Москва. 11 сентября этого года, в тот день, когда демонстранты протестовали против строительства мечети  в двух кварталах от того места в Нью-Йорке, где раньше находились башни Всемирного торгового центра, жители старого индустриального района в Москве устроили свой марш.

Они также протестовали против строительства мечети.

Новые мечети – это очень острый вопрос, и за последние десять лет в Москве ни одна новая мечеть не была построена. В этом городе, судя по всему, проживают приблизительно 2 миллиона мусульман, если только вы не считаете, что их 500 000, тогда как все население Москвы составляет 14 миллионов или 10 миллионов. Всего в городе шесть мечетей, при этом одна находится на территории иранского посольства и еще две сразу в одном месте, так что для шиитов и суннитов, скорее всего, доступными остаются только четыре.

По этому взрывоопасному вопросу каждая точка зрения имеет своих оппонентов. Кто-то считает, что нужно больше мечетей для того, чтобы не дать растущему количеству иммигрантов из Средней Азии сбиваться с пути истинного, тогда как другие убеждены в том, что их строительство будет способствовать распространению терроризма.

На этом непростом фоне проводят свой марш жители района Текстильщики, расположенного недалеко от окраины города, где хлопковые фабрики давно уступили место автомобильным заводам и где в последние несколько лет были построены многоэтажные жилые дома.

Одетые в джинсы молодые люди, мужчины средних лет в спортивных костюмах и рыжеволосые пенсионеры собрались 11 сентября для того, чтобы защитить полоску засеянного травой газона длинной в городской квартал. Бульдозеры фирмы «Вольво», рывшие канавы для кабельных линий, оставили борозды в траве. Огромные плиты армированного бетона – строительные блоки советского периода – свалены в кучу, и создается впечатление, что о них забыли, как забыли и о незавершенном пятилетнем плане.

«Это единственный зеленый газон в этом месте, - говорит 29-летняя Маргарита Хетвани, гуляющая вместе со своим собирающим каштаны шестилетним сыном Кевином, названным так в честь Кевина Костнера. – Мечеть надо строить подальше отсюда».

Хетвани, распространяющая петицию против строительства мечети, говорит о том, что ее соседи-мусульмане также выступают против. Они не хотят дополнительных проблем с автомобильным движением. Они также не хотят шума.

«Мой сын будет вынужден слушать их крики, - говорит она, прохаживаясь по траве ранее на этой неделе и описывая таким образом призывы с минаретов. – И еще они здесь будут убивать овец».

За два дня до этой демонстрации московские мусульмане собрались у Московской соборной мечети для того, чтобы отметить праздник окончания рамадана. Там собрались многие сотни - если не многие тысячи – мусульман, и это было удивительное зрелище – толпы людей заполнили целиком всю улицу Щепкина около построенного в 1980 году спортивного комплекса  «Олимпийский». Они склонились в молитве на широкой мостовой, и при этом проезжая часть была покрыта ковриками или кусочками обоев, у кого их не было.

Москва выглядела как настоящий исламский город, и эти фотографии разошлись по всему Интернету. Протестующие против строительства мечети демонстранты несли плакаты с этими фотографиями с надписью «Нам это нужно?».

Все это раздражает имама Московской соборной мечети Ильдара Аляутдинова.

«Давайте построим мечеть, - говорит он. – Она не обязательно должна быть в том месте. Нам нужна мечеть. Нам нужно по меньшей мере десять новых мечетей». Однако городские власти  обещают то одно место, то другое, и ничего из этого не получается.

Московской соборная мечеть была основана татарами – мусульманами, которые живут в России в течение столетий. Самый русский из всех символов Собор Василия Блаженного был построен в ознаменование подчинения этого народа власти Ивана Грозного в 16 веке. Москвичи привыкли к татарам.

Но они не привыкли к более смуглым иммигрантам из Таджикистана и Узбекистана, и они опасаются того, что насилие в Чечне и в Дагестане может распространиться и на Москву – террористки-смертницы 29 марта совершили взрывы в московском метро.

Некоторые фотографии вызывают обеспокоенность и у имама.  «Такая толпа неуправляема, - говорит Аляутдинов, 32-летний родившийся в Москве татарин с мягким голосом. – Мы хотим избавиться от этого груза».

Многие из новых иммигрантов – это деревенские жители, говорит он. «У нас очень, очень много людей из совершенно разных мест, - говорит он. – Мы должны поддерживать их духовно. Мы должны учить их, иначе мы их потеряем».

Романа Силантьева это пугает. Он является преподавателем истории религии, и он также верующий православный. Он говорит, что такое большое скопление мусульман, происходящее раз в год, не является основанием для строительства новой мечети. «На Рождество я два часа стою перед церковью, прежде чем попасть внутрь», говорит он.

 «Люди хотят иметь гарантии относительно того, что новая мечеть будет местом для молитвы, а не местом сбора для террористов, - говорит он. – Сможет ли каждый лидер мусульман предоставить такие гарантии».

"Гарантии? - спрашивает Николай Митрохин – научный сотрудник исследовательского Центра по изучению Восточной Европы Бременского университета в Германии. - Ничего не случается ни в одной московской мечети без того, чтобы об этом не было известно ФСБ – преемнице КГБ". Русская православная церковь, 400 приходских храмов и 200 новых церквей которой отмечены на карте города, признает, что нужны дополнительные мечети, однако она утверждает, что мусульманские лидеры не обсудили предварительно эти планы с местными жителями.

«Я абсолютно уверен в том, что в Москве достаточно места для того, чтобы построить новую мечеть, - говорит глава отдела внешних (церковных) связей Московского Патриархата Всеволод Чаплин. – И если у нас будет больше мечетей, то верующие не будут вынуждены стоять на улице и пугать других людей».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.