В пятницу президент России Дмитрий Медведев предупредил, что россияне перестали ужасаться по поводу сталинских чисток, и призвал к созданию музеев и мемориальных центров, посвященных этим злоедеяниям, а также к дальнейшим усилиям по поиску и идентификации погибших.

Замечания г-на Медведева прозвучали в его видеоблоге, и были посвящены дня памяти жертв репрессий. Он предупредил, что историки-ревизионисты рискуют приукрасить темные периоды советского прошлого, и привел в пример опрос общественного мнения, согласно которому 90 процентов молодых людей не могут назвать жертв репрессий.

“Но до сих пор можно слышать, что эти многочисленные жертвы были оправданы некими высшими государственными целями, - сказал г-н Медведев. - Ничто не может ставиться выше ценности человеческой жизни. И репрессиям нет оправдания".

Миллионы людей были убиты при Сталине, большинство из них в рамках насильственной коллективизации и репрессий внутри партии.

Хотя он и повторил свою обеспокоенность тем, что Россию демонизируют в современных версиях Второй мировой войны, г-н Медведев добавил, что “не менее важно не допустить под видом восстановления исторической справедливости оправдания тех, кто уничтожал свой народ”.

Его комментарии прозвучали в рамках уже давно идущей дискуссии о том, как интерпретировать прошлое России.

При предшественнике г-на Медведева Владимире Путини мнение россиян о Сталине изменилось в лучшую сторону. В одобренных правительством учебников злодеяния Сталина уравновешены похвалами его достижениям - особенно победе над Гитлером - и последние опросы общественного мнения показывают, что по мнению россиян Сталин сделал больше хорошего, чем плохого. Тем временем руководство страны протестует против восточноевропейских историков, изображающих советские силы в роли оккупантов, и в мае г-н Медведев создал комиссию, направленную на противодействие подобным попыткам “фальсификации истории”.

Арсений Рогинский, глава правозащитной организации “Мемориал”, говорит, что речь г-на Медведева была направлена прямо “на суть современного обсуждения Сталина и сталинизма - вопрос победы и цены этой победы”. Хотя в 2007 году Владимир Путин также произнес речь, полную сострадания жертвам Сталина, г-н Медведев пошел гораздо дальше, сделав конкретные предложения по поводу музеев и поиска массовых захоронений, говорит г-н Рогинский.

Будут ли эти предложения реализованы, “полностью зависит от г-на Медведева и властей”, добавил он.

“Мы ждем, чтобы увидеть, есть ли у него власть реализовать хотя бы часть наших ожиданий, - говорит он. - У меня есть серьезные сомнения по этому поводу. Но, конечно же, я жду”.

Замечания президента стали хорошей новостью для Романа Романова, заместителя директора Государственного музея истории ГУЛАГа - небольшого помещения из пяти комнат, вход в которое прячется на задворках одной из самых роскошных московских улиц. Музейные указатели столь малы, говорит г-н Романов, “что люди идут по Петровке и даже не знают, что мы здесь”. Он также мягко заметил, что сама выставка “отдает провинциальностью”.

Кроме того, существует проблема поколений. Г-ну Романову 27 лет, и он младше своих коллег на 30-40 лет. Он говорит, что когда начал работать в музее, люди его возраста не могли понять, зачем ему эта работа, и один друг попытался отговорить его.

“Он сказал мне не делать этого, - говорит г-н Романов. - Он сказал, что это слишком депрессивно, и что я должен быть более позитивным. Он думал, что тут все о преступниках. Я сказал ему: “Теперь я понимаю, что поступаю правильно”.”