Ходорковский за решеткой – символ нынешней российской реальности, считает политолог Владимир Лаучюс. "Вся история, связанная с судом над Ходорковским, представляет собой пример того, как российское государство от сложных и не совсем удачных и цивилизованных попыток перейти к рыночной демократии, повернуло вспять. Ходорковский – пример того, как это произошло", – полагает он.

По его мнению, для того, чтобы Михаил Ходорковский вышел на свободу, в России должна измениться политическая система.

27 декабря утром в Хамовническом суде Москвы началось оглашение приговора экс-главе ЮКОСа Михаилу Ходорковскому и бывшему руководителю МФО "МЕНАТЕП" Платону Лебедеву. Они признаны виновными в хищении нефти ЮКОСа и "отмывании средств, полученных преступным путем", постановил Хамовнический суд Москвы. Гособвинение попросило для обоих по 14 лет лишения свободы.

Фигура М.Ходорковского стала своеобразным символом нынешней российской политической системы. В 2004 году он считался самым богатым человеком России, однако в том же году он и его партнеры были обвинены в совершении экономических преступлений. В 2005 году М.Ходорковский был признан виновным в мошенничестве, присвоении чужого имущества, неуплате налогов и других преступлениях. Он был осуждён на 9 лет лишения свободы по нескольким статьям Уголовного кодекса. Кассационным определением Московского городского суда от 22 сентября 2005 года срок был снижен до 8 лет.

О процессе М.Ходорковского и российской политической реальности разговор DELFI с политологом Владимиром Лаучюсом.

- Владимир, чем, по Вашему мнению, является процесс Ходорковского?

- Процесс Ходорковского – это самая громкая история, которая позволяет определить российскую систему власти и ее правовую систему как не демократическую в принципе и, мягко говоря, не либеральную. Процесс, само его начало, то, как он проходил, нынешний обвинительный приговор в правовом государстве трудно себе представить. Система решила «оторвать» от себя те либеральные элементы, которые в ней присутствовали со времен Бориса Ельцина.

Всем известны неписанные правила, гласящие о том, что первоначальное накопление капитала не бывает особенно прозрачным. И, конечно же, империя Ходорковского была частью общей капиталистической системы, появившейся в послеперестроечные времена.

Разница между бизнесом Ходорковского и остальным российским бизнесом, прежде всего, состоит в том, что его бизнес был наиболее прозрачен, больше других соответствовал западным меркам ведения бизнеса. И по нему был нанесен удар. Вся история, связанная с судом над Ходорковским, представляет собой наглядный пример того, как российское государство от сложных и не совсем удачных и цивилизованных попыток перейти к рыночной демократии, повернуло вспять. Ходорковский – пример того, как это произошло.

- Некоторые полагают, что Ходорковский решил стать больше, чем бизнесменом, подойти ближе к управлению государством и руководству политическими процессами в стране, на что и отреагировал тогдашний президент России Владимир Путин.

- Если у нынешней российской власти есть основания считать, что была такая возможность, то ее действия говорят о том, что она не является ни либеральной, ни демократической. Она испугалась конкуренции и решила убрать конкурента методами КГБ или мафиозного бизнеса.

- В Литве любят говорить о необходимости соблюдения демократических принципов в других странах – России, Беларуси и т.д. Однако наличие в России политзаключенного по имени Михаил Ходорковский не мешает Литве пытаться налаживать отношения с восточным соседом.

- Литве вообще ничего не мешает с кем бы то ни было о чем-либо говорить. То, какой, к примеру, является на данный момент Беларусь, не мешает Литве с ней говорить. Можно понять Литву: порвать дипломатические отношения с Россией из-за того, что там происходит, Литва, вряд ли, могла себе позволить.

Тем более что этого себе не позволяет ни одна демократическая страна, которая говорит о принципах демократии и правового государства. В случае Ходорковского – ни одна западная демократия, у которой есть достаточно сил, чтобы говорить России, что в ней происходит не так, особенно по этому поводу не высказывается.

США иногда поворчит, Европа иногда поворчит, но никаких последствий это не имеет. Что уж говорить о Литве, которая для России не является субъектом геополитики и политики. Литва ничем не отличается в этом плане от других западных стран, которые вынуждены смириться, и смирились с тем, что происходит. С другой стороны, Литва в последнее время старается не высовываться даже в отношении режима Лукашенко.

Несмотря на то, что последние выборы в этой стране были отнюдь не демократическими, и Беларусь не идет по пути демократического развития, Литва, тем не менее, последние полтора-два года шла на сближение в ней.

- Некоторые аналитики называют заключение Ходорковского «проектом Путина». По Вашему мнению, если в России произойдет смена власти, выйдет ли Ходорковский на свободу?

- Говорить о том, что будет, если в России смениться власть – отчасти спекуляции. В какую сторону она изменится? Не факт, что она не станет еще более авторитарной. Нет гарантий, что в ней не будет больше элементов полицейского государства, чем сейчас. От этого в России никто не застрахован, тем более, что сдвигов, которые могли бы дать повод для оптимистической оценки будущего России, нет.

Так что перемены могут быть номинальными: вместо одного авторитарного лидера придет другой, вместо одной олигархической группы придет другая олигархическая группа. Как это повлияет на судьбу Ходорковского, я не берусь судить. Для того, чтобы он вышел на свободу должна измениться политическая система России, а не просто власть. Но для этого я пока что не вижу абсолютно никаких предпосылок.

Я могу делать определенные предположения, но если мыслить категориями «свои-чужие», а Ходорковский очень чужой в этой борьбе за власть, то если к власти придут люди, у которых нет предвзятости по отношению к Ходорковскому, то у него появятся шансы выйти на свободу. Говоря о Ходорковском, мы говорим о явлении, когда разделываются со своим противником, политическим оппонентом.

Если не изменится политическая система, а к власти просто придут другие люди, то Ходорковского, может, и отпустят, но посадят кого-то другого. Поэтому я не вижу принципиальной разницы, если Ходорковский будет на свободе, а Россия по-прежнему будет авторитарным государством, каковым является и сейчас.

- Можно ли сказать, что Ходорковский за решеткой – символ состояния дел в российской политике?

- Согласен. И это не только политика Путина в отношении Ходорковского, а российская политика в целом. Я не исключаю, что процесс Ходорковского – «проделки Путина», но это символизирует все то, что происходит в России.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.