Противостояние московских властей и «несогласных» с фактической отменой 31-ой статьи Конституции России можно увидеть теперь не только 31-ого числа каждого месяца на Триумфальной площади в Москве, но и в залах судебных заседаний.

Организаторы акций в защиту свободы митингов и демонстраций обращаются в суды с требованием признать незаконными отказы городских властей дать согласие на проведение митингов. Очередное такое разбирательство состоялось 14 мая в Тверском районном суде Москвы. Требования истцов, – главы Московской Хельсинкской Группы Людмилы Алексеевой, лидера национал-большевиков Эдуарда Лимонова и представителя «Левого фронта» Константина Косякина были предельно просты: принудить московское правительство соблюдать Конституцию России. Обращение истцов во многом носило ритуальный характер, так как надежд на то, что суд вынесет решение в их пользу, не было почти никаких. Зависимость московских судов от московской власти стала притчей во языцех.

Эдуард Лимонов старался быть красноречивым, но это не производило на судью Марину Чернову ровно никакого впечатления. Она демонстративно не слушала доводов заявителя, роясь в разложенных на столе бумагах. Когда один выступавший заканчивал свою речь, она отрывалась от любимого дела, бесстрастно передавала слово следующему и снова погружалась в свои бумаги. Впрочем, также равнодушно она выслушала и речь представителя московского правительства Виктора Ермакова. Ей, как и всем участникам процесса, было понятно, каким будет судебное решение.

В начале процесса Эдуард Лимонов заявил ходатайство с просьбой передать дело для рассмотрения в любой другой суд, кроме суда московского. Это ходатайство отклонили. Разбирался отказ московских властей согласовать проведение митинга 31 марта. Истцы дружно апеллировали к законам и логике, настаивая на своей правоте. Представитель ответчика вяло возражал, что Триумфальная площадь была занята, а на другое место ответчики не соглашались. «И так было все восемь раз», - ехидно замечали истцы.

Адвокат истцов Борис Тарасов, объясняя судье, что означает отказ властей разрешить митинг именно на Триумфальной площади, говорил: «Представьте, что мужчина пришел в ЗАГС зарегистрировать брак с блондинкой. – Тут судья Чернова подняла голову от бумаг и стала внимательно слушать: она тоже была блондинкой. – А ему в ЗАГСе говорят, - продолжал адвокат Тарасов, - что жениться он, конечно, может, это его конституционное право, но только не на этой блондинке, а вон на той брюнетке, что сидит около входа».

История всем понравилась, но на решение суда не повлияла. Судья Чернова постановила в иске отказать, действия московского правительства считать правильными. Когда судья перед вынесением решения уходила в совещательную комнату совещаться со своей судейской совестью, я стал свидетелем того, как истцы подписывают уведомление о проведении очередного митинга. Это уведомление они подадут властям в ближайший понедельник. Как говорится, нашла коса на камень. «Несогласные» сдаваться не собираются. Следующее столкновение с властью – 31 мая в 6 вечера на Триумфальной площади.

Александр Подрабинек, корреспондент Русской службы Международного Французского радио, RFI. Москва.