Через Химки проходит дорога в главный международный аэропорт Москвы. Все, что большинство людей видят, проезжая мимо - это ряды серых советских многоэтажек и гигантский торговый центр с первым в России мебельным магазином 'ИКЕА'.

Однако местные активисты гражданского общества утверждают, что есть и то, что невозможно увидеть с дороги - страх, царящий в этом мрачном промышленном пригороде.

'Ситуация в Химках не нормальна. Это какая-то военная диктатура, - рассказывает член местной экологической организации 'Движение в защиту химкинского леса'. - Журналистам и общественным деятелям постоянно угрожают. Такое впечатление, что местные власти не могут принять другой способ мышления'.

За последние годы ряд независимых журналистов подверглись здесь жестоким нападениям. Кульминацией этого в марте стала странная смерть верстальщика Сергея Протазанова, готовившего номер оппозиционной газеты 'Гражданское согласие', посвященный махинациям на прошедших в Химках 1 марта выборах мэра, на которых победил кандидат от прокремлевской партии 'Единая Россия'.

Редактор другой местной газеты и ярый критик властей округа Михаил Бекетов в ноябре был жестоко избит неизвестными и до сих пор находится в коме. Адвокат г-на Бекетова Станислав Маркелов был застрелен в январе в центре Москвы вместе с еще одной журналисткой Анастасией Бабуровой, внештатно сотрудничавшей с бескомпромисным московским еженедельником 'Новая газета'.

По мнению многих экспертов, кризис в Химках не является аномалией и бросает свет на массовый характер, который носят нарушений прав человека и угрозы личной безопасности несогласных с политикой властей во многих регионах России. Они утверждают, что Кремль закрывает глаза на подобные эксцессы, давая местным властям карт-бланш на то, чтобы сводить счеты руками профессиональных преступников или коррумпированной милиции.

'Число нападений на оппозиционеров, журналистов и критиков режима растет по всей стране, - считает эксперт российского движения 'За права человека', ведущего массовый мониторинг подобных событий, Евгений Ихлов. - Не всегда в этом виноваты власти, однако они создают атмосферу, в которой всевозможные организации, считающие, что они обязаны защищать режим, чувствуют, что у них развязаны руки'.

По данным Комитета защиты журналистов, штаб-квартира которого находится в Нью-Йорке, за последнее десятилетие 16 журналистов были убиты в России только за то, что выполняли свою работу. Ни одно из дел раскрыто не было. Причем, как полагает глава российского представительства Human Rights Watch Татьяна Локшина, это может оказаться только верхушкой айсберга.

'Последние годы ситуация в России ухудшалась, - говорит она. - Она становится катастрофической'. В качестве примера она приводит случай с главой движения 'За права человека' Львом Пономаревым, которого 31 марта перед собственным домом избили неизвестные с закрытыми лицами.

Полиция заявила, что он стал жертвой 'хулиганства': российские власти часто предпочитают квалифицировать нападения на активистов гражданского общества как мелкие преступления.

'Людей убивают, на людей нападают, - сообщает г-жа Локшина. - В большинстве случаев власти фактически не ведут расследования, а на наши вопросы прокуратура не отвечает. Ситуация с правами человека в современной России абсолютно возмутительна'.

Г-н Протазанов был 29 марта найден лежащим на химкинской улице и на следующий день умер дома, после того как врачи выписали его из больницы. Как утверждает местная милиция, он умер от 'случайного отравления'. В государственных СМИ проскользнули упоминания о том, что он злоупотреблял наркотиками и алкоголем.

Однако его редактор Анатолий Юров называет версию об отравлении 'вздором'. По его словам, Протазанова избили и оставили умирать.

У самого г-на Юрова также есть непосредственный опыт такого рода: на него нападали трижды, один раз - в прошлом году - с ножом, в результате чего он получил десять колотых ран.

'У нас в Химках было три независимые газеты, - рассказывает он. - Одну - 'Гражданский форум' - закрыли, редактор второй - 'Химкинской правды' - Бекетов все еще в больнице, и газета не выходит. На всех троих сотрудников третьей - нашего 'Гражданского согласия' - в разное время совершались нападения. Как по-вашему, что здесь происходит?'

Вину он возлагает на местные власти, служившие мишенью яростной критики для всех трех газет.

'Им не нравится, что кто-то выступает против них. Одним из их лозунгов на выборах было: 'Кто не с нами, тот против нас!'', - говорит он.

Хотя, конечно, обстановка в разных регионах России различается, общее число покалеченных, мертвых и подвергшихся запугиванию журналистов продолжает расти, рассказывает заместитель главного редактора 'Новой газеты' Сергей Соколов, последние два года посвящавший изрядную часть времени расследованию обстоятельств убийства знаменитой журналистки Анны Политковской, которое ведет газета.

'Если журналист начинает интересоваться коррупцией, рано или поздно он сталкивается с местными властями, которые связаны с полицией', - продолжает редактор Юров.

'Большинство нападений остаются безнаказанными, - говорит он, - и вина за это лежит на властях. В целом климат в стране таков, что чиновники чувствуют свою безнаказанность'.

Фред Уэйр - корреспондент The Christian Science Monitor

Обсудить публикацию на форуме

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.