— Господин Тер-Тадевосян, чем, по-вашему, обусловлена эскалация на границе?
 
— Эскалация нужна Азербайджану. Это единственный способ удержать в неведении собственный народ и заставить нас беспокоиться в связи с тем, что Азербайджан готовится к полномасштабной войне. На деле все не так: единственное, что они могут — создавать на границе напряженность. И эта напряженность будет нарастать. Если месяц назад мы говорили только о минометах, то сейчас Азербайджан использует ракетные установки турецкого производства. Азербайджан исполняет волю Турции, он не может в одиночку совершать подобные действия — без согласования с военным руководством Турции.
 
Последнее обострение на границе вызвало широкий международный резонанс, и в Совете Европы, и на встрече Налбандян — Нуланд. Эта реакция отводит внимание азербайджанской общественности от того, что происходит внутри страны. А ситуация там сложная, и президентской администрации приходится серьезно работать, чтобы идеологически обрабатывать население и направлять его. Тратятся крупные средства, работают СМИ. Азербайджанское общество пытаются убедить, что они хотят вернуть Карабах. На деле они не могут этого сделать, все это делается, чтобы обмануть собственный народ и вызвать у нас озабоченность. Азербайджан наращивает эскалацию особенно в преддверии важных встреч, чтобы показать свое превосходство.
 
Финансы Азербайджана обеспечивают нефтепроводы и газопроводы. Но только 20% труб принадлежит Азербайджану, остальное — зарубежным компаниям. Но если начнется война, 2-3 ракеты могут попасть в трубу, и Азербайджан проиграет войну. У Армении нет труб и других объектов, за которые можно бояться. Разве что АЭС, но если кому-то вздумается нанести ей вред, то серьезно пострадает и Турция. Вот почему Турция заинтересована в том, чтобы АЭС закрыли.
 
— К чему может привести эта ситуация?
 
— Власти Азербайджана пытаются показать своему народу, что тратят нефтедоллары на оружие и подготовку к войне. Они ежеминутно распространяют армяноненавистническую пропаганду, заявляя, что Ереван — это тоже азербайджанская земля. Сначала мир прислушивался к этой больной пропаганде, потом стал понимать, чем занят Азербайджан. Сейчас в Азербайджане происходит осознание прав национальными меньшинствами, а их около 10, и поднимающие их проблемы журналисты и правозащитники оказываются за решеткой. В азербайджанских застенках сейчас их более 200. С другой стороны, в этой стране в массовом порядке нарушаются права человека, подавляется свобода прессы, и европейские структуры оказывают на Азербайджан серьезное давление. До сих пор многие международные структуры были проазербайджанскими, и Баку потратил колоссальные средства, чтобы европейские депутаты признали события в Ходжалу геноцидом. Но постепенно в ЕС стали понимать, что это за страна — Азербайджан, начали осуждать царящую в стране ситуацию. То есть, как во внутреннем, так и внешнем плане ситуация для Азербайджана нестабильная. Сейчас эту нестабильность им удается компенсировать нефтью, но пока она у него есть, Азербайджан будет подчиняться сверхдержавам, в том числе США, которые поддерживают нас. С другой стороны, есть Россия, и Азербайджан не может просто так начать военные действия.
 
— Есть мнение, что формат Минской группы ОБСЕ исчерпал себя, вы согласны?
 
— У Минской группы свои задачи — найти решение нынешних противоречий между Арменией и Азербайджаном. Нас часто не удовлетворяют заявления сопредседателей Минской группы, в которых ставится знак равенства. Они не хотят вставать на чью-то сторону. Азербайджан хочет изменить формат Минской группы и включить в новый формат Турцию, но это невозможно. Мир в нашем регионе зависит от Минской группы ОБСЕ. У Азербайджана есть и другой враг, о котором мало говорится — Иран, санкции против которого отменяют. Это порождает благоприятные условия для Армении.