В марте в The Moscow Times вышла очень мрачная статья под заголовком «Российская коррупция может вынудить западные предприятия покинуть страну» («Corruption may force Western firms to quit Russia»).

Тон статье задавали комментарии Александры Рейдж (Alexandra Wrage) , возглавляющей неправительственную организацию TRACE International, которая консультирует работающие в России западные компании, как избежать дачи взяток. Она яростно критикует «ползучую, повальную» российскую коррупцию, утверждая, что ситуация в России хуже, чем в других крупных развивающихся экономиках.

Не буду отрицать, что коррупция для России – серьезная проблема: ряд экономистов даже считает, что взятки обходятся России примерно в 2 процентов от роста ВВП в год. Неправительственная организация Transparency International, квартира которой находится в Берлине, в своем мировом Индексе восприятия коррупции поместила Россию на 146 место из 180 стран, и оценивает годовой объем взяток в ней примерно в 200 миллиардов фунтов, что составляет приблизительно треть от всего объема российского ВВП.

Впрочем, в этом Россия не одинока – она просто привлекает к себе больше внимания, чем прочие. С подобными проблемами сталкиваются все страны СНГ. Например, Украина – якобы единственная подлинная демократия в СНГ – по этой шкале находится еще ниже России.

Зато Россию опередил Казахстан (120 место), управляемый пожизненным президентом Нурсултаном Назарбаевым, дети которого контролируют изрядную часть казахской экономики. Между тем, в России, по крайней мере, реально существует функционирующий частный сектор, и нет столь неприкрытого непотизма. 

С коррупцией в регионе давно пора что-то делать. И действительно, недавно Россия всерьез взялась за самую трудную для страны в переходном периоде реформу. Когда президентом был Владимир Путин, он призывал бороться с коррупцией в каждом парламентском послании, но это абсолютно ни к чему не приводило. Дмитрий Медведев тоже регулярно говорит о коррупции, но сверх того, начал принимать против нее меры.

В Министерстве внутренних дел было создано антикоррупционное управление, а следственный комитет при российской прокуратуре рассмотрел более чем 40 000 дел. Как заявляет правительство, за 2009 год было выявлено в общей сложности 439 000 преступлений, 173 000 из которых были серьезными и причинили ущерб в общей сложности на сумму в 1 триллион рублей (23 миллиарда фунтов).

Этим цифрам можно верить или не верить, но попытки решить проблему явно предпринимаются. Каждую неделю увольняют или арестовывают высокопоставленных чиновников из всех частей госаппарата.  В общей сложности за 2009 год в тюрьму отправились 800 представителей российской административной элиты.

Разумеется, число наказанных ничтожно по сравнению с более чем миллионной армией бюрократов, однако это должно стать предупредительным выстрелом для всех ветвей власти, который должен сказать бюрократом: «Грядут перемены, а значит, пора исправиться».

Совсем недавно г-н Медведев взялся за законодательство. В феврале был принят законопроект о реформе милиции; в марте в министерстве внутренних дел произошли перестановки; в том же месяце был принят законопроект, позволяющий точнее определять «синеворотничковые преступления». Еще несколько законов находятся в стадии подготовки, хотя для того, чтобы эти усилия всерьез сказались на проблеме потребуются многие годы.

«Наша задача - создать качественное правосудие, которое будет помогать нашим гражданам», - заявил г-н Медведев, добавив при этом, что процесс будет нелегким.