- Вы один из пяти российских диссидентов, выразивших в открытом письме, которое опубликовала вчера "Rzeczpospolita", беспокойство тем, как продвигается следствие по смоленской катастрофе. Что вас беспокоит?

- Несколько вещей. Например то, что Польша в качестве основы для сотрудничества с Россией не решилась применить соглашение о правовой помощи от 1993 года. Нас беспокоит информация, что как для польской, так и для российской стороны ограничен доступ к "черным ящикам" и другим материалам, так как они находится в руках Межгосударственного авиационного комитета (МАК). В Польше не раз говорили, что следствие должна вести независимая международная комиссия. Можно ли считать таковой МАК? Это структура, которая возникла на развалинах СССР, и в которой, несмотря на название, первую скрипку продолжает играть Москва.

- Польские власти утверждают, что сотрудничество складывается хорошо.

- Поймите нас, пожалуйста, правильно. Мы не считаем, что кто-то пытается кого-то обмануть. Мы, как и все, надеемся, что следствие скоро завершится и все будет выяснено. Мы хотим сближения между Польшей и Россией, но одновременно мы хотим, и это, кажется, ясно следует из нашего письма, предостеречь польские власти от чрезмерной наивности. Мы понимаем, что премьер-министр Дональд Туск хочет стать архитектором польско-российского согласия, и что желая придти к этому согласию, он не хочет настраивать против себя россиян. Мы только обращаем внимание, что процесс примирения должен проходить равноправно. Между тем, у меня складывается впечатление, что Польша ничего не требует от россиян. Что произойдет, если вдруг всплывет какая-нибудь деталь, которая укажет на ответственность России? Услышим ли мы от Москвы как обычно, что по отношению к значимости примирения  это мелочь?

- А призыв Ярослава Качиньского? Это искренний жест или предвыборные игры?

- Я не психолог. У меня нет никаких оснований, чтобы искать здесь какое-то второе дно. Прозвучали правильные слова, и это важно. Но Россия их проигнорировала. Мы не ставили себе цель высказаться в пользу какой-либо стороны польской политической сцены. Но мы хотим напомнить, что Кремль и Путин – это не вся Россия. Эти люди руководствуются исключительно собственными интересами, и польские власти должны все время об этом помнить.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.