Российская автократическая традиция всегда сопровождалась традицией страдания, связанной с образом подвижника-диссидента, говорящего власти правду. В современную эпоху таким человеком был Солженицын. К числу диссидентов принадлежали также Щаранский и Сахаров. И вот теперь – что кажется в определенной мере невероятным – речь идет о Михаиле Ходорковском.

В отличие от своих недавних предшественников Ходорковский не является великим писателем или активистом правозащитного движения. Он предприниматель, игравший по тем жестким правилам, которые сложились в России непосредственно после окончания советской эпохи. «Я совсем не идеальный человек», - говорит он. И, тем не менее, благодаря Владимиру Путину и Дмитрию Медведеву он стал новым моральным лидером страны.

Он стал им в прошлый вторник, находясь в застекленной клетке в одном из московских судов, где с апреля слушается дело в отношении его самого и его коллеги по обвинению Платона Лебедева. Выдвигаемое против них обвинение является вопиющей фальсификацией и большим политическим спектаклем, призванным продемонстрировать способность режима расправляться со своими оппонентами. Решение суда уже определено: примерно к 15 декабря судья приговорит Ходорковского и Лебедева к 14 годам тюремного заключения в дополнении к тем восьми, которые они уже отсидели.

Однако сначала Ходорковский произнес то, что, судя по всему, станет историческим осуждением режима Путина-Медведева. Россия, сказал он, стала тем местом, где «очевидный вывод думающего человека ужасает своей простотой: силовая бюрократия может все. Не существует права частной собственности. Совершенно нет никаких прав у того, кто противостоит этой системе».

Дело, возбужденное против самого Ходорковского, содержит достаточно доказательств этого обвинения. Ходорковский возглавлял нефтяную компанию ЮКОС, ставшую крупнейшей и наиболее динамично развивающейся частной компанией, в то время как ее основатель занимался поисками западных инвесторов и вмешивался в российскую политику. За неповиновение путинской «вертикали власти» он был арестован в 2003 году по сомнительному обвинению в том, что компания ЮКОС якобы недоплатила налоги. В результате она была конфискована и передана государственной нефтяной компании, возглавляемой одним из старых приятелей Путина.

Срок заключения Ходорковского заканчивается через год – как раз перед президентскими выборами 2012 года. Поэтому против него было выдвинуто новое обвинение, противоречащее первому. Теперь его обвиняют в том, что он украл ту самую нефть, в неуплате налогов с которой его обвинили ранее. Бывший премьер-министр Путина дал показания в суде и назвал эти обвинения «абсурдными». Но это не важно. Сторона обвинения шантажировала аудиторскую компанию PriceWaterhouseCoopers, пытаясь заставить ее отказаться от оправдательных результатов проверки. Прокуроры пытали и запугивали возможных свидетелей, предлагали одному из бывших руководителей ЮКОСа лечение от СПИДа в обмен на ложное свидетельство.

«Потому что они хотят показать, что они находятся над законом и что они всегда добиваются того, что они задумали, - заявил Ходорковский. – Но пока они добились обратного результата: они превратили нас, обычных людей, в символ борьбы против произвола власти».

Многие русские думали, что Ходорковский пойдет на сделку с системой для того, чтобы спасти себя. Но он этого не сделал. «Те, кто начинал это позорное дело, - сказал Ходорковский, - презрительно называли нас «коммерсантами», считали нас быдлом, способными на все, чтобы сохранить свое благополучие и избежать тюремного заключения».

«Прошли годы. Кто оказался быдлом? Кто врал, пытал, захватывал заложников ради денег и из страха перед своими хозяевами?»

Более широкий вывод этого диссидента состоит в том, что такого рода режим может привести Россию к еще одному краху. «Кто будет модернизировать экономику? - спрашивает Ходорковский. – Прокуроры? Милиция? Чекисты (тайная полиция)? Попытка такого рода модернизации уже предпринималась – результата это не дало».

Поскольку он является предпринимателем, а не поэтом, Ходорковского в течение долгих лет скептически воспринимали те люди, которые обычно встают за защиту диссидентов. Теперь это не так: Эли Визель (Elie Wiesel) выступает в его поддержку, лауреат Нобелевской премии литератор Марио Варгас Льоса (Mario Vergas Llosa) и французский философ Андре Глюксманн (Andre Glucksmann) занялись его делом. Американский Сенат по инициативе демократа от штата Мэриленд Бена Кардина (Ben Cardin) и республиканца от штата Миссисипи Роджера Уикера (Roger Wicker) принял резолюцию, в которой говорится о том, что  Ходорковский и Лебедев «являются заключенными, лишенными по политическим мотивам положенных им на основании международного права основных процессуальных прав».

А что же Барак Обама? Предыдущие президенты США в конечно итоге сделали судьбу российских диссидентов своим личным делом. Джимми Картер и Рональд Рейган поддерживали Сахарова: Рейган даже учредил день Андрея Сахарова.

Обама, потративший прошедшие два года на настойчивые попытки добиться расположения Путина и Медведева, только один раз публично говорил о Ходорковском, отвечая в прошлом году на заданный во время одного из интервью вопрос. Он сказал, что он считает новые обвинения «странными». Однако «подробности дела мне не известны», и «я думаю, что будет неправильно для стороннего наблюдателя вмешиваться в судебные процессы в России», добавил он.

Находясь в своей застекленной клетке, Ходорковский произнес заключительное слово; «все понимают», сказал он, что его дело «станет частью российской истории. Все имена останутся в истории – и обвинителей, и судей, - так же, как они остались после печально известных советских процессов». Это верно также в отношении Обамы: его участие в деле Ходорковского также станет частью его истории. Пока это очень слабая глава.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.