Даже российский миллиардер не всемогущ. Иной раз он не может даже совершить посадку на своем самолете на одном из аэродромов своей родины. Именно это и произошло вечером в понедельник в России. Не кто иной, как Олег Дерипаска, который с состоянием в 10,7 миллиарда долларов занимает пятое место в списке самых богатых россиян, хотел полететь в расположенный на севере Сибири индустриальный город Норильск, где премьер-министр Владимир Путин проводил совещание. Но прямо перед вылетом представители аэропорта этого города сообщили, что посадка ему не разрешается. Только после вмешательства государственных органов в Норильске пошли на уступки, и таким образом 42-летний глава крупнейшего в мире алюминиевого концерна «Русал» и один из основных акционеров крупнейшего в мире никелевого концерна «Норильский никель» смог присутствовать на том совещании, которое проводил Путин.

Дерипаска немедленно установил тех людей, которые причинил ему столь болезненное неудобство. Руководство «Норильского никеля», по его мнению, проводит «политику конфронтации». На самом деле Дерипаска имел в виду седьмого в списке самых богатых россиян Владимира Потанина, который также является акционером этого предприятия, и ему принадлежит 25 процентов активов «Норильского никеля». Кроме того, он многое определяет в Норильске. По всей видимости, эта акция была ответным ударом. Когда 48-летний Потанин несколько месяцев назад приземлился на своем самолете в Сочи, ему пришлось пройти бесконечно длинную и унизительную процедуру контроля, а сочинский аэропорт, как известно, принадлежит Олегу Дерипаске.

Вот так выясняют между собой отношения олигархи. Разрешение на посадку в подобном случая является проявлением так называемой «войны чужими руками». На самом деле в конфликте между Дерипаской и Потаниным ставки значительно выше. Речь идет о господствующем положении в крупнейшем концерне «Норильск Никель» - горно-металлургическом гиганте мирового уровня, акции которого котируются на бирже.

Этот концерн является не только крупнейшим в мире производителем никеля, 53 процента продукции которого продается в Европе. Также и в области палладия, который используется в автомобильных катализаторах, этот концерн занимает ведущее место в мире. К этому следует еще добавить медь, которая составляет пятую часть в обороте концерна.

После катастрофического сокращения прибыли в 2008 году концерн «Норильский никель» в прошлом году уже работал не в убыток. При обороте в 10,2 миллиарда долларов была получена прибыль в размере 2,7 миллиарда долларов. Его рыночная капитализация составляет 32 миллиарда долларов. Это предприятие, по мнению Дерипаски, представляет собой великолепный актив, и при прогнозируемой конъюнктуре его стоимость в течение трех лет может удвоиться.

Если только не будет внутренних раздоров. Хотя с повседневной работой концерна сейчас все в порядке. Тем не менее за фасадом царит сильное беспокойство. Эскалация конфликта происходит с момента проведения собрания акционеров, которое состоялось в конце июня. Потанин сумел провести на нем четырех своих людей в совет директоров. Совершенно неожиданно Дерипаска, получив только трех членов  в совете директоров, остался с носом. Он пытается теперь подключить к этому делу российскую прокуратуру и контролирующие рынок финансовые органы для того, чтобы доказать незаконность использованных его противниками махинаций. В начале августа он даже обратился в Лондонский международный арбитражный суд, то есть в суд того города, который он в последние годы избегал, так как там его бывший деловой партнер ведет с ним тяжбу.

Однако Потанин и Дерипаска начали враждовать не летом этого года. Уже в начале 2008 года в концерне царило напряженное волнение. Второй по величине своего состояния и неженатый любитель вечеринок Михаил Прохоров, вместе с которым Потанин  в течение 13 лет управлял предприятием, объявил о своем выходе из компании. Не только Дерипаска, расширявшийся в то время как никто другой, почувствовал тогда, что настал момент, когда можно войти со своим предприятием «Русал» в состав «Норильского никеля».

Еще один горнорудный магнат объявил тогда о наличии у него интереса, задумав создать на платформе «Норильского никеля»  международный горно-металлургический гигант сравнимый по размерам с компанией BHP Billiton. Гонку выиграл Дерипаска, который перевел на счета Прохорова, по оценкам, семь миллиардов долларов, а также уступил ему 14 процентов «Русала». Менеджмент «Норильского никеля» почувствовал недоброе, и там опасались непрозрачности «Русала», непонятной концепции, а также общеизвестной склонности к экспансии у Олега Дерипаски.

Все это происходило еще в блаженные времена. Дерипаска без труда получил для запланированной покупки кредит в 4,5 миллиарда долларов у консорциума международных банков. Также без проблем немного позже в игру вступило государство, когда империя Дерипаски  во время кризиса имела 20 миллиардов долга и находилась на грани банкротства. Государство оказало помощь не только при реструктуризации долга, оно также поддержало «Русал», так что алюминиевый концерн в январе этого года при размещении на Гонконгской бирже получил 2,24 миллиарда долларов за одиннадцать процентов  своих акций для того, чтобы постепенно обслуживать долги.

«Норильский никель» также получил помощь от государства в виде кредита на сумму 2,8 миллиарда долларов для того, чтобы смягчить последствия кризиса. С этого момента добиться благосклонности государства, другими словами Владимира Путина, остается как для Потанина, так и для Дерипаски основополагающим принципом. Оба они зависят от государственной поддержки, намекнул Путин в беседе с журналистами, и конфликт между акционерами наносит ущерб предприятию. Конфликта как такового нет, заявил Потанин в прошлый вторник, пытаясь, по возможности, успокоить ситуацию. Просто, по его словам, существуют разные подходы к вопросу об управлении предприятием.

Спор среди акционеров способен парализовать работу предприятия, о чем свидетельствуют другие случаи подобного рода. Прежде всего это  относится к британско-российскому совместному предприятию ТНК-BP, которое является третьим по величине нефтяным концерном в России. Поскольку российские владельцы акций этого предприятия в составе трех миллиардеров из консорциума акционеров под называнием AAR  пришли к выводу о том, что поставленный BP на место председателя правления Роберт Дадли (Robert Dudley) больше печется об интересах британской стороны и препятствует экспансии за границей компании ТНК-BP, к которой стремились российские совладельцы, они в 2007 и 2008 годах привели в действие все возможные рычаги для того, чтобы осложнить жизнь Дадли.

При этом становилось все более очевидным, что государственные органы в большинстве случаев были на стороне российских владельцев. В конечном итоге в конце июля Дадли было отказано во въезде в страну. Такого рода борьба за власть не может закончиться хорошо, и одна из сторон обязательно должна получить превосходство над другой – таким комментарием ограничился тогда Путин.

В другом споре между двумя предприятиями он занял более активную позицию. В прошлом году он показал Олега Дерипаску по телевидению и заставил его уладить спор на предприятии в небольшом северном городе Пикалево. Это произошло после того, как местные рабочие во время забастовки заблокировали дороги. А когда владелец угольного и металлургического комбината «Мечел» Игорь Зюзин в течение двух лет отказывался заключать долгосрочные и более дешевые  договоры о продаже с местными покупателями, Путин подверг вербальному атаке его предприятие, в результате чего его акции рухнули, и у инвесторов воспоминания об этом шоке даже спустя несколько месяцев были еще свежи в памяти.

В нынешний конфликт акционеров по поводу «Норильского никеля», куда Путин еще в 2008 году направил своего бывшего товарища из КГБ Владимира Стржалковского, посадив его в кресло генерального директора, российский премьер во вторник не стал вмешиваться напрямую, так как ему, по его же собственным словам, все равно, кому принадлежит контроль. Однако Путин сделал прозрачный намек и использовал этот конфликт для того, чтобы выступить с определенными угрозами, которые могут дорого обойтись концерну.

Если не будут сделаны инвестиции в модернизацию, в том числе и в экологическую модернизацию, то на предприятие будут наложены большие штрафы, заявил он. Действительно, Норильск принадлежит к числу самых загрязненных городов в мире, и «Норильский никель» будет вынужден в будущем принимать участие в программе переселения людей. Одновременно Путин потребовал также повысить заработную плату. И, кроме того, он объявил об установлении связи экспортных пошлин на никель и медь, которые были отменены во время кризиса, с рыночными ценами. Как это происходит, например, с экспортом нефти: более высокая рыночная цена – более высокие экспортные пошлины.

Государство назвало свои условия, в любом случае оно теперь занимает выжидательную позицию. Если спор между акционерами негативно скажется на ситуации в самом крупном северном городе в мире – 300 километров от Полярного круга, - то отношение к этому конфликту будет пересмотрено, подчеркнул заместитель Путина Игорь Сечин. Дамоклов меч государственного участия уже давно занесен над этим предприятием. Нам не нужен никакой «третий акционер», заявили во вторник Потанин и Дерипаска, в том числе и государство. Неожиданно в этом они оказались едины. Страх перед Путиным способен объединить даже злейших врагов.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.