Россия начала первую в своей истории антикоррупционную кампанию. Но несмотря на раздававшиеся почти двадцать лет громкие крики с требованиями о проведении таких реформ, реакция средств массовой информации и общественности оказалась однозначной: они не обращают на эти усилия никакого внимания и еще громче жалуются на коррупцию.

Возьмите в качестве примера статью в мартовском номере Newsweek под заголовком "Moscow's Phony Liberal: how Medvedev's reforms are strengthening the authoritarian regime" (Липовый московский либерал: как реформы Медведева укрепляют авторитарный режим). В ней реформы президента высмеиваются и называются "поверхностными".

Эта статья настоящий образчик цинизма. Авторы говорят о невиданных доселе переменах, и тут же самым глупым образом принижают их значение, не приводя доказательств того, что это просто косметическая пустышка, не имеющая никакого содержания. Так, Newsweek пишет: "[Медведев] недавно приказал отправить в отставку 10000 милиционеров и 16 высокопоставленных милицейских начальников, предупредив их о необходимости "прекратить кошмарить" частный бизнес… Однако в действительности за два года пребывания Медведева у власти было много разговоров о радикальных переменах, но реформы оказались лишь поверхностными".

Значит, увольнение 10000 милиционеров и 16 генералов это не шаг вперед? Может, это было бы и несущественно, если бы не тот факт, что законопроект о реформировании милиции в феврале в Думе так и не прошел. Разве несущественно то, что в прошлом году в Москве обвинения в коррупции были предъявлены 140 сотрудникам милиции, и 30 из них получили тюремные сроки? Или что МВД и Генеральная прокуратура создали новые антикоррупционные подразделения, которые открыто говорят о масштабах проблемы и в прошлом году возбудили 170000 уголовных дел против чиновников? Или что в Министерстве внутренних дел недавно были проведены крупные перестановки, в результате  которых для усиления ответственности и подотчетности милиции были назначены два новых заместителя министра? Или что Медведев говорит о том, что вскоре после перестановок в МВД начнутся крупные перестановки в милиции?

На самом деле, в последние месяцы почти каждую неделю появляются сообщения об арестах и увольнениях тех или иных сотрудников милиции. Возьмем для примера конец февраля, когда в отставку были отправлены два высокопоставленных милицейских начальника из Москвы. Произошло это после того, как их подчиненных обвинили в похищении с целью получения выкупа белорусского бизнесмена и его сына. Совершенно очевидно, что это было открытое предостережение всем остальным милиционерам.

Хорошо, все это не положит конец коррупции в России в ближайшее время. Милиция прогнила до основания. Можно даже сомневаться в том, насколько эффективны будут эти реформы. Даже само Министерство внутренних дел признает, что количество экономических преступлений в 2009 году увеличилось в восемь раз. Но дело не в этом. Совершенно очевидно, что данные меры не очковтирательство, цель которого – заткнуть рты критикам Кремля (хотя Кремль никогда особо не обращал внимания на то, что эти критики говорят о нем). Это реальная попытка сделать, наконец, что-то для ликвидации коррупции.

Ползучие реформы

Если вы хотите покритиковать то, как Кремль борется с коррупцией, атаковать его вы можете с самых разных направлений. Главная претензия это то, что реформы в стране проводятся слишком медленно.

Россия дошла до такой точки, что если она намерена развиваться дальше, ей надо незамедлительно что-то делать со злоупотреблениями и взяточничеством. До сих пор развитие обеспечивалось в первую очередь за счет неиспользованного советского потенциала, а уже потом за счет создания новых фабрик и заводов. Но чтобы поддерживать высокие темпы развития, строительства новых производственных линий недостаточно. России ни за что не стать по-настоящему  конкурентоспособной страной, если она не повысит эффективность своей экономики, и если Кремль не поймет, что страна достигла критической точки.

Парадокс этой статьи в Newsweek (в отличие от многих других статей) заключается в том, что ее авторы указывают на причины медлительности в проведении реформ. По их словам, Путин и Медведев боятся утратить контроль над данным процессом, как это случилось с Горбачевым, потерявшим контроль в 80-е годы. После ухода Горбачева в России наступили не лучшие времена.

Кремль также открыто говорит о таких опасениях. Проректор по научной работе и международным связям Дипломатической академии МИД России Евгений Бажанов написал недавно в своей статье в Moscow Times: "Горбачев сосредоточился на политических реформах [в 1987 году], надеясь сплотить вокруг них народ. Но результат оказался обратным… Таким образом, Советский Союз попал в порочный круг политической и экономической нестабильности. Политические реформы Горбачева вызвали изнуряющий конфликт между либералами и консерваторами в Кремле, в связи с чем реализовывать экономические реформы стало невозможно".

Путин пережил ту эпоху (Медведев тогда был еще студентом), и он не хочет повторять эти ошибки. Можно спорить о правильности и порочности путинского подхода, однако более опасным и вредным является лицемерное и целенаправленное искажение сути происходящего сегодня в России посторонними людьми, которые заявляют, что в стране нет никакого прогресса. По этому вопросу следует провести настоящую дискуссию, а комментаторы ограничиваются лишь тем, что льют грязь, поскольку это увеличивает тиражи.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.