Российский ученый Андрей Сарычев почти десять лет работал в различных американских университетах, пока два года назад семейные обстоятельства не заставили его вернуться в Россию.

Акклиматизация прошла небезболезненно, и дело было не только в меньшей зарплате и отсутствии финансирования. Помимо всего прочего ему пришлось столкнуться с неприязнью тех коллег по российскому научному сообществу, которые не уходили на тучные зарубежные пастбища, говорит г-н Сарычев – пятидесятивосьмилетний главный научный сотрудник московского Института теоретической и прикладной электродинамики Российской академии наук.
«Это обычная человеческая зависть, - полагает он. – Труднее всего было установить отношения с коллегами, с людьми, которые оставались здесь в «тощие годы». Многие из них думают: «Да что этот богатей понимает?»».

При этом вопросы климата в научном коллективе сейчас далеко не самая важная проблема, стоящая перед правительством, которое стремится возродить некогда мощную российскую науку. В первую очередь необходимо убедить таких специалистов как г-н Сарычев вернуться.
Распад Советского Союза и последовавшие за ним социальные и экономические треволнения девяностых годов вызвали колоссальную утечку мозгов из России. Ученые в массовом порядке покидали страну в поисках работы.

По оценкам российского министерства образования и науки, с 1989 по 2002 год за границу на постоянное проживание уехали более 20 000 ученых, еще 30 000 работали в других странах по временным контрактам. По другим оценкам после падения Советского Союза Россию покинули более 100 000 ученых.
Сейчас, когда президент России Дмитрий Медведев подчеркивает важность модернизации страны и создания «инновационной» экономики, которая должна освободить страну от зависимости от энергетического экспорта, Кремль пытается возродить российскую науку, обещая тем, кто вернется из-за рубежа, высокие зарплаты и средства на исследования.

Российский министр науки и образования Андрей Фурсенко представил, как многим кажется, чрезмерно оптимистичную картину происходящего, заявив в эфире радиостанции «Эхо Москвы», что процесс возвращения в Россию ученых из-за границы «приобретет лавинообразный характер».
Г-н Сарычев вместе с другими российскими учеными относится к подобным заявлением скептически. По их мнению, существует множество препятствий возвращению России на передний край науки, на котором находился Советский Союз.

«Условия для возрождения науки пока не созданы, - считает профессор Института общей физики Российской академии наук Александр Карасик. – Не хватает финансирования, не хватает материалов для экспериментов. За рубежом ресурсов намного больше, и в ближайшее время, мы этого уровня не достигнем. Есть некоторые подвижки, но их совсем не достаточно».
Даже старший научный сотрудник зарабатывает примерно 30 000 рублей в месяц, а младший – намного меньше, замечает профессор Карасик.
Низкие зарплаты также мешают привлекать в науку молодежь, которая видит возможности для заработка в других профессиях. По словам российских чиновников от образования, лишь девять процентов молодежи интересует профессия, и лишь три процента выпускников ВУЗов идут в науку – сферу, которая в советские времена считалась крайне престижной.
«Среди молодежи интерес явно отсутствует, - говорит г-н Карасик. – Заработки ученых и компьютерщиков или банковских работников просто несопоставимы».
Слово модернизация сейчас в стране на слуху, благодаря президенту России Дмитрию Медведеву, опубликовавшему в прошлом месяце на одном из российских интернет-порталов манифест, озаглавленный «Россия, вперед!». В нем он писал, что Россия должна приглашать «на работу лучших учёных и инженеров из разных стран мира», а также поддерживать местные таланты.
«Мы будем объяснять нашей молодёжи, что важнейшим конкурентным преимуществом являются знания, которых нет у других, интеллектуальное превосходство, умение создавать вещи, нужные людям», - говорится в манифесте г-на Медведева.

Хотя российское правительство делает шаги в правильном направлении, повышая зарплаты и заманивая ученых обратно в страну с помощью грантов, соотечественники вряд ли толпами потекут домой, полагает старший научный сотрудник Института экспериментальной физики при Дюссельдорфском университете Александр Невский.
«Все это полная чушь. Сплошная политическая болтовня, ничего серьезного», - заявил г-н Невский по телефону из Германии.
Г-ну Невскому сорок шесть лет. Раньше он был старшим научным сотрудником в знаменитом Академгородке – особом сибирском городе, где обитают некоторые из ведущих российских ученых, - но десять лет назад предпочел ему Западную Европу, где больше платят и лучше условия для работы.
По его словам, научная система в России слишком сильно пострадала, чтобы ее можно было восстановить, просто вернув из-за рубежа крупных ученых. Он также отметил, что нехватка грантов не позволила ему организовать совместные программы для российских и немецких студентов.
Г-н Невский говорит, что он подумал бы о возвращении в Россию, даже если бы там платили меньше, чем в Германии, при условии, что он получит доступ к такому же оборудованию и материалам, как в Дюссельдорфе.

«Дело даже не в зарплате – здесь они тоже не непомерные, - утверждает он, – но для работы нужны соответствующие условия».

С этим согласен и г-н Сарычев из Института теоретической и прикладной электродинамики, заметивший, что возможность заработать – это еще не все.
«Все думают, что в Америке ученые хорошо зарабатывают, однако после оплаты счетов, остается не так уж и много», - говорит он.