Вчера утром в Москве на протяжении часа произошли два теракта, приведшие к гибели 38 человек. Количество пострадавших — более 50 человек. Как сообщил журналистам официальный представитель Следственного комитета при прокуратуре России Владимир Маркин, два мощных взрыва прогремели на станциях московского метрополитена «Лубянка» и «Парк культуры». По данному факту возбуждено уголовное дело по статье 205 УК РФ (теракт). Между тем в сообщении Центра общественных связей ФСБ России говорится, что «оба взрыва, по предварительным данным, совершены террористками-смертницами».

Хотя один из лидеров оппозиционного Объединенного демократического движения «Солидарность» Борис Немцов не исключает, что после этих терактов «опять начнутся репрессии в отношении оппозиции, еще больше будет цензура, политический сыск, еще больше будет ОМОНа при разгоне маршей и демонстраций, но от терроризма это не спасет». Российский президент Дмитрий Медведев считает взрывы продолжением террористической активности. На экстренном совещании в связи с терактами он заявил, что Россия продолжит «операции против террористов без компромиссов и до конца». В последний раз взрывы в российском метро были 6 февраля и 31 августа 2004 года, они унесли жизни 50 человек, и 170 были ранены. Поэтому многие боятся, что в России начинается новая волна терактов.

Президент Украины Виктор Янукович выразил соболезнования президенту России Дмитрию Медведеву в связи со взрывами в московском метро. Действительно, очень жаль, что в соседнем государстве погибли люди. Однако украинские власти должны думать и о себе, не забывать, что Россия фактически пребывает в состоянии войны. А у нас с Российской Федерацией нет настоящих границ, которые должны не только уберечь от нелегальной миграции, но и оградить страну от террористов.

В этом контексте достаточно нелогично выглядят последние заявления Президента Украины Виктора Януковича о внеблоковом статусе страны. «Сегодня Украина не должна делать выбор в интересах одной из систем коллективной безопасности, существующих на континенте. Любое решение лишь усилит угрозы нашей национальной безопасности и приведет к усилению напряженности в международных отношениях», — сказал он в прошлый четверг на торжествах по случаю 18-й годовщины создания СБУ.

Напомним, что курс Украины на присоединение к единственной существующей в мире системе коллективной безопасности был определен 19 июня 2003 года в Законе Украины «Об основах национальной безопасности Украины», предусматривающем получение членства в Европейском Союзе, Организации Североатлантического договора при сохранении добрососедских отношений и стратегического партнерства с Российской Федерацией. Кстати, данный закон готовился при участии Януковича как премьер-министра и был одобрен всей фракцией Партии регионов. Какие основания от этого отказываться?

Кроме того, при участии Януковича была подготовлена книга, в которой предусматривалось членство нашей страны в Альянсе в 2008 году. Однако после оранжевой революции, оказавшись в оппозиции, Виктор Федорович резко изменил свои взгляды и вместе со своей фракцией стал активно выступать против евроатлантической интеграции страны, ссылаясь на то, что большинство населения Украины не воспринимает идею вступления в Североатлантический альянс.

Наверное, лишним будет напоминать, что роль государственного деятеля заключается в том, чтобы вести за собой народ и объяснять ему, в частности, какая система коллективной безопасности больше всего отвечает национальным интересам, гарантирует суверенитет и территориальную целостность. Политик думает только о выборах. И очень плохо, когда лидеры страны не поднимаются до уровня государственных деятелей, не думают о долгосрочной перспективе.

Но вопрос безопасности страны и территориальной целостности не снимается даже при условии, что отношения между политическими лидерами Украины и России улучшатся, на что надеются новые власти. Поэтому в обществе остается вопрос, понимает ли украинский Президент, в чем заключаются национальные интересы и что даст Украине «активное включение в дискуссии по поводу выработки новой европейской политики в сфере безопасности», когда существует единственная в мире и самая эффективная система коллективной безопасности под названием НАТО, о которой эксперты откровенно говорят: это «фантом»?
Должна ли Украина отказываться от интеграции в НАТО и стоит ли ей включиться в дискуссии по поводу выработки новой европейской политики в сфере безопасности, как это предлагает Президент? Какие выводы должны сделать украинские власти после терактов, произошедших в Москве? Об этом читайте в комментариях украинских и российских экспертов.

Комментарии

Григорий Перепелица, доктор политических наук, профессор Киевского национального университета им. Т.Шевченко

— Мы должны действовать в интересах нашей национальной безопасности, а не в интересах какой-то другой системы безопасности. Так должен стоять вопрос, если мы говорим о том, что у нас Президент — гарант суверенитета и национальной безопасности страны. Украина присоединяется или не присоединяется к той или иной системе безопасности в зависимости от того, какие гарантии эта система безопасности дает нашему суверенитету. Только под таким углом зрения можно рассматривать этот вопрос.

Внеблоковый статус является самоотречением от возможности обеспечения собственной национальной безопасности соответствующими коллективными гарантиями. Если мы отказываемся от такой системы и говорим о внеблоковом статусе, тогда возникает вопрос: что дает такой статус? Вполне очевидно, что он ничего не дает, кроме ограничения этих гарантий со стороны международного сообщества. Прежде всего, конечно, со стороны военно-политических организаций, призванных давать такую безопасность.

Отказ от таких гарантий поднимает вопрос, как мы собственными силами можем обеспечить нашу национальную безопасность? Ведь сегодня в международной практике внеблоковый статус — это нонсенс даже для достаточно мощных стран. Это объясняется тем, что собственные оборонные ресурсы для обеспечения безопасности очень дорогие.

Если Украина будет строить новые вооруженные силы на основе ракетных технологий, тогда необходимо увеличить бюджет минимум в пять раз, а также восстановить оборонно-промышленный комплекс, который сегодня имеет очень устаревшие военные технологии. А это требует еще дополнительно многих миллиардов долларов. Кроме того, нужно отказаться от профессиональной армии. Если страна опирается на индивидуальную оборону, то строит ее по принципу вооруженного народа. То есть вся молодежь в обязательном порядке должна служить в армии для того, чтобы обеспечить мобилизационный ресурс для индивидуальной обороны. А это означает кардинальную перестройку и военного строительства, и вооруженных сил, а также системы обороны страны. Если у руководства есть политическая воля, огромные экономические и финансовые ресурсы, тогда внеблоковый статус может быть оправданным. Хотя на практике это нонсенс. Ни одна страна, которая не присоединяется к системам коллективной безопасности, не декларирует себя внеблоковым государством, потому что прекрасно понимает, что в случае агрессии или войны каждая страна как субъект международных отношений пытается рассчитывать на международную военную поддержку.

Что касается обсуждения архитектуры новой европейской безопасности, то, конечно, Украина должна присоединиться к этой дискуссии. Но сегодня кажется, что эта дискуссия может быть только с Россией. Потому что европейские страны также фактически выразили готовность подключиться к дискуссии, но они не считают целесообразным строить какую-то другую архитектуру безопасности, кроме уже существующей в рамках НАТО и ЕС, а также ОБСЕ. Процесс Корфу, начатый для этой дискуссии, фактически закончился ничем.

Кстати, в предложениях Медведева, которые так единогласно поддерживает новая власть на Украине, прописаны сферы ответственности России и ОДКБ с одной стороны и НАТО и ЕС — с другой. Если мы разделяем такую позицию, то должны для себя определить, к какой сфере влияния мы относимся: к европейской или к российской.

Я считаю, что дискуссия о пересмотре военной доктрины запускается с единственной целью — сделать невозможным будущее членство Украины в НАТО. И для этого в доктрину вводится внеблоковый статус. Угрозы должны быть идентифицированы относительно наших собственных национальных интересов, фундаментальными из которых являются обеспечение суверенитета и независимости страны, ее территориальной целостности, безопасности и экономического процветания. А сегодня все выглядит так: Москве не нравится движение Украины в сторону НАТО и ЕС, так давайте это изменим, чтобы ничего ей не напоминало о том, что мы туда движемся. Меняются правительства, президенты, но стратегический курс Украины и внешнеполитический курс не должен меняться. Для него ориентацией являются лишь собственные национальные интересы. И этот курс, который был заложен в 1993 году в основных направлениях внешней политики, и сейчас полностью отвечает базовым фундаментальным национальным интересам Украины как независимого суверенного государства.

Если посмотреть на военную стратегию, то она не предусматривает даже нанесение поражения противнику, а лишь отпор противнику. Как тогда мы можем себя защитить в войне, если перед вооруженными силами не стоят такие полномасштабные задачи? Теперь перед новым Президентом встанет вопрос, как строить вооруженные силы. И он может говорить, что для нас нет угроз. Но они в один момент могут появиться! Военные угрозы — как эпидемия. Пока иммунитет организма сильный — никакой болезни нет. Пока есть достаточно боеспособные вооруженные силы — никаких угроз войны нет. Как только они ослаблены, так сразу появляются угрозы.

В завершение хочу отметить, что если у нас нет собственных ресурсов для обеспечения обороны и безопасности Украины, то тогда нужно подключаться к международным системам коллективной безопасности и обороны. И конечно, в этом отношении более дееспособной организации, чем Североатлантический альянс, не существует. Международная среда очень изменчива, в ней возникает масса угроз, но никто при этом нашу собственную безопасность обеспечивать не будет, если мы не являемся членами той или иной системы коллективной системы обороны. Мы должны это хорошо помнить.

Николай Сунгуровский, директор военных программ Центра им.Разумкова:

— Слово «сегодня» в его изречении является ключевым. На сегодня — да. Но вообще отказываться от какого-то вектора было бы бессмысленно. То есть я это расцениваю не иначе, как попытку уговорить самого себя. За каждым словом там стоят определенные последствия, определенные обязательства. Дело в том, что если Украина перестает ориентироваться на какую-либо систему коллективной безопасности, то нужно однозначно сказать, что мы будем не только внеблоковым (потому что внеблоковый статус никаких гарантий не несет), а нейтральным государством. Это значит, необходимо менять военную доктрину, модель Вооруженных сил, необходимо менять практически всю систему национальной безопасности, а это очень большие деньги, которых у Украины нет. Поэтому как обеспечить реализацию этих слов, я пока не знаю. Я вижу угрозу национальной безопасности в том, чтобы резко менять какие-то векторы — это на самом деле достаточно опасно. Причем тут на первое место выходит даже не военная, а экономическая безопасность и вопрос государственного суверенитета, поскольку если Украина остается беззащитной лицом к лицу с Россией, учитывая тот факт, что сейчас идет экспансия российского капитала (скупки активов украинских предприятий, земель), то в недалеком будущем возможно просто поглощение Украины. Как говорили российские власти, «зачем нам ВВС Украины, мы ее купим». Пока эта стратегия реализуется достаточно успешно.

Украина уже включилась в дискуссию разработки новой европейской политики в сфере безопасности. Идет обсуждение новой стратегической конструкции НАТО. Украина подала туда проекты официально, мы участвовали в работе общественных организаций, подавали свои предложения. Какие еще предложения? Больше предложений не было. Если имеется российская инициатива создания единой европейской системы, так это пока только инициатива — под ней ничего конкретного нет. А то, что Президент предлагает самой Украине сформулировать какую-то инициативу, — я не знаю, хватит ли у нас на это, во-первых, ресурсных запасов, а во-вторых — международного имиджа. Все не реализованные Украиной проекты в рамках ГУАМ и ЕС в достаточной степени ослабили международный имидж Украины, поэтому группировать вокруг себя сейчас кого-то вряд ли удастся — надо сначала показать позитивные результаты. В данной ситуации я бы рекомендовал сформулировать не украинскую инициативу, а украинскую позицию. Опять же, эта позиция должна четко отображать наше реальное состояние и возможности, а не голословное «чего мы хотели бы». Так политика не делается.

В том, что нельзя прекращать движение в систему коллективной безопасности — евроатлантическую систему, — в этом я тоже уверен. Если сделать, например, оценки альтернатив этому курсу, то альтернативой является вступление Украины в ОДКБ. Давайте посмотрим, какие стандарты, какие вообще национальные интересы провозгласили Украина и каким интересам соответствует тот или иной путь. В частности, очень многие специалисты выделяют следующую выгоду в присоединении Украины к ОДКБ: это даст возможность якобы почти бесплатно осуществить модернизацию Вооруженных сил, поскольку Россия предоставляет преференции членам ОДКБ по техническому оснащению. Давайте посмотрим на такую пользу у тех стран, которые получают это вооружение. Оно идет из советских складов — оно устаревшее, ничего нового Россия не поставляет. У нас свои Вооруженные силы не в состоянии что-то новое поставить. То есть это означает консервацию технического уровня Вооруженных сил как минимум лет на пятнадцать.

Поэтому хотелось бы пожелать нашим политикам, чтобы они взвешивали свои слова, потому что каждое слово должно быть наполненным смыслом и поддержано ресурсами.

Татьяна Становая, эксперт Фонда «Центр политических технологий», Россия:

— Волны терроризма, как известно, происходят время от времени, и говорить о том, что ситуация кардинально меняется в лучшую или худшую сторону я бы не стала. В последнее время было в значительной степени активизировано наступление силовиков на Северном Кавказе. Было проведено много операций, был убит Саид Буряцкий, один из главных идеологов террористического подполья на юге России. Я бы обратила внимание на две вещи: во-первых, в каком месте проведены теракты. Совершенно очевидно — это удар по ФСБ — взрыв на станции метро «Лубянка». Во-вторых, впервые произведено сразу два взрыва в метро, что говорит о том, что это более сложная, более организованная акция. Боевики поднимаются на более высокий уровень и ставят перед собой более серьезные задачи.

К сожалению, власти оказались в очень непростой ситуации. Чем активнее они начинают бороться с боевиками на Северном Кавказе, тем больше вероятность, что будут происходить теракты в Москве. Поэтому в данном случае нужно просто бороться с терроризмом — эффективно и профессионально, здесь нет большого секрета. Скорее всего, борьба с терроризмом и боевиками на Северном Кавказе усилится. К сожалению, когда растет напряженность, потери растут с обеих сторон.

Андрей Ермолаев, директор Национального института стратегических исследований Украины

— В мире усиливается необходимость глобального подхода к обеспечению безопасности, возникли новые нестандартные угрозы для гражданской безопасности и национальной безопасности в целом. Взрывы в Москве, попытка терактов в Греции — это свидетельствует о том, что терроризм давно вышел за пределы локальных внутренних политических конфликтов. Теракты не являются делом рук одиночек, к этому, как правило, причастны международные организации, которые применяют террор в качестве средства давления на политический курс отдельных стран.

В Украине возникнет особая потребность в подготовке обновленных сил национальной безопасности, которые будут более четко и адекватно отвечать на подобные угрозы. С одной стороны, Украине крайне важно вести очень продуманную и аккуратную политику, которая бы минимизировала резкое влияние международных конфликтов на внутреннюю ситуацию в стране. С другой стороны, речь идет о системном подходе к разрешению точечных угроз. Это вопрос и информационной безопасности, и гражданской ответственности, и действий сил безопасности.

Что касается того, что Украина на данный момент отказалась от интеграции в НАТО, я хочу сказать, что Североатлантический альянс еще не является гарантией того, что терроризм будет преодолен. Ведь и в странах НАТО происходят крупные террористические акты. Поэтому речь должна идти о выработке глобальных подходов всех стран по предотвращению подобных конфликтов, это общее дело, которое не может решаться одним отдельно взятым блоком. Хотя политика внеблоковости не только не исключает, но и подразумевает более плотное долгосрочное сотрудничество с НАТО.

Относительно заявлений о новом союзном государстве с Россией, то, по моему мнению, это скорее политическая спекуляция. Я хочу отметить, что сейчас речь о новых государственных образованиях не идет. Речь идет о союзнических отношениях с точки зрения экономики. Сейчас более корректно говорить о полноценной реализации формулы стратегического партнерства, которая, кстати, отражает положения Большого договора Украины и России.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.