МОСКВА – Сергей Канаев – водитель-провокатор.

Он ездит по загруженному столичному Садовому кольцу на своей машине Mitsubishi Delica 1997 года выпуска, возглавляя колонну из нескольких десятков автомобилей. Водители едут в колонне медленно, подавая звуковые сигналы. Мигают аварийки, на антеннах развеваются протестные желтые ленточки. Канаев отдает команды по рации, стараясь удержать своих соратников в колонне, когда ГИБДД начинает перекрывать им движение.

Канаев 42-летний юрист и автолюбитель. Это он стал зачинателем протестов на колесах. Раз в несколько  месяцев он возглавляет такие демонстрации протеста против высоких цен на бензин, увеличения пошлин на импортные автомобили, плохих дорог, вымогающей взятки милиции и особо важных персон, которые нагло пробираются в своих роскошных лимузинах через пробки, включив синие мигалки.

"Для нас это как игра, - говорит он, - мы наслаждаемся каждой минутой".

Кремль подавил большую часть политической и гражданской оппозиции в России, но группа автовладельцев обладает особым влиянием. Отвергая идеологические ярлыки и избегая партийной политики, они собирают самые крупные демонстрации за последние несколько лет, привлекая к себе внимание государственных руководителей и зачастую достигая своих целей.

Своими флагами они демонстрируют собственные пристрастия: Honda, BMW, Mazda, Land Cruiser. Наклейки у них на бамперах носят лишь слегка конфронтационный характер, отражая их устремления и лозунги, например, один из появившихся недавно у Канаева: "Слуга народа – снимай мигалку!"

У россиян сегодня 33 миллиона автомашин. Это почти на 13 миллионов больше, чем в 1991 году, когда распался Советский Союз. В стране тысячи клубов и Интернет-сайтов для автолюбителей. Автомашина это высший символ успеха для российского среднего класса, огромным трудом заработанная собственность, которую владельцам приходится защищать большими усилиями.

"Автовладельцы это самая образованная и активная часть населения, но большинство из них пассивны в политическом плане, - говорит Юрий Гейко, ведущий ежедневную радиопрограмму на автомобильные темы, - их больше интересуют собственные автомашины, чем политические права".

Громкие крики протеста автолюбителей проникают и за кремлевские стены. В ноябре президент Дмитрий Медведев заблокировал законопроект, предусматривавший двукратное повышение налогов для автовладельцев. Произошло это после того, как Федерация автовладельцев России, чье московское отделение возглавляет Канаев, организовала в ряде городов автопробеги протеста.

Реагируя на протесты против поведения российской элиты на дорогах, Медведев приказал в прошлом месяце министру внутренних дел провести расследование автомобильной аварии с участием руководителя одной из нефтяных компаний, в результате  которой погибли две женщины. Милиция закрыла это дело, но организация Канаева отыскала свидетелей, которые обвинили в ДТП водителя бизнесмена.

Канаев превратился в активиста после ДТП со смертельным исходом в Сибири, которое произошло 10 лет назад. Его друг погиб вместе с дочерью в результате столкновения с милицейской машиной. Канаев в то время руководил сетью авторемонтных мастерских.

Милиционер тогда получил условный срок за проезд на красный свет, и Канаев мобилизовал местные автомобильные клубы, которые провели шумный автопробег в поддержку судебной апелляции. После этого милиционера приговорили к двум годам лишения свободы.

Воодушевленный успехом, Канаев получил диплом юриста, создал горячую линию для водителей и организовал серию автопробегов в десятке городов своей родной Кемеровской области. Благодаря этому ситуация на дорогах там улучшилась.

Этот опыт научил его, как бороться с властями в России, где публичные протесты случаются редко. Люди, боящиеся собираться на митинги для выражения своего недовольства, за рулем чувствуют себя увереннее и сильнее. У властей не так много средств и возможностей для подавления протеста на колесах, потому что он похож на обычное дорожное движение. А когда протест становится массовым, его просто невозможно игнорировать.

"Губернатору надоели наши протесты, - вспоминает Канаев, - но ОМОН никто не посылал, и людей из машин никто не вытаскивал". Вместо этого Канаева пригласили стать членом общественной палаты.

К 2005 году автопробеги протеста стали успешно применять и другие группы автолюбителей по всей стране. Порой в таких акциях в нескольких городах одновременно участвовали десятки тысяч водителей. В том году восемь региональных организаций автомобилистов объединили свои усилия с Канаевым и сформировали Федерацию автовладельцев России. В 2007 году Канаев переехал в Москву, чтобы организовать там столичное отделение федерации.

Когда он вышел на общероссийскую сцену, за ним было организовано милицейское наблюдение, на него начали оказывать разного рода давление. Его начали обхаживать чиновники, опасавшиеся того, что громкая и активная деятельность Канаева с его гудками и автопробегами может вызвать масштабные беспорядки. Он вспоминает о мгновенной реакции властей, когда один из участников онлайнового форума его федерации предложил поджечь автомобиль на Красной площади. Буквально через несколько  минут Канаева вызвали в управление внутренних дел. "Это была просто шутка", - заявил он допрашивавшим его милиционерам.

По словам Канаева, на него как-то вышел один кремлевский политический деятель и предложил предоставить время на государственном телевидении, если он прекратит автопробеги. Другой чиновник по имени Сергей Шишкарев, возглавляющий Комитет Госдумы по транспорту, говорит, что предлагал оформить идеи Канаева по вопросам налогов и безопасности в виде законопроектов, но предупредил активиста, чтобы тот "работал без фанатизма".

Кремль успешно перетащил на свою сторону нескольких "автомобильных соратников" Канаева. "Зачем орать и кричать в окно, если можно открыть дверь и войти?" – спрашивает Вячеслав Лысаков, который до 2008 года возглавлял общенациональные протесты автовладельцев. Но он прекратил эту деятельность, когда правящая партия "Единая Россия" назначила его парламентским советником.

В прошлом месяце Канаев направил список претензий в парламентский комитет. Но отказываться от гражданских протестов, которые ему откровенно нравятся, он не собирается.

Последний автопробег состоялся днем в субботу. Это был протест против использования мигалок высокопоставленными чиновниками. На месте проведения акции в большом количестве появилась милиция. Они размахивали своими жезлами и останавливали участников под самыми разными предлогами. Некоторых водителей штрафовали за грязные номерные знаки. Ford Focus Андрея Кондабарова остановил милиционер, заявивший, что ищет украденный автомобиль, похожий на его машину.

"Чего они боятся? – смеется этот компьютерный программист, - что мы пойдем на штурм Кремля?"

Милиционеры снимают протестующих. Протестующие снимают милиционеров. А караван идет.

Когда пассажир в машине Канаева отстегивает свой ремень безопасности, чтобы встать и просунуть видеокамеру через люк в крыше, на него сразу налетает милиция. Милиционеры внимательно следят за малейшими нарушениями и останавливают автомобиль лидера протестного автопробега на мосту через Москву-реку.

"Продолжайте движение, - командует по рации своим сторонникам Канаев, - обо мне не беспокойтесь".