Литва постоянно сталкивается с различными проявлениями информационного воздействия Кремля, пытаясь активно этому противостоять. Общий нарратив в стране все же прозападный и антикремлевский. При этом в Литве ситуация совсем иная, чем в Латвии и Эстонии. Интервью белорусского издания «Хартыя’97» с главным редактором литовского новостного портала Delfi Моникой Гарбачяускайте-Будрене.


— В Литве много говорят об информационной войне, в чем это выражается и с чем ей приходится сталкиваться?

— Я думаю, что у Литвы в этом плане меньше проблем, чем в Латвии и Эстонии хотя бы уже потому, что популяция русскоязычных у нас меньше. Но все же есть проблема, поскольку немалая часть русскоязычных, а также других жителей Литвы получают информацию посредством российских телеканалов. Исследование, проведенное некоторое время назад, четко показало, что как человек, читатель получает информацию, так он ее и оценивает. В исследовании была четкая корреляция — люди, которые смотрят российские телеканалы, полагают, что в конфликте, войне между Россией и Украиной виновата Украина. А те, кто получает информацию от литовских каналов, думают иначе. Я полагаю, что сейчас большой вопрос заключается в том, как привлечь тех граждан Литвы, которые получают информацию из тех каналов, как им представить альтернативную информацию, заинтересовать этой информацией. Другой момент информационной войны — социальные сети. Создание различных групп и продвижение различных нарративов. Delfi, например, напрямую сталкивается с этим в комментариях читателей к статьям. Мы заметили эту проблему и зафиксировали ее гораздо раньше, чем произошла война между Россией и Украиной. И проблема троллей сохраняется, они становятся все более рафинированными. Еще один момент заключается в том, что прокремлевские силы учреждают здесь свои новостные порталы. К счастью, в Литве, по разным причинам, эти вещи не имеют большого резонанса и не прижились.

— Получается ли в Литве в помощью всего этого формировать мнение против литовской линии? Получается ли у этих каналов, троллей оказывать влияние на мнение граждан?

— Я думаю, что нет. Большого эффекта им достигнуть не удается, однако отдельные попытки есть и это работает через все то, о чем я упомянула, но плюс к этому есть еще и мягкая сила — различные мероприятия. К примеру, «Севастопольский вальс» в Клайпеде и т.д. Такие попытки происходят постоянно. Но думаю, большого эффекта они не имеют, поскольку на этом поле предпринимаются определенные действия наших государственных учреждений. Не перегибается ли палка при охоте на кремлевских шпионов и российских антигосударственных элементов? К примеру, проводить обыски в русскоязычных школах в ходе занятий было более чем глупо. На самом деле в таком случае действует не российская пропаганда, а такие вещи. И это большой негативный эффект. Также я очень негативно расцениваю популизм некоторых политиков, которые утверждают, что нужно запретить организацию Дня России (в Вильнюсе ежегодно проходит День России, организуемый на российские деньги). Я думаю, наоборот, такие вещи ни в коем случае нельзя запрещать, а наоборот поощрять, разрешать и самим принимать в этом участие, показывая, что русскоязычные граждане Литвы — это часть Литвы.

— Т.е. государству нужно очень внимательно следить за своими действиями?

— Да, я думаю, что государственным учреждениям действительно стоило бы в данном случае применять очень деликатный подход, нужно стремиться больше интегрировать, вовлекать русскоязычное население. И видно, что такие действия предпринимаются. Больше внимания уделяется и русскоязычным СМИ, которые объективны, а не тем, которые, вероятно, получают финансирование от Кремля. И этому уделяется много внимания. Конечно, какие-то неловкие действия правоохранительных органов снижают доверие к эти структурам и самому государству, вызывает возмущение. Но также важна и экономическая интеграция. Очевидно, что, к примеру, выбираются социально уязвимые семьи, которые не могут послать своих детей учиться, им предлагают учебу в университетах Москвы и Санкт-Петербурга и таким образом их привлекают. Тут также нужно думать об этом и экономически укреплять. Это основной момент.

— С чем сталкивается Delfi в ходе этой информационной войны?

— Есть несколько важных для нас моментов. Пропагандистская война в ходе войны России и Украины не имеет прецедентов, было очень трудно отобрать информацию и источники. И это, думаю, для нас большой вызов как для журналистов. Мы также очень осторожно реагируем на мероприятия, на которые приглашают наших журналистов, поскольку журналистам может быть небезопасно ехать в Россию или оказаться каким-то образом связанным с проклемлевскими силами. Но главный вопрос связан с безопасностью, страх в этом, поскольку желание ехать, наблюдать как живут люди, как говорят ученые у нас велико и возможности для этого у нас есть. Другой момент — это тролли в комментариях. Мы постоянно их чистим и те, кто нас критикует за то, что мы могли бы сделать комментарии зарегистрированными, скажу сразу, что это не выход. Для троллей регистрация — не помеха, а для простых граждан это будет преградой, поскольку они не смогут выражать свое мнение. С этим мы работаем и следим за комментариями, где стремятся подорвать доверие к нашему государству, руководству, особенно, которые придерживаются резкой антикремлевской линии. Конечно, на нас оказывается давление в публичном пространстве, в российских СМИ часто переделываются комментарии, высказывания политиков и преподносятся совершенно в другом свете. Также нужно вспомнить о кибератаках, которых на Delfi было совершено несколько. И угроза кибератак остается все время. Также в наш адрес поступают угрозы, присылают порошки в редакцию...

— Мы видим, что в ходе событий на Украине Россия увеличила свое информационное воздействие. Литва за свою позицию страдает в определенном смысле экономически. И часть бизнесменов это чувствует. Насколько все это позволяет людям высказывать мнение о том, что вы все же должны дружить с Россией? Насколько сильны такие настроения?

— Я думаю, что такие настроения слабы. Хотя бы потому, что в публичном пространстве позиция пролитовская, прозападная и антикремлевская. Все это устоялось в ходе сложившейся ситуации. И подобные мнения некоторых отдельных бизнесменов не воспринимаются. Я думаю, что если такие мнения и есть, то они высказываются довольно тихо и в определенных кругах. Я полагаю, что наши бизнесмены не глупы, и как бы они не хотели этих доходов, я надеюсь, они прекрасно понимают, что не пожертвовав определенной частью суверенитета ты их не сможешь получить. Россия тебе просто так ничего не даст и все связано: экономика, культура — это тоже политика. Я думаю, что для них это хороший шанс искать новые рынки и переориентироваться. Но конечно, бизнес все время будет интересоваться российским рынком, он огромный, доходы велики, но и риск есть.