Масштабы террористической деятельности в Дагестане в новом году существенно выросли, а до завершения срока пребывания у власти действующего президента Муху Алиева остается всего один месяц. 8 января высшее российское руководство выступило с жесткими заявлениями, потребовав конкретных результатов в проведении контртеррористической операции на Северном Кавказе. После этого было уничтожено пять боевиков, причем, согласно заявлениям, один из них был важным руководителем в дагестанском повстанческом движении. Но удастся ли такими действиями ослабить боевую деятельность исламистов? И не разгорится ли в республике пожар с назначением нового президента?

6 января к зданию ГИБДД в столице Дагестана Махачкале подъехала автомашина "Нива". Водитель привел в действие взрывное устройство мощностью 100 килограммов в тротиловом эквиваленте. Как сообщило агентство "РИА Новости", погиб водитель, а также шесть милиционеров. Еще десять человек получили ранения. После этого был убит один милиционер, совершено нападение на две милицейские машины, а также заложены четыре взрывных устройства, причем одно из них удалось обезвредить, предотвратив, таким образом, подрыв железнодорожного полотна.

После теракта с участием подрывника-смертника российский президент Дмитрий Медведев провел встречу с руководителем Федеральной службы безопасности Александром Бортниковым, на которой вновь заявил о необходимости остановить эскалацию терроризма на Северном Кавказе и подтвердил контртеррористическую стратегию России. "В том, что касается бандитов, наша политика остаётся прежней. Их нужно просто уничтожать, делать это жёстко и делать это систематически, то есть регулярно", - сказал Медведев Бортникову.

Этот приказ был выполнен оперативно. Рано утром в воскресенье милиция провела спецоперацию по захвату двух боевиков, укрывшихся в доме на окраине Махачкалы. После продолжительной перестрелки оба боевика были убиты. Одного из них позднее опознали, им оказался Мадрид Бегов, известный как "эмир Махачкалы". Он принимал участие в резонансных терактах на территории республики в прошлом году, о чем "РИА Новости" сообщил представитель МВД. После этого в Дагестане было уничтожено еще три боевика.

Однако эксперт по Кавказу из Московского центра Карнеги Алексей Малашенко сомневается в том, что уничтожение боевиков и даже лидеров махачкалинско-шамхальской диверсионно-террористической группы окажет существенное влияние на ситуацию. "Мы слышим это практически каждый год, каждый месяц: главарей исламистского движения просто сменяют новые люди - в частности, в Дагестане. Мы вынуждены признать, что это настоящее движение. Пусть это и не "массовое" движение, но это все равно движение, организация. Это не вооруженные бандиты или гангстеры. Это нечто похожее на исламское сопротивление, - говорит он, - если убивают одного, ему на смену приходит другой - все очень просто".

Сергей Маркедонов, возглавляющий отдел проблем межнациональных отношений в Институте политического и военного анализа и являющийся специалистом по кавказским проблемам, согласен с тем, что необходимо более комплексное решение. "Ситуация ухудшается, потому что отсутствует системная стратегия. Как мы поняли из заявлений Медведева от 8 января, в них нет ничего нового - все те же старые слова о необходимости "уничтожать бандитов", - говорит он, - чтобы создать лучшую стратегию, нам надо поставить для нее новые задачи и цели. Но в этом случае модернизацию надо проводить не в экономике, а в системе государственного управления".

Одной из главных тем президентства Медведева в прошлом году наряду с модернизацией экономики была стабилизация обстановки на Северном Кавказе. Однако, как утверждает Маркедонов, реализовать это можно только путем политической модернизации  всей России. "Система государственного управления в России далека от современности. И совершенно очевидно, что такую стратегию не может разработать один, пусть даже очень талантливый государственный служащий. Необходимо участие ученых, необходима постоянная и длительная дискуссия", - заявляет он.

По мнению Малашенко, у движения боевиков в Дагестане есть две первопричины. Первая - это общая ситуация в республике, где высок уровень безработицы и существует "значительный разрыв" между мусульманским населением Дагестана и местной администрацией, которая подчиняется далекому федеральному центру в лице Москвы. Такая ситуация создает плодородную почву для радикальной исламизации, в рамках которой многие рассматривают законы шариата в качестве альтернативы российской конституции и федеральным законам, говорит Малашенко. Вторая, непосредственная причина нынешнего брожения в Дагестане связана со сменой президента в феврале месяце, когда последнее слово будет за Медведевым. "Тот факт, что Кремль в настоящее время решает, кому быть президентом Дагестана в предстоящие четыре года, вызывает значительную напряженность", - говорит Маркедонов. Так, вполне возможно, что боевики активизировали свою деятельность, дабы показать, насколько неэффективен действующий руководитель.

Для Кремля, который стремится стабилизировать обстановку в республике, вопрос о том, "кого поддержать", очень сложен. И это вызвано не только сложным этническим составом многонационального Дагестана, в котором доминируют аварцы, даргинцы, кумыки и лезгины. В рядах московской политической элиты также существуют разногласия по поводу  того, кто должен сесть в президентское кресло. "Например, председателю парламента Борису Грызлову нужен один человек; [секретарь Совета безопасности Николай] Патрушев хочет поставить другого", - говорит Малашенко.

В декабре правящей партии "Единая Россия" удалось сократить список кандидатов на этот высокий пост до пяти человек, и Медведев 16 декабря этот список утвердил. В него вошли действующий президент аварец Алиев, бизнесмен и тоже аварец Магомед Магомедов, заместитель премьер-министра аварец Магомед Абдуллаев, спикер парламента даргинец Магомедсалам Магомедов, а также руководитель управления федерального казначейства по Дагестану аварец Сайгидгусейн Магомедов. "Вначале казалось, что Алиев является основным претендентом, опережающим остальных, но сейчас ситуация выглядит гораздо менее определенной, - отмечает Малашенко, - сегодня даже близкие к Кремлю эксперты говорят, что Алиев может потерять свое кресло". Однако, по словам Маркедонова, состоявшаяся 11 января встреча Медведева с Алиевым говорит о том, что  он по-прежнему кандидат номер один. И все же у Алиева есть сильный соперник в лице Магомедсалама Магомедова, которого поддерживает дагестанский миллиардер с прочными связями в Кремле Сулейман Керимов, говорит Малашенко. "Но реально сказать, кто победит, сейчас невозможно. Когда мне задают этот вопрос, я обычно отвечаю так - "кто мог предугадать назначение Медведева?"", - добавляет он.

Хотя все еще не ясно, удастся ли Алиеву удержаться в своем президентском кресле, с большой долей уверенности можно сказать о том, что насилие в Дагестане сохранится. "Порой говорят, что Дагестан постоянно находится на грани гражданской войны. Это вполне похоже на правду", - заявляет Малашенко.