобы гражданская власть в ситуации угрозы для государства не мешала действовать армии». Это можно обеспечить при помощи соответствующих изменений в Конституции.

Разработанную Министерством обороны Латвии новую оборонную концепцию государства Сейм должен принять до 1 октября будущего года, а испытание в смысле денег ожидается уже в этом году.