4 ноября в календаре в России вызывает такие же противоречивые чувства и эмоции, как и в Риге, когда отмечают 16 марта. День народного единства ежегодно заставляет Московскую думу думать о том, как избежать так называемых Русских маршей – устраиваемых национал-социалистическими организациями мероприятий в центре столицы, которые привлекают внимание СМИ, а также возможных нарушений общественного порядка. Официальная Россия ежегодно резко осуждает шествия легионеров 16 марта в Риге, однако не скрываются ли за этим осуждением растущие проблемы национализма самой Москвы?

Растет количество последователей и жертв

Точное число неонацистских и близких к ним экстремистских группировок в России и количество их членов трудно установить по той причине, что, несмотря на существование ряда организаций, которые можно идентифицировать, как относящиеся к неонацистским, численность их последователей оценивается в пределах от 100 тысяч до полумиллиона. Согласно мониторингу, который регулярно проводит Центр Юрия Левады уже с 1988 года, можно утверждать, что количество последователей неонацистов в 2008-2009 годах достигло максимума.

В настоящее время в списке экстремистских организаций Российской Федерации перечислено 14 организаций, деятельность которых запрещена законом. По подсчетам Министерства внутренних дел России, в стране действует около 150 неонацистски ориентированных группировок, и прогнозируется, что их количество еще будет расти.

Журналист и политолог Константин Новиков в публикации на интернет-сайте «Версия» напомнил о неком знаковом явлении, которое наблюдалось после разрешавшихся ранее Русских маршей. После прошедшего в 2009 году Русского марша на окраинах Москвы было отмечено резкое увеличение количества преступлений на этнической почве. Это закономерно, потому что вовлеченные в такие акции люди под воздействием подогретых эмоций совершают основанные на расовой нетерпимости преступления чаще, чем обычно, когда они рассеяны по более обширной территории страны. Общее количество нападений неонацистов составило около 90, в результате них погибло 22 человека и ранено 105. Годом ранее в такой же период времени число жертв основанных на этнической нетерпимости преступлений достигло 43, ранено 168 человек, а до 2008 года в результате таких преступлений погибло 78 человек.

Невозможно точно прогнозировать, сколько участников прибудет на Русский марш в Москве в этом году. В прошлом году число принявших участие в акции неонацистов достигло 7000. Еще 3000 собрались в других местах Москвы. Как утверждает лидер крупнейшего неонацистского образования Дмитрий Демушкин, в этом году ожидается более 10 тысяч. Правда, в официальной заявке в Московскую думу неонацисты указали только 5000 участников.

Примет ли участие в Русском марше в этом году так много человек? Существует вероятность того, что да. Во-первых, потому, что неонацистам в этом году удалось согласовать проведение Русского марша с мэрией Москвы, и у них было более десяти дней на агитацию. Во-вторых, из-за экономического кризиса неонацистам удалось бросить семя в плодородную почву – идеи неонацизма сейчас поддерживают также те люди, которые до начала экономического кризиса этого не делали. Это объясняется тем фактом, что 6,8 миллиона мигрантов, которые постоянно живут в России, работают нелегально за значительно меньшую оплату, в связи с чем русские не могут конкурировать на рынке труда с приезжими с Кавказа.

Наиболее нетерпимы к чеченцам и балтийцам

Для подсчета общего числа неонацистов в России существуют объективные трудности, однако социологические исследования указывают на четкие тенденции. В 2003 году идеи неонацистов были готовы поддержать 35-52% нации. Это люди, у которых не только антисемитские взгляды, но и которые поддержали бы официальное признание ксенофобии со стороны государственной власти. Общая численность радикальных националистов, неонацистов в России с момента начала ее мониторинга в 1988 году осталась неизменной и удерживается в пределах 5-10% жителей страны. В отношении этой цифры единодушны и Центр аналитических исследований Левады, и политолог Вячеслав Лихачев.

Согласно социологическим исследованиям, самая агрессивная нетерпимость на этнической почве характерна по отношению к чеченцам, выходцам с Кавказа, цыганам, людям с темным цветом кожи и приехавшим из стран Балтии. Лихачев в своем исследовании подчеркивает, что количество абсолютных радикалов достигает 60-70 тысяч по всей России, а число тех, кто практикует основанные на ксенофобии нападения, – около 24 тысяч. В свою очередь, идею «Россия – для русских» в общей сложности одобряет более 50% нации. На эту тенденцию следовало бы обратить особое внимание из-за ее эскалации, потому что еще только в 2005 году такую позицию были готовы поддержать не более 22% жителей России.

Кризис ультраправых не уменьшает радикализацию

Можно согласиться с исследователями Галиной Кожевниковой и Константином Новиковым, которые пришли к выводу: хотя количество неонацистских организаций довольно внушительное, однако у них нет единой консолидирующей силы. Проводимые ими акции спорадические и копируются одновременно в нескольких местах России, чтобы произвести впечатление об ультранационализме как всеобъемлющей совокупности политических взглядов нации.

Организации «Славянский союз», «Русский образ», ДПНИ и другие существуют недолго, достигают своего политического максимума за короткий период. Этим организациям необходимы реформы и реструктуризация, поскольку они исчерпали свою идеологическую базу, дискредитировали себя и, отказавшись от поддержки уголовно наказуемой деятельности, утратили большую часть сторонников. Таким образом, сейчас было бы правильно говорить о кризисе публичности ультраправых группировок, однако процесс радикализации общества из-за этого не уменьшился. Частично кризис публичности объясняется тем, что после акций их участники «засвечиваются» и попадают в поле зрения милиции.

Несмотря на то, что есть случаи, когда в неонацистских организациях принимали участие работники государственных структур и даже управления (самый громкий скандал был в 2009 году, тогда помощник депутата Госдумы Дмитрий Румянцев вербовал скинхэдов, чтобы подорвать ГЭС под Москвой), в целом неонацисты не пользуются доверием в кругах нынешних партий власти. Партия Владимира Путина «Единая Россия» поняла, что идеи неонацистов можно поддерживать до тех пор, пока в крупных городах России не начнутся массовые беспорядки, и убийства по этническим мотивам не станут повседневностью. Кремль избавился от политиков, которые провозглашали идеи национализма и поддерживали радикализм. В качестве самого яркого примера можно упомянуть отправку одиозного российского политика Дмитрия Рогозина прочь из Москвы; он назначен послом в НАТО.

Как пройдет Русский марш в этом году, сможем понаблюдать в четверг вечером. Однако нужно признать, что в выигрыше от этой акции будут не только неонацисты, которым мэрия Москвы, наконец, официально разрешила ее проведение, но и правящие политики, которые, разрешив это мероприятие, избежали возможной эскалации вандализма в крупных городах России. Как и Кремль, нация, используя неонацистов, сможет культивировать образ внешнего– внутреннего врага, великорусскую идею, которая является частью кремлевской концепции о Русском мире, и идею консолидации нации. Русский марш в этом году пройдет в 24 городах России. За первое полугодие 2010 года за преступления на основе расовой ненависти уже осуждено 199 человек.

Риналдс Гулбис, эксперт Восточно-европейского центра политических исследований

Перевод: Лариса Дереча

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.