16 ноября в Европарламенте состоялась торжественная церемония вручения премии Сахарова российским правозащитникам. Премия в этом году была присуждена НПО «Мемориал», и на церемонию из Москвы прибыл Олег Орлов, Людмила Алексеева и Сергей Ковалев. Репортаж Галины Аккерман.

Сахаровская премия «За свободу мысли» была учреждена 23 года назад, еше при жизни отца советской водородной бомбы, ставшего одним из самых известных правозащитников планеты. И присуждение ее в этом году российским правозащитникам – серьезный сигнал международному сообществу, что Россия в некотором смысле возврашается к советской практике подавления инакомыслия.

До церемонии лауреаты встретились с председателем Европарламента, поляком Ежи Бузеком, который хотел лично приветствовать своих гостей и выразить им восхищение их борьбой. И хотя эта встреча была закрыта для прессы, мне все же удалось проникнуть на минутку в небольшой зал, где происходил а встреча. Вот какими словами приветствовал трех правозащитников Бузек:

Ежи Бузек:

- Мы должны всегда помнить о таких вещах, как права человека и демократия – также и в Европейском союзе. Борьба за демократию – это борьба, которая не прекращается никогда. Потому что всякий раз, когда мы прекращаем ее, это означает, что мы можем проиграть. Поэтому мы должны активно продолжать эту деятельность.

Пока мемориальцы в сопровождении службы безопасности шли в зал заседаний Европарламента, я смогла обменяться несколькими словами с исполнительным директором Мемориала Татьяной Касаткиной:

Татьяна Касаткина (Мемориал): эта премия – признание того, что правозащитное движение реально работает

С другой стороны это показывает, насколько плачевно состояние с правозащитным движением в России, как власти относятся к правозащитникам и что это необходимо защищать. Конечно, это, в большой степени, наша защита.

И еще один комментарий удалось получить по дороге, с известным бельгийским евродепутатом от партии зеленых Бартом Стасом, который в течение длогих лет вел работу по мониторингу положения в Чечне и в частности работал с Натальей Эстемировой и Анной Политковской. Он рассказал о том, как состоялось решение о присуждении премии.

Барт Стес, депутат европарламента от Бельгии:


- Решение было принято практически единогласно. Представители всех политических сил Европарламента были уверены, что номинация «Мемориала» на эту премию – это важный сигнал  в поддержку всех тех, кто борется за гражданские свободы в России, за свободу прессы, за права человека. А также за распространение информации о том, что происходит в Чечне.  Убийство Натальи Эстемировой прошлым летом многим открыло глаза, это несомненно, также определенным образом повлияло на решение о присуждении премии. Но мы также хорошо знаем, насколько важна работа «Мемориала», чьих сотрудников мы неоднократно принимали в Европарламенте. Так что решение было практически единогласным.

И вот, наконец, Алексеева, Ковалев и Орлов занимают места на трибуне, вместе с Ежи Бузеком. От имени мемориальцев и всех российских правозащитников речь произнес Сергей Ковалев, который, прежде всего, предложил почтить минутой молчания память погибших – Натальи Эстемировой, Стаса Маркелова, Анны Политковской, Анастасии Бабуровой и многих других, правозащитников, адвокатов, журналистов.

По словам Ковалева, советское правозащитное движение сыграло ключевую роль в формировании европейской и мировой политической культуры, основанной на уважении к правам человека. В частности, именно деятельность Московской Хельсинкской группы заставила во многом западные элиты отойти от прагматизма в отношениях с Советским Союзом.

Ковалев отметил, что в России правозащитное движение не может ограничиться только настоящим, потому что россиянам предстоит «преодолеть кровавое и грязное прошлое». Именно в этой связи так важны резолюции Европарламента и ОБСЕ, которые призывают к преодолению последствий советского тоталитаризма.

От имени трех российских лауреатов речь на церемонии вручения премии Сахарова произнес Сергей Ковалев.

Нынешний российский режим Ковалев назвал «имитационной демократией», то есть имитацией свободных выборов, свободной прессы, независимого правосудия и других основных принципов жизни демократического государства.

Сергей Ковалев напомнил, что за последние десять лет в Чечне были похищены и запытаны до смерти или бессудно казнены более 3000 человек. За последние годы более 100 дел были выиграны в Страсбургском суде по правам человека семьями жертв. Однако, Россия выплачивает компенсации семьям как своего рода налог на безнаказанность, в то время как генералы, виновные в этих преступлениях, получают награды и повышения.

Ковалев завершил свое выступление призывом к Европе не молчать, а настаивать на соблюдении российскими властями прав человека, несмотря на нефть и газ. Его речь была встречена продолжительной овацией. Все депутаты стоя аплодировали одному из старейших российских правозащитников.

После торжественной церемонии состоялась пресс-конференция, на которой Сергей Ковалев ответил на вопрос о том, принесет ли российским правозащитникам пользу получение Сахаровской премии.

Сергей Ковалев: эта премия полезна общественному движению России


- Конечно, эта премия полезна общественному движению России. Полезна, даже если создаст дополнительные трудности. Такое в нашей истории бывало. Не один раз в 60-е – 70-е годы нас спрашивали западные наши партнеры и единомышленники: не помещаем ли мы своим заступничеством?

С полной уверенностью утверждаю: каждый, кто сидел в те времена в тюрьме – каждый хотел, чтобы о нас знали, и чтобы на российские проблемы реагировали. Каждый! Хотя иногда нам говорили оперативные работники: ваш Буковский, которого обменяли, он там разные слова говорит, а вот ты пойдешь сейчас в карцер, потому что он разные слова говорит, нехорошие. Мы понимали, что это важно и нужно – вам и нам.

Людмила Алексеева в своей прочувствованной реплике подчеркнула, что премия Сахарова была дана всему правозащитному сообществу, а также погибшим и политзаключенным, в числе которых она отдельно упомянула всех осужденных по делу ЮКОСа:

Людмила Алексеева: это премия всем правозащитникам, всем, кто борется за свободу и демократию в России

- Мы только приехали принять эту премию. Но это не премия только нам троим и нашим организациям только. Это премия всем правозащитникам, всем, кто борется за свободу и демократию в России. И, в первую очередь, тем, кто не смог придти сюда получить эту премию, потому что они заплатили своей жизнью за эту борьбу. Анна Политковская, Стас Маркелов, Анастасия Бабурова, Наталья Эстемирова, Зарема Сайдулаева, Макшарип Аушев, Магомед Евлоев – всех не перечислить.

И это премия тем, кто не смог придти сюда из-за того что они за свою честную, патриотическую деятельность лишены свободы. К нашему позору, в России есть сейчас политические заключенные. Я назову только нескольких. Алексей Соколов, активный участник правозащитного движения, который ждет сейчас суда по сфальсифицированному обвинению в Екатеринбурге.

Это честные российские ученые Валентин Данилов, Игорь Сутягин, которые отбывают дикие сроки, потому что они оказались неугодны ФСБ. Это идущий сейчас у нас в стране позорный процесс над предпринимателем, который хотел усиления гражданского общества и пытался сбособствовать этому усилению. Я имею в виду Михаила Ходорковского, Платона Лебедева, Алексея Пичугина, Василия Алексаняна и всех, кто утратил свободу по делу ЮКОСа.

Это премия, прежде всего, им. Мы понимаем, что мы просто удостоились почета получить премию для всех них.

Можно ли надеяться на демократические изменения в России? Приносит ли свои плоды деятельность правозащитников? Сергей Ковалев в своем ответе вспомнил советский опыт.


Сергей Ковалев: когда лжецы говорят вам: у нас были свободные выборы, надо иметь мужество сказать: "я сомневаюсь, господин Путин"

- Я хочу напомнить вам о знаменитом интервью Сахарова. Интервьюер спросил: вы рассчитываете на близкие изменения в Советском Союзе? Нет, ответил Сахаров, в обозримое время я их не жду. Тогда этот по-хорошему провокационный журналист сказал: а зачем же вы делаете то, что вы делаете? Сахаров подумал и сказал: каждый делает то, что умеет. А что умеет делать интеллигенция? Она не умеет делать ничего, кроме одного: строить идеал, вот пусть и занимается этим. Но после этого он еще подумал и сказал свою знаменитую фразу: впрочем, крот истории роет незаметно.

Это было совсем незадолго до первых перемен в Советском Союзе. Перемен, для нас неожиданных. Слова Сахарова не были пророчеством, это была академическая аккуратность, - есть и такая возможность скорых перемен. Оказалось, что она осуществилась. Ненадолго, мы сейчас очень сильно отступили назад.

Слова очень много значат, если их произносить упрямо, твердо, добросовестно и доброжелательно. Не надо верить лжецам! Когда лжецы говорят вам: у нас были свободные выборы, надо иметь мужество сказать: я сомневаюсь, господин Путин; я сомневаюсь, господин Медведев. Я-то знаю, что у вас не было выборов, и вы это знаете, вы должны понимать, что вы знаете о вашей нелегитимности и я о ней тоже знаю. Имейте это в виду.

Последним вопросом пресс-конференции был мой. Я спросила, есть ли у «Мемориала» надежда на проведение международного трибунала по Чечне. На мой вопрос ответил Олег Орлов:

Олег Орлов о перспективах создания трибунала по военным преступлениям в Чечне

- Ответ очевиден: нет, такого проекта [создания трибунала по преступлениям в Чечне] нет. Потому что надеяться в нынешней ситуации на то, что действительно международный трибунал по Чечне, как, например, международный трибунал по бывш. Югославии осуществится, понятно, невозможно. Но наше дело – задокументировать, собрать и точно представить информацию. Из тех материалов, которые есть у нас, которые передаются в Европейский суд по правам человека, из решений этого суда очевидно вырисовываются те, кто стоит за этими преступлениями. Имена, фамилии, должности, конкретные генералы, конкретные политики. Будущее покажет, удастся ли их наказать или нет.

Пожалуй, самым сенсационным заявлением на пресс-конференции стало заявление Олега Орлова о том, что «Мемориал» в полной мере возобновляет работу организации в Чечне, приостановленную после гибели Натальи Эстемировой в связи с угрозами для жизни сотрудников. Угрозы эти не уменьшились, но мемориальцы считают своим моральным долгом продолжить помощь гражданскому населению Чечни в борьбе с произволом властей.

Галина Аккерман, RFI, Страсбург