Нужна ли польско-литовским отношениям перезагрузка, чего от Вильнюса будет добиваться правительство, сформированное победившей в парламентских выборах в Польше партий «Право и справедливость», какую политику по отношению к Европейскому союзу и НАТО будет проводить Варшава — об этом в эксклюзивном интервью рассказал Эугениуш Смоляр, известный аналитик и политолог из Польши.

— Недавно вы побывали на конференции в Бухаресте, связанной с саммитом лидеров Восточных стран НАТО. По окончания саммита политики заявили, что обеспокоены агрессивной политикой России, высказались в поддержку укрепления присутствия НАТО в регионе. Это заявление выльется в какие-то конкретные действия?

— Такие страны как Германия, Франция, Бельгия хотя и считают, что безопасность нужно укреплять, но желали бы это делать таким образом, чтобы не раздражать Россию. Тем не менее, мы, страны Центральной и Восточной Европы, страны Балтии, прекрасно понимаем, что в Кремле любой наш поступок вызывает раздражение. Споры о том, как должна выглядеть безопасность НАТО, продолжаются. В Бухаресте мы в очередной раз попытались надавить на наших партнеров по НАТО и Европейскому Союзу, чтобы они хоть отчасти поняли нашу точку зрения на агрессивные действия России.

— Доводы оказались убедительными?

— Пока что слишком рано гадать о том, что случится на саммите НАТО в Варшаве в 2016 году. Однако уже сейчас можно сказать, что Германия или Франция желали бы постепенно снять с повестки дня проблему Украины. Для Германии, Франции, Турции, Италии и Греции сегодня гораздо больший вес имеет проблема беженцев, для нас — Украина. Так что налицо определенные трения. Кризис на Украине, учения российской армии у ворот НАТО, полеты бомбардировщиков, способных нести на своем борту ядерное оружие, все это на Западе восприняли как вызов. В данный момент руководство Альянса готовит адекватный ответ на вызов Кремля на саммите в Варшаве. Вне всякого сомнения, будут приняты соответствующие решения. Особо мне хотелось бы отметить, что, вероятно, постоянных баз сил НАТО на нашей территории не будет. Вместо этого мы получим базы, в которых будет храниться тяжелая техника, а на ротационной основе службу будут проходить воинские контингенты из разных стран, в том числе Германии и Франции. Что в принципе уже имеет место.

— Многие эксперты и аналитики критикуют Североатлантический Альянс, обвиняют его в медлительности и бессилии.

— Североатлантический Альянс — это большая организация, которая действует в двух плоскостях — политической и военной. До сих пор Альянс функционировал медленно, но аннексия Россией Крыма все изменила. Когда люди обвиняют НАТО в медлительности, они не отдают себе отчет в том, что в Альянс входит 28 стран, которые должны договариваться и проводить общую политику.

— Не лучшие дни переживает и Европейский союз, который погряз в кризисе с беженцами.

— Во первых, на самом деле ЕС на сегодняшний день переживает несколько кризисов. Прежде всего, это низкий экономический рост, высокий уровень безработицы среди молодежи. Следующий очень серьезный кризис, который нуждается в решении, — это угроза Великобритании выйти из Европейского Союза. Кризис беженцев на самом деле является следствием военных действий в Северной Африке и на Ближнем Востоке. Эти факторы влияют на то, что набирают популярность разные движения правого толка, а это в свою очередь угрожает политической стабильности многих стран ЕС. Брюссель с трудом справляется не только с кризисом беженцев, но и с кризисом на Украине.

— Что дальше ждет Украину?

— То, что дальше будет происходить с Украиной, зависит от агрессивности Кремля. В Европе прекрасно понимают, что в России никто не желает оккупировать Украину. В XXI столетии оккупация территории дорогостоящее и ненужное удовольствие. Москва прилагает усилия, чтобы остановить дрейф Украины в направлении Запада. Заморозка конфликта на Донбассе дорогостоящее решение в минимальной степени соответствует интересам Кремля. Хотя ЕС и НАТО прилагает множество усилий, чтобы помочь Украине, все зависит от самих украинцев. Если они не помогут себе сами, то наша помощь окажется неэффективной. Нас и некоторых наших партнеров очень беспокоит то, что происходит в области реформы украинской экономики и ее демонополизации. Экономика Украины все еще в значительной мере контролируется как властями из Киева, так и местными региональными. Олигархи по прежнему никуда не делись, разнообразные властные структуры поражены коррупцией, процветает взяточничество. Все это влияет на экономический рост. Низкий экономический рост означает то, что у правительства будет меньше средств в бюджете на социальные и военные нужды. Если Украина рассчитывает только на заграничную помощь, в том числе Польши и Литвы, то я не вижу в таком поведении большого будущего.

— Основная слабость Киева, по вашему мнению, это…

— Важным элементом безопасности любой страны, не только Украины, но и наших стран является поддержка общества власти. Совершенно очевидно, что Порошенко и правительство Яценюка поддержку теряет. Демократия, доверие общества властям, хорошие отношения с этническими меньшинствами — все это делает страну устойчивой к воздействиям. Такие страны как Румыния, Болгария или Венгрия, страны, в которых высокий уровень коррупции делает их слабыми, уязвимыми к внешним манипуляциям.

— Как складываются отношения на линии Варшава — Вильнюс?

— Плохо. Но в Польше достаточно много людей, в том числе и я, которые готовы признать, что с нашей стороны было несколько резких и ненужных выпадов. Здесь прежде всего я имею в виду резкие высказывания Радослава Сикорского в его бытность главой министерства иностранных дел Польши. Но мне хотелось бы отметить, что эти высказывания появились вследствие разочарования политикой Вильнюса. Варшаве от Вильнюса нужно лишь то, чтобы тот выполнил обязательства касательно прав меньшинств, на которые согласился во время вступления в Евросоюз и взаимного двустороннего договора с Польшей. Политики партии «Права и справедливости» не забыли и не забудут того, что в Вильнюсе довелось испытать президенту Польши Леху Качиньскому, впоследствии трагически погибшему в авиакатастрофе в России. Напомню, что последний прибыл с визитом в Литву за несколько недель до своей гибели, поскольку власти Литвы намекнули на то, что в парламенте будут приняты поправки к закону по вопросу о написании в документах имен и фамилий нелитовского происхождения. Что мы получили? Сейм Литвы в тот же самый день, во время визита Леха Качиньского в Вильнюс большинством голосов провалил эту инициативу. Лех Качиньский встретил это с большим разочарованием. Поэтому не стоит рассчитывать на то, что Ярослав Качиньский, который свято чтит память Леха, забыл о том, что пришлось пережить его брату в Вильнюсе.

— Польша займет более жесткую позицию?

— Скорее всего. В среде политиков «Права и справедливости» идет очень активная дискуссия о том, что важнее: сотрудничать с Литвой в сфере укрепления нашей безопасности перед лицом угрозы из России или решить, что вопрос польского меньшинства более весомый и особой активности на литовском направлении не проявлять. Не проявлять по крайней мере до тех пор, пока Литва не согласится пойти на хоть какой-то компромисс по вопросу польского меньшинства. Особо мне хотелось бы подчеркнуть, что отношения правительства с меньшинствами имеют исключительную важность для безопасности государства. Польша желает оказывать помощь польскому меньшинству в Литве, но нас беспокоит, что польская партия в Литве, на выборах вступила в союз с теми силами российского меньшинства, которые, как мы предполагаем, получают поддержку из Кремля. Это последствия близорукой политики одного за другим парламентского большинства и правительства Литвы.

— Власти в Литве любят много говорить о гибридной войне.

— Для того, чтобы призрак гибридной войны окончательно перестал беспокоить страны Балтии, нужно чтобы в той же Литве польское меньшинство хорошо себя чувствовало, испытывало чувство преданности к своей стране. Точно также это касается тех отношений, которые у Риги и Таллинна складываются с русскоязычным меньшинством. Мне трудно представить, что мы сможем добиться позитивных эмоций со стороны меньшинств, пока например, с литовской стороны все еще нет желания решить проблему. Проблему, которую, по мнению многих польских политиков, нужно решить в согласии с принятыми ранее Литвой международными обязательствами.

— Предположим, что того компромисса, согласия о котором мы с вами только что говорили не будет, что тогда?

— Поскольку избиратели «Права и справедливости» в основном придерживаются правых взглядов, политики наверняка будут действовать так, чтобы не разочаровать своих избирателей. Эмоции и чувства, связанные с патриотизмом, историей, культурой, семейными преданиями и все, что с ними связано, имеет в глазах «Партии и Справедливости» исключительную ценность. Рискну предположить, что если в Литве будут иметь место какие-либо инциденты, причем, неважно, будут ли этому причиной политические амбиции Вальдемара Томашевского, лидера польского меньшинства, или же что-то вроде судебного преследования граждан за польско-литовские таблички с названиями улиц, а такое преследование — самая настоящая глупость, что в политике хуже ошибки — пресса в Польше будет об этом писать. Политики же будут обязаны действовать, чтобы успокоить своих избирателей. В заключение, мне в очередной раз хотелось бы повторить: нам этого не нужно. Понимаю, что перемены требуют времени, но времени как раз-то хватало. Нам нужно руководствоваться более весомыми приоритетами и углублять сотрудничество в сфере безопасности, в том числе сектора энергетики.

Эугениуш Смоляр (род. в 1945 году) — польский журналист, политический аналитик, президент Центра международных отношений Варшавского независимого института. Изучал экономику в Варшавском университете. Был вынужден прервать учебу в связи с участием в студенческой демонстрации в марте 1968 года, выступал против вторжения войск ОВД в Чехословакию в августе 1968. В 1970 году Смоляр эмигрировал в Швецию, где продолжил учебу на факультете социологии Университета Уппсалы. В 1975 году начал работать журналистом польской секции BBC. В 1988 году стал директором этой секции. В 1997 году Смоляр стал инициатором открытия «Инфорадио» (совместно с BBC). В 2002-2004 годах являлся программным директором Польского Радио. В октябре 2005 года стал президентом Центра международных отношений Варшавского независимого института.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.