Кшиштоф Кесьлевский (Krysztof Kieslowski) в одном из интервью свой переход от документального кино к кино художественному и драматическому объяснил тем, что ситуации, которые больше всего хочется снимать и которые надо снимать, самые человеческие и самые важные моменты – это места, куда никогда не ходят с камерой. Возможно, это касается и Сергея Лозницы, который после 15 лет работы в документальном кино (включая исторические компиляции, нарезанные из советских немых фильмов) снял свой первый игровой фильм – «Счастье мое».

Это фильм о водителе грузовика Георгии, который заблудится в дороге, о его голову сломалась береза, и постепенно он втягивается в жизнь русской деревни со всеми ее ужасами. Это очень напоминает фильм Кирилла Серебренникова (главного руководителя МХАТа) «Юрьев день» 2008 года, названный по одному (карнавальному) дню в средневековой России, когда все переворачивалось c ног на голову и крепостные могли вести себя свободно. В этом фильме успешная и красивая московская оперная певица берет своего сына посмотреть на деревню, в которой она выросла. Мальчик исчезает, и пока женщина ищет своего ребенка, она деградирует. Привлекательная, знающая языки, воспитанная дама приходит в плачевное состояние, в котором находятся деревенские жители вокруг нее.

В фильме «Мое счастье» происходит та же деградация, но эта картина жестче, она прерывается несколькими взглядами в прошлое, показывающими, что такое удручающее положение формировалось очень долго.

Все начинается, когда Георгия останавливают сотрудники ДПС. Почти вся эта сцена снята внутри кабины водителя, показан Георгий, полицейский, дорога и красная спортивная машина с блондинкой на высоких каблуках, которая потом примет наказание и согласится с «платой» в рамках своих возможностей. Этот длинный кадр статичной камеры использован очень эффектно, он возвращает нас к документальному стилю режиссера. Этот стиль, несмотря на то, что картинка слишком идеальная, чтобы быть реальной, выглядит естественно, когда камера ненавязчиво и хладнокровно наблюдает за тем, что происходит, без каких-либо комментариев.

Тем не менее, это драматический фильм, и такая техника используется не все время. Еще один интересный прием, к которому режиссер прибегает довольно часто, - это снятые с капота кадры дороги. Следуя за камерой, вы ощущаете себя настолько втянутыми в ритм движения, что когда «машина» вдруг остановится, вы взрагиваете. Эти дороги мне напомнили Гоголя и «Мертвые души», где Чичиков тоже следует из города в город, встречается и знакомится с особенностями деревенской России. Теме более, Георгий – невероятно притягательная личность, на своем пути он сталкивается с разными проблематичными героями, пока сам не превращается в одного из них.  

Ночью Георгий заблудился и припарковал машину в поле. Вскоре на него нападают трое местных оппортунистов, которые, пытаясь украсть груз, бьют Георгия по голове, открывают кузов, режут мешки и обнаруживают в них муку, которая не стоит того, чтобы ее воровать. Удар по голове, конечно, дает о себе знать, и Георгий застревает в близлежащей деревне, где нет врачей, чья помощь была бы нелишней. Ему приходится разбираться с кучей раздражительных соседей, несимпатичными милиционерами и морозной зимой.

За исключением одного «безымянного» старого мужчины, с которым Георгий встретится в дороге, все герои этого фильма готовы притеснять всех, кто встретится на их пути, ради собственной выгоды. Они готовы бить, предавать, красть и убивать даже из-за мелочи. После просмотра этого фильма о России у вас сложится отвратительное впечатление, которое Лозница называет реальным, но никому такое впечатление не знакомо. Когда я жила в России, мне не приходилось каждый день проходить через такие ужасы, хотя за те четыре или пять лет, я встретила несколько действительно отвратительных людей. Но я не могу говорить о деревнях, где я была всего лишь несколько раз. Конечно, я видела бедность, но она никогда не приводила к такому страшному поведению, какое показано в фильме. Я абсолютно уверена, что люди в российских городах становятся более приятными – более порядочными, приветливыми и чуткими. Конечно, остается только надеяться, что то же самое будет происходить с жителями деревень.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.