Сейчас, когда появилась надежда на сохранение хрупкого перемирия между украинскими войсками и поддерживаемыми Россией повстанцами, одна из самых неотложных проблем президента Порошенко — не враги из Москвы, а националистические партии в его собственном правительстве.

В предстоящие месяцы украинскому парламенту предстоит голосование по закону о передаче Киевом полномочий на восток, что является ключевой составляющей минского соглашения о прекращении огня, подписанного в феврале Германией, Францией, Украиной и Россией. По условиям этого соглашения, Киев должен предоставить больше автономии восточной Украине, где многие жители стремятся к сближению с Москвой, а от России требуется вывести свою военную технику и добровольцев.

Проблема состоит в том, что у Порошенко в настоящее время недостаточно голосов, чтобы внести изменения в украинскую конституцию. Против этого выступают националистические группировки, такие как Радикальная партия, Правый сектор, а сейчас и те партии, которые далеки от радикальной обочины, так как все они опасаются, что этот закон подорвет суверенитет страны и ее независимость.

Такое безвыходное положение грозит срывом минского мирного соглашения и возобновлением боевых действий между воюющими сторонами. И это безвыходное положение исчезнет не скоро. В своем интервью новый посол Украины в США сказал, что единственный выход из тупика — это отказ России от военного участия в конфликте. Многие сомневаются, что Путин пойдет на это.

«Если мы увидим реальный прогресс в выводе войск и оружия, то темпы конституционной реформы намного ускорятся, — заявил посол Валерий Чалый, давая пространное интервью Foreign Policy в украинском посольстве в Вашингтоне. — Украина идет все дальше и дальше по пути трудных политических компромиссов, однако серьезного прогресса в деле вывода оружия нет».

Настойчивые требования Киева о том, что Москва должна первой сделать шаг, встревожили некоторых экспертов, считающих, что Украина воспользуется российской непреклонностью как оправданием для приостановки остро необходимых реформ.

Эксперт по Украине из Центра Вудро Вильсона (Woodrow Wilson Center) Мэтью Рожански (Matthew Rojansky) заявил, что у Порошенко в парламенте немало сдерживающих факторов. Тем не менее, отметил он, «в украинской политике розыгрыш российской карты всегда был не рецептом активных действий, а суррогатом таковых».

Другие специалисты говорят, что Украина имеет полное право на замедление реформ, поскольку вдоль ее границы сосредоточились российские войска, а у повстанцев имеется тяжелая артиллерия. «Пока Москва не начнет всерьез выполнять минские условия, от Украины нельзя требовать конституционных реформ», — сказал бывший американский посол на Украине и директор Атлантического совета Джон Хербст (John Herbst).

Чалый, назначенный на должность посла в июле, является доверенным лицом Порошенко, и ранее работал его советником по внешней политике. Будучи сообразительным и умным собеседником, он отличается по стилю работы от своего предшественника Александра Моцыка, который является более сдержанным дипломатом старой школы, и был назначен свергнутым президентом Виктором Януковичем.

Признавая, что Порошенко сталкивается у себя дома с трудными политическими вызовами, Чалый отметил, что предложенный его начальником законопроект о децентрализации становится все более непопулярным на Украине. «В прошлом году большинство украинцев поддерживали политические компромиссы Минска, — сказал он. — Но в этом году данный процесс поддерживает все меньше граждан, так как они видят, что Россия может ставить Украине палки в колеса и оказывать на нее давление».

Идея о децентрализации была выдвинута после протестов на Майдане в 2014 году как мера по поддержанию зарождавшихся демократических реформ. Но когда начались боевые действия на востоке Украины, а шаткость второго минского соглашения стала очевидна, импульс силы ослаб, и децентрализация погрязла в политических дебатах о статусе удерживаемых повстанцами территорий. В свою очередь, это еще больше привязало программу украинских реформ к ситуации на Донбассе, из-за чего Порошенко пришлось балансировать между разочаровавшимся электоратом и западными странами, желающими увидеть прогресс на востоке Украины.

«Особый статус оккупированных территорий был навязан Украине в Минске и выглядит как вознаграждение Путину. Многие украинцы видят в этом действия Запада по умиротворению Путина», — сказал профессор политологии Киево-Могилянской академии Алексей Гарань.

Закон о децентрализации, принятый в первом чтении парламентом Украины в конце августа, лишь подчеркнул, насколько труден путь к полной реализации минских соглашений. Во время шумного заседания в парламенте Порошенко подвергся критике как со стороны оппозиции, так и со стороны его собственной проевропейской коалиции, которая обвинила президента в уступках России. После голосования снаружи начались протесты, в ходе которых из-за действий ультранационалистической партии «Свобода» погибли четыре бойца национальной гвардии.

Чтобы быть ратифицированным в качестве поправки к конституции, законопроект о децентрализации должен пройти второе, окончательное чтение, и за него должны проголосовать как минимум 300 депутатов из 450. В первом чтении за него проголосовали 265 человек. Пока непонятно, сможет ли Порошенко набрать дополнительные голоса, и как он будет это делать.

«Это невозможно, — сказал бывший американский посол на Украине Стивен Пайфер (Steven Pifer), работающий старшим научным сотрудником в Институте Брукингса. — Это потребует большой работы и беготни от Порошенко, и это будет очень жесткая политическая борьба».

Вопрос о децентрализации в Донбассе осложняется тем, что ни та, ни другая сторона не сделала в полной мере первый шаг по реализации минских соглашений. С точки зрения Москвы, Украина не сдержала свои обещания по вопросу автономии. По мнению Киева, Россия ставит это соглашение под угрозу, отказываясь сокращать свое военное присутствие на востоке.

«Одна из ключевых проблем Минска II заключается в том, что в нем не указана очередность некоторых шагов», — сказал Пайфер.

В рамках этого соглашения Киев требует вывода с территории Украины российских войск, военной техники и боевиков-добровольцев, отвода с восточного фронта артиллерии, свободного доступа для наблюдателей из ОБСЕ и восстановления украинского контроля над юго-восточным участком границы с Россией.

Между тем, Москва все полтора года кризиса выступает за «федерализацию» Украины, которая даст удерживаемым повстанцами Донецкой и Луганской областям больше независимости от Киева, включая полномочия по проведению самостоятельной внешней и торговой политики. Украина яростно сопротивляется этим предложениям и настаивает не на федерализации, а на децентрализации, которая даст регионам дополнительные полномочия по принятию решений местного характера и больше средств из казны центрального правительства.

Киев настаивает на том, что децентрализация соответствует его обязательствам по минским соглашениям, однако здесь остается масса нестыковок, не позволяющих идти дальше.

Еще один неясный вопрос это выборы на подконтрольных повстанцам территориях. Украинское правительство утверждает, что проводить выборы нельзя, пока от линии фронта не будет отведена боевая техника и не будет восстановлен его контроль над российско-украинской границей. Киев говорит, что признает выборы лишь в том случае, если они пройдут в соответствии с украинским законодательством, и если наблюдатели ОБСЕ признают их соответствующими международным стандартам. По словам Чалого, не имея контроля над границей, Киеву будет сложно обеспечить справедливые и честные выборы без вмешательства России.

В ответ на возражения Киева лидеры повстанцев объявили о планах проведения собственных выборов 18 октября и в начале ноября. Это заявление вызвало волну осуждений со стороны украинского правительства и может сорвать хрупкое перемирие между Киевом и повстанцами, которое пока держится. Решение о проведении выборов временно отменили после того, как в Париже прошла встреча Порошенко, Путина, французского президента Франсуа Олланда и канцлера Германии Ангелы Меркель.

«У нас впервые за полтора года устойчивое прекращение огня, и оно дает возможность для реального прогресса», — сказал Чалый.

Как Киев воспользуется относительным спокойствием, пока неясно.

«Все было бы намного проще, если бы русские шли большими шагами, но больше всего неопределенность усиливает дробление политической коалиции, которая до сих пор поддерживала Порошенко, — сказал вице-президент Фонда Карнеги за международный мир по исследовательской работе Эндрю Вайс (Andrew Weiss), — Это самый сложный внутриполитический вызов для Порошенко за все время его президентства».