15 января в Москве открылась трехдневная художественная выставка-протест «Свободы!..». В экспозиции около 30 работ – картины, фотоработы, инсталляции, видеоролики. Эти работы совсем не похожи на те, которые можно увидеть в Третьяковской галерее в Москве или музее d'Orsay в Париже.

Они принадлежат, скорее, к так называемому актуальному искусству – не стесненному рамками классицизма, общественной морали и религиозного благочестия. В проспекте выставки говорится: «Выставка "Свободы!.." является реакцией на изменения, происходящие в обществе и в арт-среде в частности, где запреты и неприятие критики властью, привели к такому явлению среди художников, как самоцензура. Стало обычным делом умалчивать особенно острые темы, тактично избегая касаться болевых точек общества, хотя задача художника, как раз в том, чтобы обозначать эти проблемные зоны».

Свободные художественные нравы, пренебрежение правилами приличия и бунтарский поиск свободы закономерно приводят к тому, что в полуавторитарном российском государстве для таких выставок не находится места в музеях и галереях. До недавнего времени выставки «запрещенного искусства» устраивались в Сахаровском центре, но те времена уже прошли. Поэтому выставка «Свободы!» проводится в квартире, где живут ее организаторы Денис Мустафин и Татьяна Шерстюк.

Идея провести «квартирник» родилась у организаторов выставки после того, как эта их дипломная работа не была допущена к участию в студенческой выставке в Центральном доме художника.

Вот что говорит Денис Мустафин: «Нам запретили выставлять работу Тани Шерстюк, … это наша совместная работа с третьим участником Андреем Лосевым… Это была её дипломная работа для выставки работ студентов Института проблем современного искусства в здании ЦДХа…»

***

В средних размеров трехкомнатной квартире на юге Москвы в день открытия выставки собралось не менее полусотни людей. На кухне был устроен скромный фуршет. На осмотр выставки много времени не потребовалось. Среди представленных экспонатов были работы и молодых художников, и уже довольно известных – Олега Мавромати, Авдея Тер-Оганяна, группы «Синие носы». Некоторые из работ уже выставлялись, но таких было немного и судьбы у них были не простые.

Так, например, работа Игоря Черченко «Без названия, 2009», в которой легко угадывается намек на российский политический тандем, была отвергнута всеми московскими галереями, куда обратился художник. Тогда он выставил ее на улице. Через полчаса Черченко вместе с его другом задержала милиция и доставила в Тверское ОВД. Картину, впрочем, потом вернули. Нападения на художников и на их работы – увы, не редкость в сегодняшней России. Власти в лучшем случае смотрит на это сквозь пальцы, в худшем – сами участвует в кампаниях травли и преследований художников-нонконформистов. Участники совершенно легальных патриотических, профашистских и православных экстремистских организаций не всегда ограничиваются исключительно угрозами в адрес художников. Дело доходит и до физического насилия.

«Мы занимаемся опасным для жизни и здоровья делом, - пишут художники «Группировки ‘Протез’. – Поэтому мы не исключаем и того, что расправа над нами может произойти и на выставке «Свободы…», либо после нее, а возможно, пострадают и непричастные к делу лица». К сожалению, свобода творчества постепенно становится экзотическим понятием в России. Публичные выставки для многих художников оказываются все менее и менее доступными.

«Критические рассуждения на тему политики, не найдя себе места в прессе и на телевидении, изгнанные с улиц и площадей, вновь возвращаются на кухни квартир, и одновременно поле дозволенного в искусстве становится все уже, у искусства развивается боязнь открытого пространства», - говорится в манифесте выставки.

Таковы реалии сегодняшней жизни в России: политическая оппозиция – внесистемная, художественные выставки – квартирные. Андеграунд возвращается на московские кухни.

Александр Подрабинек, для Международного французского радио RFI, Москва.