Тысячелетиями солдаты разных национальностей и возраста броосались на вражеские позиции, прекрасно понимая, что в любой момент могут погибнуть.


Хотя об этом многократно рассказывалось в литературных произведениях, мы до сих  пор не знаем, что же ими движет: смелость или страх (или и то, и другое).


Но если трудно понять храбрость солдата, идущего в атаку на врага, ещё труднее понять те личные убеждения, которые побуждают человека, вооружённого лишь записной книжкой и авторучкой, бросаться в самую гущу жесточайшего конфликта, где происходят самые бесчеловечные зверства. Особенно трудно оставаться безразличным, когда речь идёт о таких зонах как Чечня или Ингушетия, где органы правопорядка пользуются полной безнаказанностью и могут похитить, убить или оказать давление на любого журналиста или активиста правозащитного движения. Женщины, подобные Анне Политковской и Наталье Эстемировой, располагали только одним оружием для выяснения правды: своей собственной решимостью, за что и были убиты. Неужели справедливо горькое утверждение, что все герои (героини) погибают?


Достаточно прочитать леденящий душу отрывок из книги «Русский дневник», где Анна Политковская рассказывает о своей встрече с Рамзаном Кадыровым, чеченской марионеткой, который правит своей республикой  в угоду интересам Москвы, чтобы понять, с какими мощными силами приходится сталкиваться этим людям, ведущим ежедневную борьбу за права человека.  Так что на фоне неудачно политико-пропагандистского пируэта с присуждением Бараку Обаме Нобелевской премии мира, выглядит очень правильным и своевременным решение Европарламента присудить Премию Сахарова рооссийской правозащитной организации «Мемориал», основанной в 1989 году после жестокого подавления советскими властями выступлений в защиту демократии в Грузии. Эта премия особенно своевременна сейчас, в том момент когда Кадыров (жестокость и садизм которого не поддаются описанию) дошёл до того, что подал в суд на «Мемориал», обвинив эту организацию в клевете.


Главный девиз деятельности «Мемориала»: без  честного анализа преступлений советского режима у России не будет ни настоящего ни будущего. Для активистов «Мемориала», таких как Елена Жемкова, с которой я имел честь присутствовать недавно на одном семинаре, именно в лабиринтах прошлого кроется обесчеловечивание настоящего. Спору нет, эта премия весьма неудобна для путинского режима, пытающегося возвеличить Россию, играя на националистических чувствах, в открытую восхваляющего Советский Союз и пытающегося реабилитировать Сталина и придать ему ореол великого модернизатора страны.


Современная российская действительность, в которой, по выражению самого президента Дмитрия Медведева,  преобладает «правовой нигилизм», ничем не лучше жуткого советского прошлого. Достаточно бросить взгляд на произвол и цинизм советской юридической системы, описанные Солженициным в «Круге первом» (или на программное произведение Василия Гроссмана «Жизнь и судьба») , чтобы понять корни соглашательства, которое  стало проникать во все стороны жизни современного российского общества с 1999 года, когда Путин повернул вспять процесс демократических преобразований, что нашло своё очередное подтверждение в этом месяце во время выборов в местные органы власти, характеризовавшиеся многочисленными нарушениями.  Это соглашательство, так удручавшее убитую Анну Политковскую, тем не  менее имеет правдоподобное объяснение: в стране, где никогда ни один гражданин не вышел победителем в противостоянии с государственнм аппаратом (будь то царский, советский или путинский), предложение путинского режима – материальное благополучие и изобилие товаров  в обмен на права и свободы – было просто обречено на успех.


Россия в очередной раз ввязалась в гонку за  свою безопасность. С одной стороны она хочет, чтобы европейские структуры безопасности, такие как НАТО и ОБСЕ, приспосабливались к её потребностям и всё более учитывали её интересы.  Но, борясь за внешнюю безопасность, она продолжает отказывать своим гражданам в гораздо более важной безопасности: юридической (наглядным примером тому является цела стопка заявлений российских граждан, скопившаяся в Европейском Суде по правам человека). Всё повторяется: безопасность государства против безопасности человека, человек обслуживает интересы государства, а не государство беспокоится об  интересах человека. Пока это ненормальное положение будет сохраняться в российском обществе, всё остальное будет иллюзорным, не  говоря уже о том, что хрупким и неустойчивым. Как справедливо отмечают активисты «Мемориала», Кавказ – тот самый узел, который связывает всё. Именно Кавказ был использован режимом в качестве предлога для уничтожения российских демократических институтов. И в борьбе за идеалы демократии отдали свою жизнь.