Валерий Гергиев становится все больше похож на парижанина. В концертном зале «Плейель» его оркестр играет симфонии Малера. Мариинский театр, директором которого и является Гергиев, выступает сопродюсером музыкальной комедии «Моя прекрасная леди».

 

Le Figaro: Вы – одна из ключевых фигур года Россия-Франция. Повлияло ли это событие на ваш художественный выбор?

Валерий Гергиев: Я интересовался Францией и без давления со стороны каких бы то ни было правительств. 15 лет назад ваша страна стала одной из первых, куда с гастролями приехал Мариинский театр. Тем не менее, такая культурная программа хороша тем, что позволяет сконцентрироваться на определенных проектах и наладить связи. Кроме того, у Мариинского театра существуют прочные контакты с Францией: я горжусь тем, что руководил постановкой «Дон Кихота» Массне и «Троянцев» Берлиоза с российскими исполнителями. Наш оркестр уже хорошо знаком с французским стилем: Эса-Пекка Салонен (Esa-Pekka Salonen) дирижировал постановкой «Ромео и Джульетты» Берлиоза, и это было воодушевляюще. У нас состоялось немало встреч с французскими артистами: у меня до сих пор мурашки идут по коже, когда я вспоминаю о нашей постановке «Лючии де Ламмермур», где пела Натали Дессей (Natalie Dessay).

- Если вы играете французскую музыку в России, то играете ли российскую музыку во Франции?

- Это всегда было одной из наших основных задач. Одним из кульминационных моментов сезона было исполнение симфоний Чайковского в концертном зале «Плейель». Концерты транслировались в прямом эфире по телеканалу Mezzo, а затем по France 2, и впоследствии были повторно показаны по обоим каналам.

- Однако в этом году вы исполняете Малера...

- Здесь, конечно, нет ничего французского, но Франция остается тесно связанной с этим проектом, так как в этом сезоне мы представляем все его симфонии в зале «Плейель», как и в нью-йоркском «Карнеги-холле». Мой оркестр все больше приобщается к стилю Малера, чего удается добиться в первую очередь работой над звучанием струнных инструментов. То, что мы играем симфонии Малера за небольшое число концертов и в довольно сжатые сроки, позволяет в полной мере оценить все контрасты: невозможно сыграть первую как шестую, четвертую как пятую. Для нас это вызов.

- Некоторые исполнители ограничиваются 50 концертами в год, тогда как вы дирижируете 50 в месяц...

- Тем немее, я принимаю очень мало приглашений. Я и вправду хотел бы замедлить свой ритм, но Мариинский театр - это 460 представлений в год в Санкт-Петербурге, 20 - в Москве, 30 - в российской провинции, и это не считая заграничных турне... У нас есть собственная марка звукозаписи, концертный зал с волшебной акустикой, и мы открываем второй оперный зал. И это в городе с 5 миллионами жителей! И это не говоря уже о нашей работе с молодежью: нигде не слушают столько классической музыки, как в петербургском и московском университетах. Владимир Путин изначально был убежден в важности этого культурного проекта. О нем нужно заботиться семь дней в неделю, и на отдых времени нет. Но я готов к этому: я вырос, веря в то, что для того, чтобы выжить, нужно упорно работать.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.