Ранее в этом месяце власти Туркмениипозволили Гельды Кяризову, являющемуся знаковой фигурой в сфере культуры страны, покинуть страну. Это событие является примечательным для государства, называемого правозащитниками одним из самых репрессивных на планете. Однако маловероятно, что данный шаг сигнализирует о значительном пересмотре туркменским правительством своей авторитарной политики.

14 сентября Кяризову позволили вылететь в Москву, где он воссоединился со своей женой Юлией Серебрянник. Затем 20 сентября разрешили выехать и 14-летней дочери Кяризова Софии, а также его свояченице Елене, так что в российской столице собралась вся семья, говорится в заявлении кампании «Докажите, что они живы», инициированной группой международных правозащитных организаций и направленной на привлечение внимания к судьбе политзаключенных в Туркмении.

Кяризов удостоился международного признания в конце 1980-х годов благодаря своей работе по восстановлению и популяризации ахалтекинской породы лошадей и содействию в превращении этих великолепных животных в национальный символ независимого Туркмении. Ахалтекинские скакуны, считающиеся одной из древнейших пород лошадей, отличаются выносливостью и способностью процветать в очень тяжелых условиях. Правивший страной в 1991-2006 гг. диктатор Сапармурат Ниязов сначала осыпал Кяризова милостями, даже назначив его министром по лошадям в туркменском правительстве. Но как это часто происходило с высокопоставленными чиновниками, затем Кяризов впал в немилость и в 2002 году Ниязов бросил его за решетку.

Кяризов провел в учреждениях пенитенциарной системы Туркмении свыше пяти лет, включая шесть месяцев в пользующейся печальной славой тюрьме Овадан-Депе, где подвергался пыткам, не получал медицинской помощи и очень исхудал. После внезапной смерти Ниязова в 2006 году новый лидер страны Гурбангулы Бердымухамедов амнистировал Кяризова, но запретил ему выезд из страны.

Стоит отметить, что Бердымухамедов является поклонником ахалтекинских скакунов. Он даже называет себя «Народным конезаводчиком» и известен привычкой дарить жеребцов иностранным высокопоставленным лицам. В День лошади в 2013 году с ним произошел неловкий инцидент, когда он упал с лошади во время скачек. Просмотр видеозаписи этого инцидента является в Туркмении преследуемым по закону преступлением.

То факт, что Кяризову позволили уехать именно сейчас, скорее всего, является неслучайным. Это произошло за несколько дней до ежегодного заседания ОБСЕ по реализации мер по вопросам человеческого измерения (HDIM). На проходящем в Варшаве заседании гражданские активисты из Европы, Евразии, США и Канады обсуждают вопросы защиты прав человека в отдельных государствах или целых регионах.

На мероприятии в этом году правозащитные группы намеревались особенно выделить дело Кяризова, наряду с прочими чинимыми туркменским правительством нарушениями. Кроме того, Бердымухамедов намерен вылететь в Нью-Йорк для принятия участия 24-27 сентября в юбилейном 70-м съезде Генассамблеи ООН. В этой связи решение Ашхабада позволить Кяризову покинуть страну представляется взвешенным шагом с целью ослабить давление на туркменских официальных лиц в Варшаве и Нью-Йорке.

Придя к власти почти десять лет назад, Бердымухамедов еже более укрепил построенный его предшественником авторитарный режим. В своем последнем рейтинге международная правозащитная организация «Фридом Хаус» внесла Туркмению в список «худших из худших» нарушителей прав человека наряду с Северной Кореей, Сомали, Суданом и Сирией.

В прошлом ряд факторов обусловил снижение интенсивности критики туркменского правительства западными странами, включая то, что страна обладает огромными запасами природного газа и граничит с Афганистаном. При построении отношений с Ашгабатом Евросоюз и США принимали во внимание туркменские углеводороды и оказываемую Туркменией помощь в борьбе с исламскими боевиками в Афганистане. Но важность этих факторов в последнее время снизилась. Обвал цен на энергоносители, спад торгового оборота с Россией и невыгодная зависимость от Китая как единственного покупателя газа поставили Туркмении в тяжелое положение.

Поэтому Бердымухамедов, судя по всему, решил сделать жест в сфере прав человека, чтобы получить желаемое — контракт на постройку газопровода. В Нью-Йорке он, несомненно, будет продвигать план строительства магистрального газопровода Туркмения-Афганистан-Пакистан-Индия (ТАПИ). Данный проект стоит на месте на протяжении уже очень долгого времени, но есть причины полагать, что туркменский лидер попытается сдвинуть его с мертвой точки, чтобы улучшить экономическое положение в Туркмении. Падение цен на энергоносители нанесло туркменской казне значительный ущерб. Одним из наиболее заметных признаков этого является объявленное властями в этом месяце сокращение социальных программ.

Пока не вполне ясно, является ли решение Бердымухамедова выпустить Кяризова признаком смены стратегического курса правительства. Учитывая удручающий послужной список страны в сфере прав человека, это представляется маловероятным. Важно помнить, что данный жест доброй воли не является признаком воцарения в стране верховенства закона, а лишь отражает деспотизм и произвол Бердымухамедова.

На съезде Генассамблеи ООН, а также во время двусторонних встреч на полях данного мероприятия, переговоры с Туркменией должны концентрироваться на борьбе с коррупцией, обеспечении личных свобод и укреплении демократических институтов. Без глубоких, структурных реформ освобождение одного человека — это лишь лицемерная ширма.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.