Спустя день после того, как террорист-смертник уничтожил по крайней мере 35 человек в самом оживленном аэропорту России, жители страны начали задаваться вопросом: раз джихадисты из неспокойного северокавказского региона могут наносить удары по Москве, когда захотят, то не значит ли это, что страна проигрывает войну с терроризмом?

Кое-кто даже высказывает такую прежде немыслимую идею, что премьер-министр Владимир Путин теперь должен уйти в отставку, потому что именно он теснейшим образом связан с политикой урегулирования, ведшейся в последние десять лет, когда длился цикл террористических актов и жесточайших контрмер безопасности в бурлящем северокавказском регионе.

«Мы должны срочно изменить свою программу и настоять на том, чтобы Путин и [министр внутренних дел Рашид] Нургалиев выступили в Думе [то есть в парламенте] и объяснились, — считает Владимир Улас, депутат Думы от Коммунистической партии, которая обыкновенно проявляет лояльность Кремлю в вопросах безопасности. — Власти потерпели поражение в борьбе с терроризмом, они не могут гарантировать национальной безопасности, так почему бы нам не обсудить вопрос отставки правительства Путина?»

По мнению экспертов, в последние годы российские власти не услышали тревожного сигнала в виде террористических актов в центре России, в частности, кровопролитного взрыва в дорогом поезде под Санкт-Петербургом в 2009 году, а также двух взрывов террористов-самоубийц в переполненном московском метро в марте прошлого года (тогда погибло почти 40 человек).

«Похоже, что мы живем от одного теракта до другого, — сказал, выступая в эфире независимой радиостанции "Эхо Москвы" во вторник, отставной старший офицер службы безопасности Игорь Коротченко. — Когда теракт случается, мы видим реакцию властей. Они раздают инструкции и приказывают вести интенсивные контртеррористические операции, но это ни к чему не приводит, а потом мы содрогаемся от очередного устроенного террористами взрыва».

Новая волна боевиков

Чеченский полевой командир Доку Умаров — один их лидеров новой волны боевиков-исламистов, вставших на смену действовавшим ранее чеченским сепаратистам, — взял на себя ответственность за взрывы в московском метро; на него же повсеместно ссылаются как на подозреваемого в организации взрыва в аэропорту «Домодедово» в понедельник.

Умаров, по слухам, имеет секретный лагерь в горах Кавказа, где готовит террористок-самоубийц, известных под кодовым наименованием «черные вдовы». Две из них в прошлом году и взорвались в московском метро.

Но в российской прессе пишут преимущественно о мужчине, взорвавшем в понедельник устройство мощностью в семь килограммов тротилового эквивалента в зале международных прилетов в аэропорту «Домодедово». Погибло по крайней мере восемь иностранных граждан, а также более двадцати россиян.

Медведев раскритиковал меры безопасности

Президент Дмитрий Медведев подверг жесткой критике слишком слабые меры безопасности и пообещал, что террористы будут пойманы и наказаны. Сначала он отменил запланированную поездку на Международный экономический форум в Давосе, а затем решил выступить с запланированной речью о всемирной экономической реформе в среду, а затем немедленно вернуться в Москвую

Как бы то ни было, многие критически настроенные наблюдатели полагают, что именно Путина следует винить в постоянной неспособности России предотвращать совершение террористических актов в местах большого скопления людей в городах.

«Путин пришел к власти под лозунгами борьбы с терроризмом, и именно он пообещал "замочить их в сортире", — комментирует Борис Немцов, в прошлом занимавший пост вице-премьера, а ныне совместно с другими деятелями возглавляющий антикремлевскую коалицию оппозиционеров "Солидарность". — Это была его ключевая предвыборная идея, и за период свыше одиннадцати лет, в течение которых он находился у власти, можно сказать, что борьба против терроризма потерпела неудачу. Количество терактов, включая повседневное насилие на Северном Кавказе, выросло в шесть раз, в прошлом году их было 780».

Следы террористов

Десятилетняя битва России против террористов началась в 1999 году с череды до сих пор не получивших объяснения взрывов жилых домов; в Москве и других городах погибло тогда триста человек. Путин, бывший тогда премьер-министром и наследником тогдашнего президента Бориса Ельцина, в ответ на случившееся организовал массированное военное наступление на взбунтовавшуюся республику Чечню.

За этим последовала волна кровопролитных террористических актов, в частности, захват и осада театра в Москве в 2002 году, когда погибло свыше 120 человек, и массовый захват заложников в школе в североосетинском Беслане, когда в аду наступления российских сил безопасности погибло 330 человек, более половины из них — дети.

В 2004 году в аэропорту «Домодедово» две «черные вдовы» сумели миновать кордоны и проникнуть в два разных самолета, совершавших внутренние рейсы. Оба взорвались в воздухе, и погибло свыше 100 человек.

Чечню с тех пор в целом умиротворили, поместив под пяту промосковски настроенного местного диктатора Рамзана Кадырова, но террористы в прошлом году сумели нанести удар по зданию чеченского парламента в Грозном, причем во время визита российского министра внутренних дел.

«Северный Кавказ нестабилен, особенно республики Дагестан и Ингушетия, — комментирует Коротченко. — Именно там мы находим корни терроризма. Конкретно сейчас мы, вместо того, чтобы принимать системные меры, отсылаем деньги местным представителям элиты. Это не помогает. Там массовая безработица и бедность на фоне дворцов местной элиты. Это надежный инструмент для набора террористов ... [российские силы безопасности] не располагают достаточным количеством агентов даже для того, чтобы предупреждать о готовящихся терактах».

Заместитель председателя комитета Думы по безопасности Виктор Илюхин согласен с Коротченко.

«Наши спецслужбы должны предотвращать теракты на стадии их подготовки, но они запаздывают, — комментирует он. — Иностранные разведывательные службы, похоже, извлекли уроки из событий 11 сентября. Но мы из них уроков не извлекли, хотя и отказались от некоторых свобод во имя борьбы с терроризмом... Мы слишком быстро забываем эти горькие уроки. Боюсь, что об этом мы поговорим пару недель, а потом забудем, пока не случится очередной теракт».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.