Состояние, когда все вокруг — враги

 — Еще несколько лет назад страны Запада называли Александра Лукашенко «главным европейским диктатором». Сейчас же ситуация изменилась. Приостановление санкций против Лукашенко и Белоруссии, другое отношение к этой стране. Лукашенко вырывается из международной изоляции и кажется не таким страшным по сравнению с президентом соседнего государства — России. В чем дело? Почему Запад изменил отношение к Лукашенко и его режиму? Может, причина в том, что на арене появился новый игрок по имени Владимир Путин? Что вы об этом думаете?

— Путин — не новый игрок. Он уже, можно сказать, старый и опытный. А трансформация, произошедшая с ним за пятнадцать лет, показывает худшие черты российской политической элиты, которую он представляет. Ясно, что Путин представляет определенную группу, и очень печально, что они пошли на поводу популистских настроений общества. Они фактически вернули Россию в состояние очень близкое и знакомое нам по Советскому Союзу. Это состояние, когда все вокруг — враги. А учитывая то значение, которое Россия отыгрывает на постсоветском пространстве это, конечно же, бьет по все странам бывшего СССР, включая Белоруссию. Да, на сегодняшний день Лукашенко по сравнению с Путиным смотрится блекло. Но не только по сравнению с Путиным. Гейдар Алиев по жесткости режима тоже, наверное, обогнал Лукашенко. Не говоря уже про диктаторов в Узбекистане, Туркменистане, Таджикистане. Лукашенко сейчас встал в ряд с постсоветскими диктаторами, но никакой трансформации с ним не происходит. Он не изменил свои позиции, просто мир вокруг него стал немного хуже.

Балкон Путина в квартире Лукашенко

— То, что Лукашенко сейчас выступает в роли миротворца, пытается помирить Россию с Украиной, с ним общаются западные лидеры... Это все можно в какой-то степени воспринимать так, что Запад предал правозащитное движение в Белоруссии?

— Нет, я так не считаю. Я думаю, что никаких действий, не согласованных с Кремлем, от Лукашенко ждать не стоит. Все, что он делает, с Кремлем согласовывается. Нравится это или не нравится Путину — уже другое дело, но Лукашенко идет по »зеленому свету», данному из Кремля. Ведь Путину тоже нужны, скажем так, какие-то «балконы» для переговоров. А Белоруссия это удобный «балкон» в »квартире» Путина, куда можно выйти и поговорить с лидерами других стран. Решать какие-то вопросы на той территории, где Путину комфортно. Территории, которая находится под контролем. Сегодняшняя Белоруссия и те отношения, которые Лукашенко выстраивал с Россией в течение последних двадцати лет, поставили Белоруссию в состояние почти полной зависимости от Российской Федерации. Например, военная зависимость. Мы знаем о размещении в следующем году очередных российских военных баз на территории Белоруссии. Если их разместят в Бобруйске или Барановичах, то оттуда 15-20 минут лета до украинской границы, это недалеко и от границ стран НАТО. Эскалация возле их границ происходит уже фактически с территории Белоруссии. А Лукашенко ничего не может сделать, не может противопоставить свою «независимую» политику. Поэтому дипломатические переговоры и предоставление места для этих переговоров — никак не показатель нейтральности Лукашенко. Просто Путину удобнее проводить переговоры в Белоруссии, чем делать это в Рейкьявике или Женеве.

Как председатель колхоза...

— Ну а как же заявления Лукашенко, когда он говорит, что нужно защищать Белоруссию, в том числе и от давления России? Когда он реэкспортирует западные товары в Россию? Выступает с заявлениями, в которых критикует рухнувший режим Януковича? Это игра или все же попытка занять независимую позицию?

— В какой-то степени он пробует отстаивать интересы Белоруссии, но это происходит уже тогда, когда со стороны России идет полный наглеж. Российские власти наглым образом требуют, например, какие-то предприятия. Когда идет отжим белорусского имущества, то Лукашенко сопротивляется. Но он воспринимает ситуацию так: «Все, что белорусское, это мое». Так он все понимает. Как председатель колхоза. Он рассматривает все как личную собственность, а не как элементы независимости государства. Это скорее его личная независимость, а не независимость страны. А на самом деле и экономическая, и политическая, и военная политика Лукашенко за последние двадцать лет поставили независимость Белоруссии под очень серьезную угрозу.

— Может ли Белоруссия стать буфером между Россией и Западом?

— Думаю, что нет. В перспективе нет. Этого не произойдет. С Белоруссией будет или один вариант, или второй. «Серых зон» между Россией и Западом, скорее всего, не будет.

Почему Белоруссия — не Украина

— Как вы думаете, почему на Украине получилось, а в Белоруссии общество вроде как и не особо стремится к переменам? У украинцев и белорусов разные характеры, разная ментальность? Или простому народу в Белоруссии живется стабильнее и спокойнее, чем украинцам? Меньше разрыв, грань, между бедными и богатыми. В чем причина?

— Вообще, это целый комплекс сложных вопросов. Да и на Украине еще не все получилось. И украинцам надо очень сильно постараться, и Европейскому Союзу раскрыться по отношению к Украине по-настоящему. А не как сейчас, когда идут какие-то полумеры. Прослеживается и открытая боязнь вступления Украины в Европейский Союз со стороны, в первую очередь, богатых стран ЕС. Это фактически те проблемы, про которые говорил еще Вацлав Гавел перед тем, как Чехия вошла в Европейский союз. Тогда он сказал, что Европа — это не закрытый клуб, что не могут существовать рядом друг с другом две разные Европы. И пострадает как раз более богатая Европа, что мы, кстати, сейчас видим в связи с наплывом беженцев в Европу. Если не уделять достаточно внимания странам-соседям Европейского союза, то очень и очень вероятны настолько апокалиптические события, что они потом сделают многие вопросы в десять раз более актуальными, чем сейчас. Появляются миллионы беженцев, и никто не знает, что с ними делать. А Украина на сегодняшний день это Сирия Восточной Европы, там уже миллионы беженцев.

За последние два года в Белоруссию с Украины приехало 100 тысяч беженцев. И это только в Белоруссию! Европейский союз должен быть более открыт к Украине, если не хочет получить серьезные проблемы. Проблемы и политические, и экономические, и социальные. Что касается белорусов и сравнению Белоруссии и Украины. Все это один регион, и ментальность людей достаточно похожа. Молдавия, Белоруссия, Украина это восточноевропейские страны, которые 25 лет назад возникли как бы ниоткуда. Но на самом деле это очень большой конгломерат людей, которые жили в одном государстве сотни лет. Мы с украинцами жили в одном государстве фактически 600 лет. Да, разные народы, разные культурные ценности, но все они находятся в европейском контексте. Потому что история и культура Украины, как и история и культура Белоруссии — это история и культура Восточной Европы. Они между собой не разделены.

Но в то же время, конечно, последние 25 лет власть в Белоруссии была куда более диктаторской и авторитарной, чем на Украине. У нас не было таких демократических свобод, которые были на Украине. У нас не было никакой демократической прессы, практически уничтожена политическая жизнь. В Белоруссии с 1996 года, то есть уже почти 20 лет, и в парламенте, и в местных советах не было никаких фракций. В Белоруссии была и остается авторитарно-казарменная ситуация. А на Украине всегда были определенные демократические свободы. И за эти годы там выросло поколение людей однозначно ориентированное на европейские ценности. Людей, которые готовы за эти европейские ценности бороться. В Белоруссии же уровень страха среди народа очень высок. В Белоруссии ситуация чем-то напоминает ситуацию в Советском Союзе и в какой-то степени в Чехословакии в семидесятые годы.

Алесь Беляцкий
, вице-президент Международной федерации прав человека. Белорусский диссидент, правозащитник, писатель. Власти Белоруссии несколько лет держали его в тюрьме, и целый ряд правозащитных организаций и движений с 2012 года отмечает Международный день солидарности с гражданским обществом Белоруссии, взяв в качестве даты день ареста Беляцкого. Лауреат международных премий Петры Келли, Пера Ангера, Леха Валенсы, Премии Свободы имени А. Д. Сахарова Норвежского Хельсинского комитета, первый лауреат премии Вацлава Гавела. Также Алесь Беляцкий был выдвинут на Нобелевскую премию мира.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.