Существует большая вероятность того, что вооружающийся опережающими темпами Азербайджан никогда не согласится с мирным урегулированием Арцахской проблемы (Арцах — самоназвание Нагорного Карабаха), даже если армянские стороны готовы будут сдать освобожденные территории, в том числе Карвачар и большую часть бывшего Лачинского района. Максимализм администрации Ильхама Алиева и торпедирование реального компромисса подпитывается раздутой на нефтедолларах переоценкой собственных сил. Хотя, в действительности, эта неадекватность является реальной угрозой безопасности граждан Армении и Арцахи.
 
Постоянные угрозы Алиева-младшего в адрес Армении, провозглашение армян всего мира врагами Азербайджана, провозглашение Еревана, Зангезура и озера Севан исторической территорией Азербайджана должны стать предметом серьезнейшей озабоченности для всех граждан Армении и Арцаха. Отныне ранняя нейтрализация угрозы администрации Алиева, направленной не только против безопасности Армении, но и ставящая под вопрос само ее существование, должна стать приоритетом внешней и военной политик Республики Армения.
 
За это время, пока пришедшая к власти путем фальсификации выборов группировка продолжает плохое и неэффективное управление, когда масштабы коррупции в стране остаются по-прежнему огромными, сотни тысячи граждан Армении эмигрируют из страны, администрация Алиева питает необоснованные надежды на то, что в конце концов, сумеет обеспечить такое военное преимущество по отношению к буквально «истекающим кровью» Армении и Арцаху, что в удобный для него момент возобновит войну и достигнет желаемой цели.
 
За последние 10, особенно за последние 4-5 лет стратегические валютные резервы Азербайджана, которые состоят из нефтяного фонда Азербайджана, казначейских средств Министерства финансов и Центрального банка, по различным оценкам увеличились в 30 раз, достигнув 50 миллиардов долларов.
 
Но Запад имеет значительные и весомые финансовые рычаги воздействия на Азербайджан. Одним из них является то, что валютные резервы Азербайджана хранятся в основном в западных банках. В случае начала войны не исключено, что, в силу каких-то обстоятельств, они могут быть заморожены и не предоставлены Алиеву. Еще одним рычагом Запада является возможность резкого сокращения объемов добычи нефти западными нефтедобывающими компаниями, которые работают в Азербайджане.
 
Накопленные Азербайджаном средства сами по себе уже достаточны для того, чтобы ежегодно тратить около 2 миллиардов долларов на вооружение в течение ближайших 20 лет. Это тот показатель, которого Армения не сможет достичь за тот же период, даже если в результате чудесной трансформации — смены власти, общенациональной консолидации и мобилизации сил всего народа Армении, показатель роста ВВП в год вырастет до 10-15%, а внешние инвестиции по сравнению с нынешними увеличатся в десять раз.
 
По некоторым подсчетам, если цены на нефть сохранятся хотя бы на уровне 58 долларов за баррель, а цена за газ — 104 доллара за 1000 куб. м., то через десять лет — в 2025-ом году, стратегические валютные резервы Азербайджана возрастут еще на 10-20 млрд. долларов — дойдя до 70 млрд. долларов.
 
Военные расходы Азербайджана в 1999-2014 гг. (в миллионах долларах): 1999 — 121, 2000 — 130,  2001 — 140, 2002 — 150, 2003 — 163, 2004 — 175, 2005 — 300, 2006 — 750, 2007 — 1000, 2008 — 1300, 2009 — 1446, 2010 — 1585, 2011- 2500, 2012 — 3000, 2013 — 3700, 2014 — 4700.
 
Нашей задачей в рамках этого исследования является не только рассмотрение тактики и стратегии военных действий с армянской стороны в случае нападения Азербайджана, но и политические возможности и последствия таких сценариев, по которым любой повод, который будет предоставлен азербайджанской стороной, армянская сторона использует в первую очередь в направлении нанесения превентивного военного удара и сокрушения основных наступательных и стратегических вооружений и инфраструктуры противника, а затем — в условиях угрозы вторжения на территорию Азербайджана или ее реализации — будет осуществлено принуждение к миру в виде окончательного трехстороннего мирного соглашения, в котором будет зафиксировано признание независимости Арцаха в своих конституционных границах. ​
 
Как устойчивость существующего режима перемирия, так и его коллапс и возобновление военных действий, опираются не только на военную, но и на политическую составляющую. Действительно ли политическая составляющая сейчас благоприятна, и если да, то насколько долговременна она для Армении и Нагорного Карабаха?
 
В условиях углубления политической конфронтации между Азербайджаном и Западом нельзя исключать, что будет «зажжен зеленый свет» со стороны Запада, особенно США, перед заключительной операцией по принуждению Азербайджана к миру армянскими вооруженными силами.
 
Вероятность получения поддержки со стороны Запада, возможно, возрастет в том случае, если армянские стороны выразят готовность вступить в войну с некоторыми, согласованными с ним, целями и условиями, в том числе в вопросе нетаргетирования проходящих из Азербайджана в Европу энергетических комуникаций.
 
Для Армении будет выгоднее достижение договоренности с Западом о ненанесении ударов по энергетическим коммуникациям — в обмен на политическую поддержку с его стороны. Обстоятельство осведомленности Кремля о существовании подобного соглашения само по себе может также иметь превентивное значение для Москвы, демотивируя ее в вопросе подталкивания Азербайджана к возобновлению войны.
 
Дело в том, что одной из основных причин подобного подстрекательства со стороны Кремля может быть предположение, что в случае агрессии со стороны Азербайджана армянские вооруженные силы в первую очередь выведут из строя именно трубопроводы — энергетические коммуникации, а это может стимулировать рост мировых цен на нефть, и хотя бы некоторое время послужить спасательным кругом для экономики России.
 
Любое вторжение третьей стороны в одностороннем порядке под любым предлогом, будь то спасение энерго-транспортных коммуникаций в случае НАТО или в рамках обязанностей ОДКБ по поддержке Армении (если, например, Азербайджан нанесет удар конкретно по территории Республики Армения), в случае сил ОДКБ или России, может привести к вторжению других сил в регион.
 
Это относится не только к организациям (НАТО или ОДКБ), но и странам, причем как к России или США, так и к Турции и Ирану. Первая может втянуться в войну под предлогом своего “векового мандата” защиты Нахичевани, а вторая — под предлогом обеспечения безопасности автомагистрали Иран-Армения, имеющей для нее стратегическое значение, или для предотвращения возможной гуманитарной катастрофы в случае обострения ситуации в талышских регионах. Но, в любом случае, возможности введения войск западных стран и, тем более, Ирана в регион и, особенно, в саму зону конфликта, по сравнению с Россией, достаточно ограничены.
 
В случае реализации сценария принуждения Азербайджана к миру, эта страна может превратиться в зону секторального присутствия внерегиональных сил, а ее дальнейшая судьба решится в результате переговоров между этими силами, обеспечившими свое присутствие в регионе, на примере послевоенной Германии.
 
Разрешение Карабахского конфликта на условиях, благоприятных для Армении, и на основе теневых соглашений с Западом может привести к значительному укреплению суверенитета Армении, вплоть до освобождения от подписанного в 2014-м году с российским газовым монополистом договора с перспективой превращения в транзитную страну для иранского и туркменского газа.
 
Иначе, если в результате принятого соглашения о снятии санкций против Ирана, будут подписаны соглашения между Ираном и Западом (согласно которому иранский газ должен поступать в Европу и один из возможных его путей — это проведение его через территорию Армении), то, так как в случае Армении Запад и Иран подобный договор вынуждены будут подписывать не с руководством Армении, а с Кремлем, то и огромная доля прибыли проекта века перепадет не Армении и ее населению, а Газпрому, а конкретнее, российским чиновникам и олигархам.
 
По самым грубым расчетам, Армения, будь она самостоятельным партнером/игроком, в случае прохождения газа из Мегри до Бавры через ее территорию на протяженности 600 км в объеме 50 миллиардов куб. м. могла бы иметь чистую прибыль за транзит в 1 млрд. долларов (из расчета по 3,4 доллара за каждые 1000 км транзита).
 
Вопрос направления энергоносителей Ирана — нефти и газа, в Европу — в числе имеющих ключевое значение, которые в итоге и подтолкнули Запад прийти к соглашению с Ираном.
 
Если Армения и Арцах вынуждены будут предпринять самостоятельные превентивные военные действия с целью принуждения Азербайджан к миру, то должны принять во внимание также интересы и возможную реакцию России и Ирана, не прерывать каналы общения и сотрудничества с этими странами. С этой целью чрезвычайно важен точный анализ внешне региональных интересов с точки зрения окончательного позиционирования в вопросе решения карабахского конфликта военным путем.
 
Со стороны Армении Азербайджану, как реваншистскому государству, в качестве гарантии отказа со стороны последнего от последующих претензий может быть выдвинут вопрос предоставления национальным меньшинствам — талышам, лезгинам, татам и аварцам-цахурам — статуса полноценной автономии. То есть, по сути, федерализация Азербайджана, формирование общего государства под международным контролем с полноправным участием в его управлении проживающих в нем народов, децентрализация власти, и с привлечением миротворцев в автономных регионах.