Российский премьер-министр Владимир Путин, опускавшийся в августе прошлого года на борту минисубмарины на дно озера Байкал и объявивший озеро «экологически чистым», дал добро на возобновление сброса в озеро отходов целлюлозно-бумажного комбината, принадлежащего некоему бизнесмену с хорошими связями, тем самым сведя на нет важную победу, одержанную ранее экологами.


В подписанном Путиным на прошлой неделе постановлении сброс сточных вод целлюлозно-бумажного производства исключён из перечня операций, запрещённых законодательством об охране окружающей среды на этом крупнейшем в мире пресноводном водоеме и в его окрестностях.


Результатом постановления стало заявление, сделанное во вторник ОАО «Байкальский целлюлозно-бумажный комбинат», о возобновлении операций, приостановленных ею в октябре 2008 года после неоднократных требований со стороны экологических инстанций о внедрении системы замкнутого водооборота. Такая система могла бы предотвратить сброс сточных вод в озеро; однако предприятие сочло эти меры нерентабельными, в феврале объявило о закрытии предприятия и приступило к увольнениям занятых на нём двух тысяч сотрудников. В марте было начато судопроизводство по делу о банкротстве.


В самом Байкальске, где рабочие неоднократно объявляли голодовку и в июне на неделю блокировали транспортные магистрали в знак протеста против закрытия крупнейшего в этом сибирском городе источника рабочих мест, постановление Путина восприняли с облегчением. Кстати, оно решает и проблему бизнесмена Олега Дерипаски, контролирующего это предприятие и ставшего главным обвиняемым и объектом кампаний протеста.


Однако эта мера вызвала возмущение активистов экологических организаций России, проводивших нашумевшие кампании за закрытие предприятия еще в конце 1980-х годов, когда на их стороне выступил ряд советских политических и культурных лидеров. Борьба, прерванная с развалом Советского Союза в 1991 году, возобновилась после того, как экологические группы привлекли предприятие к судебной ответственности и в 2008 году выиграли процесс, добившись решения о запрете сброса сточных вод в озеро.


Целлюлозно-бумажный комбинат, построенный в 1966 году, способен производить до 200 тысяч тонн целлюлозы и 12 тысяч тонн упаковочной бумаги в год. Часть целлюлозы особого качества, которую можно производить только с использованием чистой озёрной воды, применяется при изготовлении российских ядерных боеголовок. Экологи утверждают, что сброс отходов ЦБК угрожает существованию сотен видов природных обитателей Байкала, включая редкую разновидность пресноводного тюленя — нерпу.


«Это постановление сводит на нет более чем двадцатилетнюю борьбу по защите озера», — полагает руководитель кампании «Гринписа» за спасение Байкала Роман Важенков. «Гринпис» обратился к президенту Дмитрию Медведеву, настаивая, чтобы принятому постановлению дали обратный ход.
«Разрешение сбрасывать в озеро химические сточные воды», — заявляет Важенков, — «… вряд ли можно назвать иначе как преступлением».
К этому он добавляет: «Единственный вывод, к которому можно прийти, — что Путин исходит из стремления защитить интересы одного человека — Олега Дерипаски».


Компания ЛПК «Континенталь Менеджмент», принадлежащая Дерипаске и входящая в состав промышленной группы «Базовый элемент», владеет контрольным 51%-ным пакетом акций ЦБК. Остальные 49 процентов акций принадлежат государству. В кругах, близких Дерипаске, говорят, что он использовал прямые каналы связи с Путиным и другими представителями правительственной верхушки, чтобы получить от Кремля крупную помощь и сохранить свою разваливающуюся бизнес-империю, которой год назад угрожал финансовый кризис.
Пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков отрицает политику фаворитизма в отношении Дерипаски: «Единственные интересы, о защите которых можно говорить, — это интересы шестнадцати тысяч жителей города Байкальска, чья жизнь практически полностью зависит от этого предприятия», — заявил он.


Г-н Песков утверждает, что сохранение экологии озера является «высоким приоритетом», который премьер-министр с необходимостью учитывает в своём стремлении действовать в интересах города. Он заявил, что Путин постоянно консультируется с научными экспертами по Байкалу и отдал указание о «строгом правительственном надзоре» за сточными водами комбината после возобновления его работы.


Некоторые экономисты полагают, что упор премьера на сохранение рабочих мест отдаляет реструктуризацию неэффективных российских компаний, которые подкосил экономический кризис. Российский лидер часто выступает по телевидению, освещая свои посещения близких к банкротству предприятий по всей стране, где он журит их руководителей и владельцев и отдает банкам указания выпускать займы для оживления занятости.


Постановление о размораживании комбината в Байкальске, опубликованное на правительственном веб-сайте, появилось в российских средствах массовой информации к концу понедельника. Во вторник Оксана Горлова, представитель Байкальского ЦБК, сообщила, что решение правительства, сделавшее возможным этот шаг, было принято ещё в июле, за месяц известного телерепортажа о погружении Владимира Путина на субмарине.


«Я видел дно Байкала — оно чистое», — сказал Путин журналистам по гидрофону с глубины 1,4 км. Позднее он заявил, что «ущерб для окружающей среды практически отсутствует», и намекнул на возможное возобновление работы целлюлозного комбината.
В ноябре, как заявила представительница комбината, Дерипаска инвестировал в повторный пуск предприятия шесть миллионов долларов. Она подчеркнула, что предприятие недавно обновило очистные сооружения для своих сточных вод в соответствии с передовыми технологиями.
«Байкальский целлюлозно-бумажный комбинат не наносит озеру никакого экологического вреда», — утверждает Ольга Горлова.


Представитель «Гринписа» Важенков оспорил это заявление, указав, что отходы комбината многие годы превышали установленные нормативами предельно допустимые уровни концентрации опасных сернистых соединений и диоксинов.
Указанные предельные уровни, заметил он, Россия обязана соблюдать в силу международных соглашений, нацеленных на сохранение озера, в котором содержится одна пятая мирового запаса пресной воды, если не учитывать ледниковый запас, — озера, объявленного ЮНЕСКО объектом Всемирного наследия.