Юлия Латынина, известная своими критическими высказываниями в адрес Кремля, постоянно публикуется в таких изданиях как «Новая Газета» и «The Moscow Times», выступает на радио «Эхо Москвы». Её вполне можно назвать продолжательницей дела Анны Политковской, убитой в 2006 году выстрелами в упор в подъезде своего дома за расследование правонарушений и злоупотреблений властью. Юлия Латынина часто фигурирует в списках журналистов, которым угрожают физической расправой.


Рыжеволосая, худощавая, беззащитная с виду, Латынина прилетела в Мадрид в качестве гостя Фестиваля детективной литературы Чёрный Гетафе (Getafe Negro). В 11 вечера, едва приземлившись в Мадриде и погружённая в мысли о завтрашнем расписании (в 7 утра она уже должна вылететь в Барселону), она рассказывает о нечеловеческом облике российских властей и российского общества.


«Если ты критически настроенный гражданин, то можешь подвергнуться преследованиям; если ты бизнесмен и ставишь прооблемные вопросы, у тебя могут отобрать твой бизнес».
Её хрупкая внешность никак не вяжется с силой и уверенностью, исходящей от её слов. «Несколько лет назад, когда меня спрашивали, не страшно ли мне, я говорила, что нет, почему мне должно быть страшно?

Но сейчас у нас много причин для страха, потому что в России у вас может быть множество неприятностей». Дело дошло даже до того, что мультимиллионер Александр Лебедев, бывший депутат Государственной Думы и владелец «Новой Газеты», той самой, где работала Анна Политковская и где сейчас публикует свои передовицы Латынина, выступил с инициативой, чтобы журналистам дали право на ношение оружия. В стране, считающейся одной из наиболее опасных  в мире для работников печати, ни одно СМИ не пострадало так как «Новая Газета», отличающаяся своей бескомпромиссной позицией в отношении коррупции власти и нарушениях закона в Чечне.


«Да, действительно, он выступил с таким предложением, но это скорее была эмоциональная реакция на убийство ряда журналистов. Я не разделяю его мнения -заявила Латынина-. Я не предпринимаю никаких мер безопасности. Несколько месяцев назад у меня были кое-какие проблемы, но они разрешились. Теперь я практически уверена, что власти ничего мне не сделают. Второй Политковской они себе позволить не могут».
«В статье ты должен обосновать свою точку зрения; в романе ты ничего доказывать не должен»

«Не то чтобы в России опасно быть журналистом, опасно быть гражданином путинского государства. Не стоит говорить о том, что работники печати подвергаются каким-то особым опасностям. Убить могут кого угодно. Если ты критически настроенный гражданин, то можешь подвергнуться преследованиям; если ты бизнесмен и ставишь прооблемные вопросы, у тебя могут отобрать твой бизнес...»


Об убийствах  знают все, но общество молчит, пребывает в состоянии какой-то закоснелости. Почему нет выступлений протеста? Очень многие задают этот вопрос, но я тоже спрошу: «А почему вы не протестовали при Франко?»


Литература как способ самовыражения


Латынина находится в Мадриде, чтобы рассказать обо всём этом и также о своём романе «Кавказский хаос», переведённом на испанский язык. У неё запланирована встреча с Хоном Систьягой (Jon Sistiaga)
Журналистка прибегает к литературному жанру (она написала более двадцати книг, от остросюжетной детективно-приключенческой прозы до научной фантастики), чтобы рассказать обо всём том, что она не может заклеймить на страницах газеты.


В книге «Кавказский хаос», написанной в форме триллера, объектом критики автора является российская политическая система. Латынина выставляет напоказ чудовищное переплетение авторитаризма, коррупции и терроризма в жизни вымышленной кавказской республики, граничащей с Чечнёй.


«Написать роман – это не то же самое, что написать статью. В статье ты излагаешь свои выводы, а в романе выводы делает читатель. В статье ты даёшь ответы, а в романе ставишь вопросы. В книге убийца может быть хорошим человеком, но в газетной статье это невозможно. Кроме того, в статье ты должен обосновать свою точку зрения, а в романе ты ничего доказывать не должен».
По сути дела, книга «Кавказский хаос» основана на реальных данных, которые Латынина не может опубликовать, поскольку они недостаточно привязаны к сюжету.


Интересный факт. Будучи гостем фестиваля детективной литературы, Латынина признаётся, что не знает Стига Ларссона и его знаменитой и пользующейся успехом саги. А ведь круговорот реальных событий, в который она попала, с лихвой превосходит все остросюжетные эпизоды «Милениума».