Сопровождение президента во время визита за границу может стать целым приключением. Все расписано по минутам, нигде никто никого не ждет. Тем более журналистов. Так и в среду в Москве...

Президентский кортеж несется по Третьему транспортному кольцу. В противоположном направлении одна большая пробка, машины просто стоят. Трассу перед делегацией во главе с Вацлавом Клаусом (Václav Klaus) как будто вычистили - все пять полос пустые, кроме черных лимузинов нет ни одной машины.

'Здесь это обычное дело во время государственных визитов', - объясняет представитель чешского посольства Тибор Опела (Tibor Opěla), который сопровождает нас по Москве. Полиция за полчаса до президентской колонны перекрывает движение на всей трассе. Открывают дорогу через пятнадцать минут после того, как проедет кортеж.

И хотя проезжая часть свободна, лимузины едут с положенной скоростью. Дорога из московского аэропорта в замок 'Майендорф' (одну из резиденций российского президента) занимает почти час. На обочине каждые сто метров отдают честь милиционеры. Опела рассказывает нам, как в Москве перед грандиозными праздниками разгоняют облака, чтобы не было дождя и светило солнце. В итоге дождь идет только в Подмосковье.

Странная страна. Здесь все еще приказывают природе. Приказывать природе хочет и Запад. Как раз от этого предостерегает Клаус в своих книгах о панике из-за глобального потепления. В России у него есть благодарные слушатели. Книга Клауса 'Синяя, а не зеленая планета' была издана и здесь, и президент хочет представить ее российским студентам. Это наша следующая остановка после того, как президенты встретятся и пообедают.

Заточение в резиденции Медведева

Лекцию президента я, к сожалению, пропустил. Со мной произошло то, чего я никак не ожидал - президентский кортеж после переговоров Клауса и Медведева уехал без меня. В самом прямом смысле слова. Сложно описать, что чувствует человек, который вдруг оказывается один посередине леса в окруженной высокими стенами и пристально охраняемой президентской резиденции Дмитрия Медведева в нескольких километрах от Москвы. Без российских денег в кармане, без знаний русского языка и кириллицы. И без паспорта, который у меня забрали в самолете.

Все произошло быстро. Сесть в приготовленный

микроавтобус после пресс-конференции надо за несколько секунд. Собрать всю толпу журналистов не просто - кому-то надо вернуться за сумками, которые просили оставить в другой части здания, в здании несколько выходов, полно разных коридоров и вездесущая охрана российского президента, которая без слов готова дать вам понять, что дальше нельзя сделать ни шага. А перед резиденцией сразу несколько микроавтобусов...

Когда у меня перед носом уехал один из микроавтобусов, мне не пришло в голову, что уехал именно мой автобус.

'Нет iDNES.cz!' - сообщили нашему гиду Тибору Опеле мои коллеги-журналисты. Но микроавтобус уже несся прочь от замка Медведева. Начались бешенные телефонные переговоры. 'Нет, это не шутка', - объясняет по телефону Опела кому-то из российского протокола. Человек не хочет верить, что делегация потеряла одного чеха. Останавливаться или возвращаться уже слишком поздно. Когда колонна тронулась, ее уже ничто не остановит.

В двух метрах от российского президента

Я еще не подозреваю, что забытый чех - это как раз я. Я, наоборот, беззаботно пытаюсь дозвониться в редакцию и продиктовать новость о том, что президент настаивает на своем условии по Лиссабонскому договору. Клаус с серьезным лицом минуту назад отсюда сообщил это Брюсселю. Дозвониться не получается. Я, нервничая, беру телефон то в одну, то в другую руку. Мне кажется немного странным, что охранник как-то не по-дружески на меня смотрит.

И только через минуту я понимаю, что всего лишь в двух метрах от меня стоит Медведев. Перед тем, как сесть в свой длинный лимузин, он, окруженный свитой телохранителей, разговаривал с кем-то.

Видеть российского президента так близко - это не просто так, подумал я. Радость мне испортил телефонный звонок, мне сообщили, что микроавтобус уже несется по перекрытым дорогам в Москву. Без меня.

В голове проносятся черные мысли, и еще более черные варианты развития событий. Опела успокаивает меня и говорит, что мы что-нибудь придумаем: 'Кто-нибудь довезет вас до центра, а потом вы на метро приедете в чешское посольство'. Я, соглашаясь, киваю головой.

Затем следует черед противоречивых указаний. 'Стойте, где стоите. Вас отвезет кто-нибудь из протокола', - говорит мне какой-то русский. Я соглашаюсь, киваю, не двигаюсь с места. Человек обещает вернуться за мной, но не возвращается. Потом еще кто-то говорит, что меня может взять с собой микроавтобус с русскими журналистами, которые тоже едут в центр Москвы. Я киваю и соглашаюсь, я буду благодарен любому, кто увезет меня отсюда. Мне сказали не двигаться. Я не двигаюсь. Но упомянутый автобус с русскими журналистами не появляется.

Еще через 15 минут кто-то звонит мне на мобильный и говорит выйти на дорогу у ворот - там должен ждать большой синий автобус. Он и отвезет меня на Красную площадь. У ворот я никакого автобуса не нашел. Зато мне сигналит легкой атомобиль. Они, наверное, хотят, чтобы я сел?

Кремль

Я благодарю Бога. В машине тихо, мы уезжаем в Москву. Дороги забиты, машины еле едут. Сейчас бы пригодились мигалки и полицейские, освобождающие трассу. Надо было выезжать на полчаса раньше.

Добрый русский мужчина отвез меня на Красную площадь. Он не понимает по-английски, а я - по-русски, но я пытаюсь выяснить, где можно найти банк и такси. Начинается борьба со временем, ведь конечная цель - чешское посольство. Если я не поймаю там нашу делегацию, я пропал, потому-то около шести часов колонна из посольства двинется в аэропорт. У меня осталось чуть меньше часа.

По площади перед Кремлем я иду так быстро, что мавзолей и храм Василия Блаженного вижу лишь краем глаза. Хотя я единственный из делегации, у кого вообще есть возможность увидеть центр города. Так что я сегодня однозначно увидел больше Москвы, чем остальные. Но я бы предпочел быть в другом месте.

Мне опять звонит секретарь Опела. 'Так они вас должны были отвезти прямо к посольству', - сообщает мне он, и я слышу облегчение в его голосе. Но это сообщение несколько опоздало. Мой благодетель, как мы изначально и договаривались, довез меня до Красной площади и уже успел уехать. Я возвращаюсь к первоначальному сценарию: необходимо поменять деньги найти такси. В двух банках чешские кроны не берут, меня спасает обменник. Несмотря на языковой барьер, в конце концов, нам удается договориться. Может быть, я еще успею. Я начинаю верить в то, что уже сегодня вернусь в Чехию.

Говорят, что, если поднять руку, какая-нибудь машина остановится, даже если это не такси. И за деньги меня довезут, куда мне надо. Я поднимаю руку, но никто не останавливается. Время идет. Я иду к стоянке такси. Как мне сказали, чтобы доехать до посольства, хватит и четырех евро. Таксист хочет двадцать пять. У меня только двадцать, и спорить я не хочу. Он неохотно соглашается. Я показываю ему визитку с адресом чешского посольства. Улица Юлиуса Фучика.

Снова звонит секретарь. Через пятнадцать минут вся делегация отправится в аэропорт. Он спрашивает, где я. Я понятия не имею. Надписи на русском мне ни о чем не говорят, в Москве я в первый раз. Меня просят дать телефон таксисту. 'Где вы?' - по-русски спрашивает водителя секретарь. 'В Москве!' - смеется довольный мужчина в кожаной куртке, только что заработавший на мне шестнадцать евро.

В 17.35 мы, наконец, останавливаемся перед чешским посольством. Секретарь идет мне навстречу, видно, что он вздохнул с облегчением. Я тоже. Я благодарю его за помощь, без него, без его звонков я бы не справился. Я успел в последний момент - приехал за пять минут до боя часов. В 17.45 нас снова загнали в микроавтобус. В этот раз без меня он уже не уедет...