Почетный доктор Латвийской академии наук Имантс Фрейбергс о проблеме беженцев может говорить, опираясь на собственный опыт. Он, как и его супруга Вайра Вике-Фрейберга, на собственной шкуре испытал, что значит быть беженцем войны. В своей родной Елгаве Фрейбергс успел закончить 3 класса. Летом 1944 года пришлось покинуть город, потому что не хотелось оставаться под бомбежкой, а потом — и Латвию, чтобы семья не оказалась под повторной советской оккупацией и не попала в когти ЧК. В Германии Фрейберги пешком прошли 700 километров на запад, чтобы не остаться в русской зоне оккупации, а потом узнали все «прелести» лагерей для беженцев: после войны социальная помощь была совсем не такой, которую Европа предлагает беженцам сейчас.

— Есть ли у  Латвии, многие жители которой, в  том числе и ваша семья, в  конце Второй мировой войны стали беженцами, моральный долг принять сирийских беженцев?

— Да, думаю, что это было  бы правильно. К тому же, у нас  не хватает рабочей силы. Но  нужно смотреть, чтобы не проникли  какие-то бандитские элементы.

— Если мы примем  беженцев, можем ли быть спокойны, что справимся с ними?

— В целом — да. Сколько их будет? Несколько сотен, ну, тысяча. Это не является невыполнимой миссией — разместить их по нашим регионам. Вообще, я думаю, что те беженцы, которых сюда пришлют, будут рассматривать нас как транзитную страну и попытаются как можно скорее перебраться в Финляндию и Швецию.

— Канада, где вы  жили в эмиграции, в отличие  от Латвии, — страна иммигрантов. Интегрируются ли беженцы в  латвийское общество?

— Почему бы нет? Те русскоязычные, которые этого хотят, уже интегрировались.

— Можно ли сравнить  ситуацию с беженцами, которые  сейчас прибывают в Европу, с  вашей?

— Сейчас другие  геополитические условия, чем после  Второй мировой войны. Почему  вдруг миллионы стали прорываться  сюда? В Сирии война длится  уже пять лет. Возможно, виноваты подстрекатели, которые рассказывают, что в Германии и Швеции молоко и мед, там ничего не нужно будет делать, беженцев разместят и будут платит пособия.

— Германия и сама приглашает  беженцев.

— Ни Германия, ни другие страны толком не  знают, что делать. Есть те, кто хорошо зарабатывает за счет беженцев. Бесплатно ведь беженцев не перевозят. Похоже, это часть гибридной войны, Россия подстрекает, чтобы мутить воду в Европе и натравливать одно государство на другое. Чтобы Европейский союз по возможности развалился, и тогда с каждой страной в отдельности будет легче договориться. Пока ЕС един, России этого добиться сложнее.

— Америка сейчас сильна?

— В экономическом  смысле, конечно, она номер один.

— Чего можем ожидать  от следующего президента Америки?

— Прежде всего, нужно увидеть, кто окажется в этом кресле. Думаю, что многие американцы не знают, за кого голосовать.

— Свобода Латвии зависит  от поддержки США?

— В большой  степени и в случае угрозы  — да.

— Значит, если Америка  повернется к нам спиной…

— Это было  бы прискорбно. Единственная хорошая весть, что сейчас и Обама, и руководители НАТО твердо обещали соблюдать 5-й параграф договора НАТО. Не только обещали — у нас уже присутствует контингент американских солдат с тяжелой техникой, значит, нападение на них будет означать нападение на Америку. И хорошо также, что безопасность Латвии дополняют американские инвестиции, к примеру, банк Citadele переняли американские инвесторы.

— Может быть, следует  наше правительство заменить  американскими чиновниками?

(Смеется). Не думайте, что американские чиновники ангелы. Там такая же бюрократия, она даже больше, чем нам кажется. Чиновники почти везде одинаковы.