Российские власти объявили амбиционную программу борьбы с алкоголем, однако эксперт Алексей Третьяков полагает, что грандиозные планы руководства страны в очередной раз не приведут к желаемому результату. Пить меньше не станут, вырастет нелегальная торговля. Кроме того, инициативы властей приведут к росту монополизации торговли за счет вымывания малого бизнеса и сосредоточения торговли в руках торговых сетей.

Российские власти уже который месяц заявляют о необходимости борьбы с алкоголизацией населения. Итогом антиалкогольного энтузиазма стала выработка концепции, которую на днях утвердил премьер-министр России Владимир Путин. Российское государство к 2020 году рассчитывает покончить с традициями русского пьянства, более чем вдвое снизить потребление алкогольной продукции в стране и полностью ликвидировать нелегальный алкогольный рынок.

Задачу, которую поставили перед собой российские власти, если отбросить разговоры о собственном пиаре, вряд ли можно назвать простой. Кроме того, «традиции русского пьянства» и попытки бороться с ними не раз приводили к разным последствиям. Об этом написаны тонны специальной литературы. Начиная от теорий некоторых историков о том, что во время октябрьского переворота 1917 года народные массы пришли к Зимнему за алкоголем, и, заканчивая небезызвестной кaмпанией за трезвость Михаила Горбачева, в итоге которой купить алкоголь можно было у любого таксиста. Да тут еще и развал Союза назревал…

Всю историю России государство пыталось контролировать алкогольную сферу. Вот и сейчас во властных структурах говорят о необходимости введения государственной монополии на производство спиртосодержащей продукции.

Спору нет, борьба с пьянством в России, где пьянство представляет собой большую проблему, необходима. Какие цели преследует российское государство, декларируя свой антиалкогольный энтузиазм, и насколько реально "снижение объемов потребления алкогольной продукции на душу населения" с нынешних 18 литров на человека в год до 8-5 литров в год в перспективе (причем методы достижения этих целей правительство разработает в ближайшие годы), Delfi поинтересовался у председателя совета Санкт-петербургской ассоциации малого бизнеса в сфере потребительского рынка Алексея Третьякова.

Эксперт допускает, что Дмитрий Медведев и его окружение руководствуются благими целями. Однако, по его словам, «это дорога в ад», потому что она не приведет к реальному снижению потребления алкоголя на душу населения. К тому же, можно ожидать резкого всплеска теневого алкоголя, роста количества контрафактной продукции и производства домашнего самогона. И самое главное, по мнению эксперта, инициативы властей приведут к росту монополизации торговли за счет вымывания малого бизнеса и сосредоточения торговли в руках торговых сетей.

«Маловероятно рассчитывать на положительный эффект. Будет сложно купить легальный алкоголь, моментально наступит расцвет нелегальной торговли. Прецеденты были. И мир это давно проходил. Я напомню известный исторический факт, с которым большинство историков соглашается, что Октябрьский переворот 1917 года в значительной мере был спровоцирован «сухим законом». Известно, что алкоголь был изъят из продажи, и огромное количество его хранилось в подвалах Зимнего дворца. Революционные массы в основном-то и рвались за алкоголем. А с министрами разобрались заодно, чтобы не мешались», - отметил в беседе с Delfi А.Третьяков.

Создание максимально благоприятной среды для крупного капитала, что будет следствием реализации концепции, по словам собеседника Delfi, лежит в общем для России русле. «В данном случае речь идет о крупной сетевой торговле», - говорил А.Третьяков.

«В Госдуме находится на рассмотрении законопроект, запрещающий реализовывать табачные изделия и пиво в помещении менее 50 кв. метров, - констатирует эксперт. - «Сетевики» хотят монополизировать всю торговлю. Но российских торговых сетей практически не существует. «Пятерочка», «Перекресток», «Карусель» (торговые сети Санкт-Петербурга – Delfi) … Это не разные сети, а одна, и называется она X5 Retail Group и пришла к нам из Голландии. Там есть владельцы с нашим гражданством, но основные владения X5 уходят в оффшорную фирму на Гибралтаре, и далее все теряется. Это означает, что люди несут ответственность перед теми обязательствами, а Россию рассматривают исключительно как возможность любыми способами пополнить свой бюджет».

Собеседник Delfi не исключает, что федеральные власти руководствуются благими намерениями, хотят создать нормальные условия для существования, «потому что руководить мощной, самодостаточной державой намного интереснее, чем третьестепенным колониальным бантустаном».

«Другое дело, что чем дальше вниз, тем больше жадного чиновничества, - подчеркнул А.Третьяков. – Россия реально поделена на десятки тысяч сатрапий, где сидят феодальные князья, и ни о каком законе и правосудии в таком случае говорить не приходится. Есть местный глава, который – царь и бог. И он не обязан ни перед кем отчитываться. Это создает такой прессинг на психику, что значительное число населения России испытывает потребность в эскапизме, побеге от реальности. В зависимости от культурного уровня, места, где ты живешь, каждый реализует это по-своему. В крупном городе возможностей масса. Если живете в глухой деревне, то вам остается только самогон».

По мнению эксперта, россияне избыточно потребляют алкоголь не потому, что его легко купить, а потому что «жизнь хреновая», в то время как алкоголь является одним из мощнейших, хоть и достаточно вредных, антидепрессантов.

«Народ пьет не потому, что легко купить, а потому, что условия жизни таковы: психологическое давление, отсутствие элементарных удобств. В Германии, к примеру, деревень в нашем понимании по определению нет. Есть населенные пункты, рядом с которыми отличные дороги. У нас же, если отъезжаешь от Питера, то такое ощущение, что каждые 50 км - на век назад. У нас 40% домохозяйств в стране не имеют санузла!».

Поэтому, по его мнению, говорить о скорой и успешной деалкоголизации населения России вряд ли придется.  «Когда население живет в условиях постоянной, мощнейшей депрессии, то странно удивляться тому, что оно станет прибегать к этому антидепрессанту, - уверен А.Третьяков. – В странах ЕС власть и население постоянно находятся в режиме сотрудничества. У нас, в определенной мере, идет гражданская война. Между населением и чиновниками. Если ты занимаешься бизнесом, то постоянно находишься на прицеле. Такое ощущение, что у нас все предприниматели сидят в камере смертников, приговор вынесен, вопрос в том, когда его приведут в исполнение».

К качестве характеристики своего отношения к антиалкогольным инициативам федеральных властей, А.Третьяков вспомнил случай из своего университетского прошлого. Когда он в свое время сдавал экзамен по физике, экзаменатор отметил странность ответа: ответ у вас странный, поскольку по нему получается, что для того, чтобы работал телевизор, нужно включить пылесос».

«Строго говоря, реальный вопрос с алкоголизацией населения и предполагаемые нашим правительством меры находятся в таком же соответствии», - заверил он. Эксперт предрекает утвержденной на днях Владимиром Путиным "Концепции государственной политики по снижению масштабов злоупотребления алкогольной продукцией и профилактике алкоголизма среди населения РФ" судьбу предыдущих концепций еще советского времени.

«Я родился на год позже того, когда была принята концепция построения коммунизма к 1980 году. И все население страны исправно ее исполняло. Правда, вместо коммунизма получились Олимпийские игры. В более зрелом возрасте я активно боролся за выполнение концепции под названием продовольственная программа. Жизненный опыт подсказывает, что эту концепцию постигнет та же судьба. Можно сослаться на гениальный афоризм Виктора Черномырдина «хотели как лучше, получилось как всегда», - напомнил Алексей Третьяков.

Госмонополия в сфере алкоголя, по мнению эксперта, тоже палка о двух концах. С другой стороны, наличие олигархов в разных сферах не позволяет оставить алкогольных бизнес в частных руках. Отсутствие в России гражданского общества, по словам эксперта, не позволяет России использовать опыт других стран, в частности, стран Европы.

«Если бы мы жили в цивилизованной Европе, я бы двумя руками был бы за то, чтобы все это оставалось в руках частного бизнеса, - уверял эксперт. - У меня достаточно на памяти Абрамовича, Дерипаски и всех остальных, и нет оснований полагать, что водочные короли сильно от них отличаются. С другой стороны в других областях я вижу госмонополию, и мне это тоже категорически не нравится. Поэтому, по моему мнению, оба варианта - плохо».

Государство жестко контролирует алкогольный рынок, к примеру, в странах Северной Европы. Однако Алексей Третьяков далек от мысли, что в России этот опыт может быть применен.

«Опыт Скандинавии нам не подходит, поскольку у нас нет условий для его внедрения. Речь идет о том, что у нас нет гражданского общества, а без него не возможен общественный договор между населением, государством и бизнесом, - отметил он. - Гражданское общество нужно нашей стране и руководству страны, но оно категорически не нужно местным князьям. Мне не хотелось бы переоценивать своих сограждан, равно как и недооценивать их. Один мой знакомый говорит: я себя очень люблю, но не считаю себя фигурой равной Черчиллю. Думаю, что этот дешевый пиар (властей – DELFI) для многих очевиден. Те здравицы, которые будут раздаваться по этому поводу с собраний «Единой России» не имеют никакого отношения к реальной обстановке».

Летом прошлого года В.Путин нанес блиц-визит в магазин «Перекресток» в Москве в рамках совещания по закону о торговле. Перед телекамерами все изумились, наценка на колбасу в этом магазине составляла 120%. Один из директоров X5 перед телекамерами пообещал разобраться и наценку снизить. «Через неделю после «блиц-визита в магазин» на «Эхо Москвы» этому директору сообщили - наценка не снизилась, на что он ответил: Что вы! Путин пошутил, и мы пошутили», - рассказывал А.Третьяков.

«Поэтому, на мой взгляд, эта антиалкогольная концепция не имеет шансов реально повлиять на деалкоголизацию населения, - говорил А.Третьяков. - Она создает совершенно необоснованные преференции для сетевой торговли, вышибая из конкурентной среды малую торговлю, которая в значительной мере потеряет возможность реализовывать алкоголь. Это, в конечном счете, губительно для страны в целом. Я подозреваю, что поскольку «сетевики» не отыграли в той мере, в которой хотели федеральный закон о торговле, им решили эти потери компенсировать таким образом».