17 ноября исполнится год с тех пор, как был — это слово вполне применимо к этой ситуации — убит удерживавшийся в российской тюрьме в течение 358 дней Сергей Магнитский. На прошлой неделе российские власти практически плюнули на его могилу: пятеро сотрудников, причастных к его делу, получили рекомендации Министерства внутренних дел. Явное отсутствие в России какой-либо ответственности властей и правосудия вынудило двух членов Конгресса США предложить запретить выдачу виз и заморозить счета шестидесяти лиц, причастных к делу Магнитского. Их усилия должны приветствоваться администрацией Барака Обамы, а правительства европейских стран должны принять такие же меры.

Магнитскому было тридцать семь лет, он был юристом и работал в московской фирме Firestone Duncan, представляя интересы инвестиционного фонда «Наследие». Фонд этот в первые путинские годы был самым крупным иностранным инвестором в России, но так было лишь до тех пор, покуда его глава Уильям Браудер (William Browder) не перешел дорогу некоторым представителям властных структур и ему не аннулировали визу из соображений «национальной безопасности», что произошло в 2005 году. Будучи гражданином Великобритании, Браудер настаивал на предоставлении дополнительных прав миноритарным акционерам, а также на повышении стандартов управления в российских компаниях. Казалось, что он заходит чересчур далеко, особенно в отношении такого драгоценного государственного актива, как компания «Газпром». В 2007 году российские власти завели дело против него и его фонда «Наследие» за уклонение от налогов на общую сумму в 16,2 миллиона долларов.

Магнитский активно оспаривал в Москве справедливость обвинений фонда «Наследие» в уклонении от налогов, заявляя, что сотрудники Министерства внутренних дел России (МВД) участвовали в краже 230 миллионов долларов, воспользовавшись данными, полученными из материалов дела против «Наследия», и незаконно получив от государства деньги в форме возвращенных налогов. Магнитский дал показания о преступной деятельности МВД и назвал несколько имен, включая имена высокопоставленных лиц. Не прошло и месяца, как Магнитского арестовали по обвинению в уклонении налогов, причем те самые лица, которых он в своих показаниях обвинял. Магнитский отрицал справедливость выдвинутых против него обвинений, заявив, что его посадили, чтобы заставить отказаться от своих показаний и свалить вину на Браудера и фонд «Наследие».

Несмотря на экономический характер якобы совершенных им преступлений, Магнитского держали в ужасных условиях почти год, не выпуская под залог и не разрешая увидеться с женой и двумя детьми. Вскоре у него начались проблемы со здоровьем, и в госпитале тюрьмы «Матросская тишина» ему поставили множество диагнозов, в том числе обнаружили заболевания поджелудочной железы и мочевого пузыря. Ему назначили операцию, но вместо этого перевели в Бутырскую тюрьму, где вообще нет госпиталя. Несмотря на многочисленные просьбы, Магнитскому отказали в элементарном лечении, сотрудники тюрьмы отказывали ему во всем. Его состояние запустили до такой степени, что 16 ноября 2009 года он умер.

Подобный отказ в лечении — это обычное дело в России, о чем сообщают активисты правозащитного движения. К примеру, адвокат фирмы «ЮКОС» Василий Алексанян в заключении заразился туберкулезом и СПИДом и ослеп, а потом, после этого кошмарного опыта, освобожден.

«Предварительное заключение невинного человека до суда вообще напоминает изощренную средневековую месть», — написал автор статьи в пользующейся уважением ежедневной газете для предпринимателей «Ведомости» (совместно основанной изданиями Wall Street Journal и Financial Times) спустя два дня после смерти Магнитского. — «Но, как видим, это практикуется в России даже при расследовании дел об экономических преступлениях».

Спустя три дня после смерти Магнитского министр юстиции России Александр Коновалов пообещал провести «серьезное расследование». На встрече с президентом России Дмитрием Медведевым, прошедшей несколькими днями позже, возглавлявшая тогда совет по правам человека при президенте Элла Памфилова назвала ситуацию вокруг Магнитского «убийством и трагедией». На следующий день Медведев приказал расследовать произошедшее на высшем уровне, и самостоятельная следственная комиссия объявила, что заводит уголовное дело по факту «халатности и непредоставления медицинской помощи сотрудниками тюрьмы». Сейчас, однако, ни против одного из сотрудников, причастных к делу, ни одного обвинения выдвинуто не было.

Наоборот — многие сотрудники МВД, причастные к делу Магнитского, получили в этом году продвижение по службе, а на прошлой неделе, словно бы этого было мало, пятерых из них наградили за отличную службу. Подполковник Олег Сильченко — главный следователь по делу Магнитского — и майор Павел Карпов, которого Магнитский в своих показаниях обвинил в мошенничестве, получили титул «лучшего следователя». Полковник Наталия Виноградова, полковник Ирина Дудукина и майор Артем Чуриканов тоже получили поощрения. Похоже, что присуждение наград этим сотрудникам МВД было не случайно приурочено к годовщине смерти Магнитского, оно отражает их полное презрение к попыткам добиться правосудия и подотчетности в этом деле.

В своей августовской речи Медведев посетовал, что его попытки бороться с коррупцией приносят слишком мало результатов. Дело Магнитского отлично иллюстрирует то, что МВД и другие министерства открыто бросают вызов президенту, — или же (это не менее вероятно) то, что слова Медведева — это всего лишь слова. Есть и другие примеры, особенно заметно среди них дело ЮКОСа, но одного дела Магнитского достаточно, чтобы разоблачить степень разложения и коррумпированности закона в России. Видно, как российское государство может убивать и оставаться безнаказанным. Такое отношение к делу Магнитского должно вселить осторожность в критикующих российское правительство и стремящихся разоблачить коррупционеров и нарушителей, но с другой стороны — оно должно ещё и отвадить иностранных инвесторов от ведения дел в этой стране.

В свете вопиющего отсутствия всяких попыток со стороны России внести подотчетность в это дело сенатор Бен Кардин (Ben Cardin) от штата Мэриленд (Демократическая партия), председатель комиссии по безопасности и сотрудничеству в Европе (она же Хельсинкская комиссия), 26 апреля отправил письмо госсекретарю Хиллари Клинтон, в котором попросил ее отменить визы США, выданные российским официальным лицам, ответственным за «пытки и смерть в тюрьме» Магнитского.

«У этого дела есть много аспектов, которые невозможно учесть в США, но один шаг мы предпринять можем ... отказав в праве посещать нашу страну лицам, причастным к этому преступлению, и их ближайшим родственникам. США проводят последовательную политику недопущения в свою страну лиц, участвующих в коррупции, и крайне важно, чтобы государственный департамент США оперативно отреагировал на произошедшее».

Основываясь на сведениях, предоставленных коллегами и адвокатами Магнитского, Кардин и его сотрудники составили список из шестидесяти сотрудников российского Министерства внутренних дел, Федеральной службы безопасности, Федеральной налоговой службы, арбитражных судов, Генеральной прокуратуры и Федеральной службы исполнения наказаний. Также были составлены подробные описания их причастности к смерти Магнитского.

В сентябре Кардин вместе с депутатом Конгресса от штата Массачусетс, демократом и сопредседателем комиссии по правам человека при Конгрессе имени Тома Лантоса (Tom Lantos) Джеймсом Макгаверном (James McGovern) предложили законопроект о правосудии в отношении Сергея Магнитского, в котором закреплялись бы санкции в отношении этих шестидесяти граждан России. Российские активисты правозащитного движения поддержали усилия Кардина и Макгаверна. Лидер Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева потребовала, чтобы все остальные страны последовали примеру США.

«Раз ничего не делается, пусть международное сообщество накладывает санкции», — сказала она, как передаёт «Интерфакс». Канада, Великобритания и Польша рассматривают возможность принятия аналогичных мер. Отметим в скобках такое удивительное обстоятельство, что Людмилу Алексееву на прошлой неделе следователи вызывали на допрос в связи с тем, что она жаловалась, что дело недостаточно тщательно расследуют.

Предлагаемый закон должен получить поддержку обеих партий в Конгрессе, а Обама должен его подписать. Но Кардин уже сейчас работает над тем, чтобы санкции получились еще более действенными: понимая, что перечисленные в списке лица, возможно, не планируют в ближайшее время посещать США, он вдохновил Европейский Союз, Канаду и прочих ввести такие же санкции.

Некоторые сторонники так называемой политики перезагрузки, проводимой администрацией Обамы, причем как входящие в состав правительственных структур США, так и находящиеся вне их, возражают против этого закона, потому что волнуются, как бы не пострадали двусторонние отношения. Но вопиющая неадекватность судебной системы в России и преступная и продажная натура режима должны перевешивать их колебания. При Медведеве и премьер-министре Владимире Путине беззаконие в России приобрело страшные масштабы. Так называемая политика перезагрузки Обамы не должна отвлекать нас от того факта, что мы можем что-то изменить даже тогда, когда российские лидеры ничего менять не хотят.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.