В субботу в Санкт-Петербурге прошел 6-й Марш против ненависти, в котором, по разным подсчетам, приняли участие от 300 до 500 человек. Участники акции, среди которых были активисты правозащитных организаций, демократических партий и движений, несли портреты Николая Гиренко, Галины Старовойтовой, Анны Политковской, Натальи Эстемировой, и скандировали лозунги «За Россию без расизма», «Наше отечество – все человечество» и «От подворотни до властей нет фашизму всех мастей».

Первый Марш против ненависти состоялся в Санкт-Петербурге осенью 2004 года. Его организаторы решили проводить эту акцию в первые выходные после дня рождения этнографа и правозащитника Николая Гиренко, погибшего от рук ультранационалистов 19 июня того же года. Кстати, сейчас в городском суде Санкт-Петербурга идет процесс по делу участников группировки «Боровикова-Воеводина», которым инкриминируют организацию и осуществление этого убийства.

Несколько недель назад стало известно о присуждении Санкт-Петербургу ежегодной премии ЮНЕСКО «за толерантность». Вручение соответствующего диплома состоится в Париже 16 ноября в Международный день толерантности. Это событие вызвало бурную дискуссию среди участников Марша против ненависти.

Член федерального политсовета партии «Правое дело» Игорь Кучеренко говорит: «Я бы очень хотел, чтобы ни одного Марша больше не было. Но, увы, ситуация складывается таким образом, что их, видимо, придется проводить еще очень много. И это позволит каким-то образом влиять на ситуацию в стране и в городе. Надеюсь, что и наши митинги повлияли на снижение уровня преступности на почве расовой и национальной ненависти. Статистика такова, что это действительно так. Надеюсь, что мы и впредь будем влиять на эту ситуацию».

С этой сдержанно-оптимистической позицией не согласен координатор движения «Россия без расизма» Александр Винников. Он не верит в официальные данные о снижении в России в целом и в Санкт-Петербурге в частности преступлений на почве расовой нетерпимости: «То количество правонарушений, которое попадает в прессу, в значительно степени зависит от того, что выпускает наружу МВД. По существу, мы не имеем доступа к реальной статистике. Есть очень серьезные симптомы. Например, социологические опросы показывают рост ксенофобии среди молодежи, причем – студенческой, то есть той, которая должна быть наиболее толерантна в силу своей образованности. Мы – часть этой страны. В стране рост ксенофобии очевиден, и мы ничего этому не противопоставляем, кроме акций, подобной этой и деятельности правозащитников».

Кстати, в Марше против ненависти приняли участии представители африканских диаспор Санкт-Петербурга. Один из них – уроженец Нигерии Андрей Узигис – сказал: «Я – афророссиянин. Здесь у меня семья. Я здесь живу давно-давно. По профессии я врач, актер и предприниматель. Сегодня мы проводим демонстрацию за то, чтобы Россия была без расизма». По словам Андрея Узигиса, ситуация в отношении людей с иным цветом кожи ухудшается в России с каждым годом. Если бы подобная Маршу против ненависти акция прошла, скажем, в Париже, - говорит Андрей Узигис, в ней непременно принял бы участие мэр Французской столицы. А в Петербурге ее не почтили своим участием даже депутаты городского парламента.

В самом конце митинга на площади академика Андрея Сахарова (где и завершился Марш против ненависти), была зачитана резолюция, где были такие слова: «Неравенство прав по любым основаниям должно быть искоренено – без этого невозможно обеспечить счастливое и достойное будущее граждан нашей многонациональной, мультикультурной и многоконфессиональной России!».

Владимир Бондарев, Санкт-Петербург, специально для RFI.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.