ЧИКО, Калифорния. Очевидно, у российского президента Дмитрия Медведева сложилось впечатление, что за избавление страны от проблемы пьянства надо заплатить - и что цена составляет три доллара за бутылку.

1 января в России начал действовать новый закон, устанавливающий минимальную цену на водку. Сейчас поллитровая бутылка самой дешевой водки стоит 89 рублей (3 доллара), то есть, почти в два раза больше, чем раньше. По данным средств массовой информации, новый закон имеет целью защитить здоровье россиян, а также обуздать черный рынок, на котором продается поддельная водка, зачастую изготавливаемая при помощи некачественных и вредных ингредиентов.

Но в действительности этот новый закон в лучшем случае является  лишь временным решением проблемы. Подобно многим другим ошибочным попыткам такого рода, которые предпринимались в России, он не решает сути проблемы: пристрастия российского общества к пьянству.

Потребляя в среднем 18 литров чистого алкоголя в год в расчете на одного человека, россияне являются одной из самых пьющих наций в промышленно развитом мире. Любовь русских к алкоголю уходит своими корнями в глубь веков. Говорят, что в 986 году великий князь Владимир заявил по этому поводу: "Руси есть веселие пити, не можем без того быти". А затем он принял в качестве официальной для Руси религии христианство - якобы из-за того, что она единственная не запрещала алкоголь.

За последние несколько веков алкоголь буквально впитался в ткань повседневной общественной, политической и экономической жизни России. Один писатель говорил в 19-м веке по этому поводу так: "Когда русский рождается, когда он женится или умирает, когда он идет в суд или мирится, когда он заводит новое знакомство или расстается со старым другом, когда он торгуется, покупая или продавая что-то, когда получает прибыль или несет убыток - каждое такое действие обильно обмывается водкой".

Каким бы преувеличением ни была эта оценка, алкоголь действительно служит смазкой практически во всех случаях общения простых россиян, в том числе - и особенно - на работе. В ходе проведенного в 1991 году общенационального исследования выяснилось, что россияне пьют на работе больше, чем дома или в барах.

Государство имеет огромные доходы от такого пристрастия рядовых россиян к пьянству. После появления в Москве в 16-м веке первых кабаков российское государство попыталось установить политический и финансовый контроль над торговлей спиртными напитками, создав в итоге монополию на производство и продажу алкоголя. К концу 19-го века поступления от продажи алкогольных напитков составляли около 40 процентов всех государственных доходов.

В этом-то и заключается трудная для Медведева дилемма: как сохранить огромные налоговые поступления от продажи алкоголя и одновременно сократить его потребление (либо сделать вид, что оно сократилось). С такой дилеммой сталкиваются все российские руководители, начиная с 19-го века. И почти каждый лидер за последние сто лет пытался привить населению привычку к трезвости - но безуспешно. (Исключение составляет Борис Ельцин, который славился пьяными выходками: как-то он свалился на своей машине в Москву-реку, а один раз даже шлялся в нижнем белье по улицам Вашингтона.)

Первая решительная попытка начать борьбу с пьянством была предпринята государством в 1914 году, когда царь Николай II ввел запрет на алкоголь в рамках мобилизации России в ходе Первой мировой войны. Это произошло за шесть лет до того, как 18-й поправкой был введен "сухой закон" в Америке. Царь посчитал, что лучший способ загнать крестьян на фронт - это доставить их туда трезвыми.

В результате самогон, который до этого пили очень мало, стал настоящей эпидемией. Из-за самогоноварения истощились драгоценные запасы зерна, которое было необходимо для продовольственного снабжения армии. Некоторые ученые даже утверждают, что лишив государство столь необходимых ему доходов от продажи алкоголя в начале войны, "сухой закон" обострил экономический спад в стране и стал причиной большевистской революции 1917 года.

Когда после Первой мировой войны, революции и Гражданской войны пыль осела, Иосиф Сталин принял решение возродить государственную монополию на спиртное, заявив о необходимости получения доходов для перестройки страны и ее индустриализации. Одновременно он начал активную антиалкогольную кампанию, включавшую пропагандистские действия, контроль цен, а также систему поощрений и наказаний. Но даже имея в своих руках все государственные ресурсы, большевики не смогли создать трезвую рабочую силу. Рабочие бастовали, самогоноварение процветало, и государство в конечном итоге отказалось от этой кампании и подвергло чистке всех ее руководителей.

На самом деле, в результате каждой антиалкогольной кампании после Сталина (а такие попытки предпринимал и Никита Хрущев, и Леонид Брежнев) уровень потребления алкоголя в стране вырастал почти вдвое. В 1966 году государство ввело серию штрафов за пребывание в состоянии опьянения в общественном месте, а также создало сеть трудовых реабилитационных центров. Несмотря на все эти неоднократные попытки, производство алкоголя в стране увеличивалось, а потребление в расчёте на душу населения стабильно росло на протяжении 60-х и 70-х годов.

Став в 1982 году руководителем СССР (так в тексте - прим. перев.), Михаил Горбачев выдвинул борьбу с алкоголизмом в качестве  главного приоритета. Он ограничил продажу спиртного, на 50 процентов сократил его производство, создал всесоюзное общество трезвости и запретил употребление алкоголя во многих общественных местах. Результат оказался плачевным. С прилавков магазинов исчез сахар, используемый для изготовления самогона; люди в массовом количестве начали травиться токсичными жидкостями, такими как тормозная жидкость и политура; а государство лишилось почти 2 миллиардов рублей доходов от продажи алкоголя.

Население выражало недовольство резким исчезновением из продажи алкоголя, а некоторые люди начали употреблять наркотики. В эти годы количество людей, которых лечили от алкоголизма, снизилось на 29 процентов. В то же время, число наркоманов более чем удвоилось.

Неудачная кампания Горбачева за трезвость стоила ему популярности и поддержки населения, которая резко упала. Медведев на такие жертвы идти не готов. Большинство политиков боится ответственно подходить к решению проблемы алкоголизма, поскольку для этого необходимо вкладывать большие средства и прилагать серьезные усилия в целях перевоспитания людей и изменения их поведения. А это долгая и очень тяжкая работа. Слабые попытки Медведева носят в основном политическую подоплеку, потому что для серьезной борьбы со злоупотреблением алкоголем в России нужны большие деньги, и это приведет к значительному сокращению государственных доходов.

Когда Медведев в августе 2009 года начал свою войну с алкоголизмом, он провел удивительно недальновидную кампанию, призывая молодежь отказаться от водки и отдать предпочтение пиву. Количество любителей пива значительно увеличилось, однако потребление водки осталось на том же уровне. Сейчас государству вдобавок ко всему прочему приходится заниматься ликвидацией последствий этой кампании.

Если судить по истории, то новый закон о повышении цен на водку также будет безрезультатным. Рынок заполнят альтернативные спиртные напитки и подпольный алкоголь. Проблема не в дешевом алкоголе и не в его свободном наличии. Проблема гораздо глубже, и для ее решения потребуется намного больше средств, чем три доллара за бутылку.

Кейт Траншель - профессор российской и восточноевропейской истории Калифорнийского государственного университета в городе Чико, штат Калифорния. Она автор книги "Working-Class Drinking, Temperance and Cultural Revolution in Russia, 1900-1932" (Пьющий рабочий класс, трезвость и культурная революция в России, 1900-1932 гг.).