Белорусский руководитель не удержался-таки от заочной перепалки с недавно получившей Нобелевскую премию по литературе Светланой Алексиевич. Мол, не успела ту премию получить, а уже удосужилась «ушат грязи вылить на свою страну».

При этом было прочитано маленькое моралите в том духе, что «Родину, свою землю, как и своих родителей, свою мать, не выбирают. Она такая, какая есть. И если ты плохо говоришь о Родине, стыдишься ее, значит, ты прежде всего плохой сын» (читай: плохая дочь).

Подмена понятий развязывает руки


Можно предположить, что высокому начальнику положили на стол распечатки недавних высказываний Алексиевич в Берлине и Кракове. На встрече с журналистами 10 октября в германской столице писательница, в частности, предостерегла Европу от иллюзий, что можно переиграть Александра Лукашенко, и высказала мнение, что он не столько против размещения российской авиабазы в Белоруссии, сколько торгуется с Владимиром Путиным.

Встречаясь же с читателями в краковском Ягеллонском университете 23 октября, Алексиевич, в числе прочего, заявила, что «в Белоруссии Лукашенко остановил время. Его умение — продавать свою биографию то Европе, то России и получать за это газ и нефть». А также — что «Лукашенко полностью в руках Путина».

В общем, фраз, задевающих амбиции белорусского авторитарного лидера, прозвучало с лихвой. Но это были именно камешки в огород режима и его вождя, а не «ушаты грязи на страну». Что и подчеркнула Алексиевич, отвечая на выпад: «…Я никогда не критиковала белорусский народ. Я критиковала Лукашенко».

Здесь можно сыронизировать, что президент синеокой республики вообразил себя этаким Людовиком XIV, королем-солнцем, изрекшим: «Государство — это я».

Но на самом деле это банальный стиль всех диктатур: трактовать оппонентов системы как предателей Родины, врагов народа. Подмена понятий развязывает руки. Ведь тогда ты уже не просто топчешь неугодных, потому что они покушаются на твое всевластие, а вроде как защищаешь от поругания святое.

Орден Дробышу, приезжавшему в Борщевку

«Наезд» на Алексиевич произошел к тому же в весьма пикантном антураже — когда глава государства почтил 24 октября своим присутствием творческий вечер российского композитора и продюсера с белорусскими корнями Виктора Дробыша на «Минск-Арене».

Мало того, Лукашенко (как сам признался — с подачи родного Минкульта) вручил сочинителю незатейливых мелодий орден Франциска Скорины за «вклад в развитие и укрепление белорусско-российских культурных связей».

Официозные СМИ при этом не смогли сообщить о белорусскости Дробыша ничего, кроме того, что его «связывают теплые детские воспоминания с деревней Борщевка Лоевского района Гомельской области».

Тем не менее, именно малоизвестного интеллигентной публике Дробыша, который, мол, «гордо несет это знамя белоруса во всем мире», президент де-факто и противопоставил «несознательной» Алексиевич. Иначе говоря, автора хитов типа «Хочешь да, да, да» возвысил над нобелевской лауреаткой, которая заставила весь мир гуглить слово Belarus.

Эстетические вкусы белорусского начальства — это отдельная песня. Не один год важные вертикальщики лично курировали отправку артистов на «Евровидение», надеясь там скосить лавры для страны, которую вредные западники упорно именовали последней диктатурой Европы. Явно гипертрофировано и внимание высшего руководства Белоруссии к фестивалю «Славянский базар в Витебске», на котором в фаворе (в том числе, говорят, и по части гонораров) российские эстрадные кумиры вчерашнего дня.

К слову, орден, носящий имя белорусского просветителя Скорины, вконец девальвировали, вручая таким фигурам из российской эстрадной тусовки, как Филипп Киркоров и Надежда Бабкина.

Литераторы: опальные и прикормленные

Впрочем, в свое время Лукашенко пообещал покровительство государства тому белорусскому литератору, которому окажется по силам произведение мирового класса: «Я говорил, положите мне хоть одну, к примеру, «Войну и мир», и я вам обеспечу гигантскую поддержку».

Оказалось, произведения мирового класса, в итоге оцененные заморским Нобелевским комитетом, много лет создавала под носом у белорусского начальства Алексиевич, которую за «сомнительные» взгляды здешние госиздательства упорно не печатали.

Но именно она, опальная, выступившая после разгона Площади 2010 года с открытым письмом Лукашенко в защиту арестованных, смогла то, чего не смогли и никогда не смогут прикормленные режимом благонадежные литераторы.

В общем, власть, поставившая в культурной сфере на ренессанс соцреализма, оконфузилась по полной. Впрочем, неловкость можно было замять. Отдать команду срочно печатать и чествовать на Родине в одночасье прославившую ее на весь мир писательницу.

В конце концов, даже из соображений политического цинизма властям было бы выгодно примазаться к славе Алексиевич, чтобы поприличнее выглядеть перед Европой, с которой теперь так хотят навести мосты.

Но личная обида, как видим, перевесила. Белорусское руководство снова показало, сколь туго у него с культурой и благородством.

Настоящий творец всегда неудобен

Заметьте: Алексиевич никогда не причисляла себя к белорусской политической оппозиции, просто говорила, что думает. Но сейчас власти неумной конфронтацией сами политизируют ситуацию вокруг нобелевской лауреатки. Что, кроме всего прочего, и недальновидно. Человеку с мировой славой рот особо не заткнешь.

Ну, можно отменить решение включить произведения Алексиевич в школьную программу (боюсь, чиновники, держащие нос по ветру, так и сделают даже без указки с самого верха). Можно окончательно вытеснить неугодную лауреатку в эмиграцию. Но таким образом лишь будет добавлена еще одна позорная страница в историю травли писателей-нонконформистов.

Так в свое время травили блестящего мастера жесткой военной прозы Василя Быкова, и тот был вынужден долго жить за границей. Чужими для нынешнего режима были до самой своей смерти и наши великие поэты Геннадий Буравкин, Рыгор Бородулин.

Проблема в том, что настоящий творец почти всегда неудобен тем, кто правит железной дланью. Потому что творчество подразумевает свободу, и о несвободе честный художник будет высказываться с естественным отвращением.

А поскольку режимы, подобные нынешнему белорусскому, держатся на несвободе и предрассудках, то для обработки обывательских умов следует подменить понятия. Вот ведь какая эта Алексиевич — льет грязь на Родину!

Родину и мать, действительно, не выбирают. А вот власть в стране, где де-факто воцарилось самодержавие, не грех было бы реально избирать.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.