В поезде, где произошел взрыв, находился Антон Баканов, который рассказал о случившемся журналистам информационного агентства РИА Новости:

«Всё началось, когда я сел на «Библиотеке им. Ленина», говорили, что поезд задерживается. Никто не говорил: «Эвакуируйтесь», никто не говорил, что поездов больше нет. Сказали: «Подождите», сказали: «Пользуйтесь наземным транспортом», но никто не говорил, чтобы эвакуироваться. Следующая «Кропоткинская» была. Простояли 10 минут, дальше поехали. Простояли перед «Парком культуры» 5 минут в туннеле. До пяти минут простояли в туннеле. Потом приехали на «Парк культуры», и буквально через три минуты - я ехал ориентировочно в центре после выхода, ориентировочно в центре зала в этом составе – и ориентировочно в первом или втором вагоне с конца прогремел взрыв, и я почувствовал на себе вибрации. Поезд уже стоял минуты две. Прогремел взрыв. Было много дыма. Потом буквально прошло минуты две, задымилось всё, видимо, от пороха, и люди страшно кричали».

Во время взрыва на станции метро «Парк культуры» оказался Иван, ответивший на вопросы журналистов московского радио "Максимум":

«В восемь часов утра примерно я вошел на станцию метро «Университет». Сначала всё было как обычно. Потом где-то после «Фрунзенской»-«Спортивной» начали вставать в туннелях. По несколько минут стояли. Машинист сообщил, что техническая остановка, всё нормально, через несколько минут поедем. Ну и правда, на самом деле поехали, и всё было нормально. Приехали на станцию метро «Парк культуры», нам сказали выходить из поезда, что поезд дальше неидет. Вышли. Сказали пользоваться кольцевой линией или наземным транспортом. Я пошел на переход, поднялся к эскалаторам, там была сирена, почему-то эскалаторы стояли. Хотя к тому моменту еще ничего не произошло на станции. И буквально, как только я дошел до эскалаторов, сзади раздался грохот, произошел взрыв – дым, гарь сразу же. Я не знаю, в каком вагоне, потому что к тому моменту я уже скрылся в переходе. Люди в основном не паниковали. В общем-то всё было спокойно. Люди началиорганизованно двигаться к выходу. Вышел на улицу. Пока, к тому моменту еще никто не подоспел. Буквально одна машина «скорой помощи» подъехала. Видел, как людей выносили, видел девушку… Через пять минут уже всё движение было перекрыто. Уже кто-то забегал на станцию, пожарные забегали на станцию, то есть, довольно быстро они среагировали, подъехали»

Еще одним очевидцем трагических событий на станции «Парк культуры» оказался Александр, отвечавший сотрудникам радио "Максимум":

«Получилось так, что я пошел в сторону Крымского моста и подошел к вестибюлю на станции линии радиальная где-то в 8.49, то есть непосредственно сразу после взрывов. Большая часть людей находилась на переходе к кольцевой. Со стороны вестибюля, который на Радиальной, людей почти не было.

Когда я начал подходить, я увидел, что сидит два человека, они были все в крови, женщина в разорванных колготках, волосы у неё были заляпаны какими-то комочками с кровью и так далее… В начале я не понял, что это за люди, потом начал осматриваться и увидел человека, который тоже был весь заляпан какой-то грязью-кровью вперемешку. И при этом он разговаривал по телефону, совершенно не обращал внимания на то, что происходит вокруг. Видимо, у него был шок. Он даже не пытался стереть то, чем был заляпан. Потом я видел еще похожего человека. Было еще несколько людей, которые плакали.

Я не сразу понял, что произошло. Потом сразу полез в интернет (у меня был с собой ноутбук). Дальше я перешел туда, где кольцевая линия, где была большая часть людей. И я так понял, что люди не совсем понимали, что произошло. Их просто вывели, и все пытались позвонить по телефону. Была большая толпа людей, и они все пытались звонить. А так как я был с ноутбуком, то все ко мне подходили и спрашивали, что происходит. То есть, я так понимаю, что люди не сразу обладали информацией, то есть, не было понятно, что произошло. Не всем, по крайней мере. На уровне слухов. Потом через пять-десять минут подъехало порядка десяти скорых автомобилей ближе к радиальной.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.