Предположение, что за террористической атакой в Москве стоит какая-то действующая на Северном Кавказе террористическая группировка, еще не содействует поиску отдавшего приказ, так как кандидатов несколько.

А именно: начиная с августа прошлого года можно отметить острое противостояние в подпольном исламском эмирате Северного Кавказа, претендующем на объединение всех исламских сил на территории России. Провозгласивший в 2007 году этот эмират бывший подпольный президент Чечни Доку Умаров (или эмир Доку Абу Усман) ранее брал, например, ответственность за подрыв пассажирского поезда «Невский экспресс»  в 2009 году и прошлогоднюю террористическую атаку в московском метро. Поэтому предположение, что Умаров сейчас стоит и за нападением в Москве, остается по-прежнему основной версией. Умаров, который, по сути, уже потерпел поражение в борьбе против российских войск и сил Рамзана Кадырова, расширил вербовку борцов почти на весь Северный Кавказ от Кабардино-Балкарии до Дагестана, а в лице погибшего в прошлом году лидера даже до Бурятии. 

К тому же в группировке Умарова можно все чаще увидеть использование  женщин-смертниц, так называемых вдов бойцов, что в исламском мире, например, в начале аль-Каеды, напрямую отвергалось. Но Чечня подала пример исламским террористам в мире. Возникший было слух о гибели Умарова, очевидно, столь же преждевременен, как и несколько более ранних. В августе прошлого года Умаров поразил мир тем, что присвоил титул эмира Асламбеку Вадалову, но немного позже отменил решение. На деле это не было добровольным решением Умарова. Ссора между правительством Чечни в изгнании (которым руководит бывший театральный деятель Ахмад Закаев) и действующим на Кавказе Умаровым была заметна и ранее, сейчас же возникла трещина и между Умаровым и Вадаловым, на сторону последнего перешла значительная часть влиятельных командиров. В прошлом году большая потеря постигла Кабардино-балкарский фронт, так как погиб тамошний эмир Сайфуллах (Анзор Астемиров), оставив Умарова без важного союзника и усилив тем самым еще больше трения между группировками.

Противостояние двух лагерей

Вадалова поддерживают около 90 процентов чеченских бойцов, руководимых эмиром Хуссейном Гадаловым, эмиром Тарханом и эмиром Мукханадом, в то время как кабардинцы, дагестанцы и часть ингушей остались, очевидно, верными Умарову. Два лагеря угрожают друг другу довольно открыто. Эмир Мукханад здесь является самым мистическим деятелем, так как предположительно это араб, как и погибший в 2002 году чеченский мученик Ибн аль-Хаттаб. Вадалов в прошлом году перевел борьбу обратно в Чечню, прямо в родовое село Кадырова. И в прошлом году было отмечено резкое ухудшение военного положения России на Северном Кавказе. По некоторым данным, число нападений на российских военных или милицию возросло чуть ли не в четыре раза. Но главными полями сражений стали Ингушетия и Дагестан, где в основном избегают нападений на гражданские объекты. Но и окружение Вадалова не дистанцировалось от террористов. Борьба Чечни против России до сих пор велась в отрыве от террористической сети аль-Каеды, в то время как Хаттаб и Мукханад все же фигурируют среди сторонников международного сотрудничества. Чеченцы и выходцы из иных регионов России были замечены в лагерях подготовки в Афганистане.

Перевод Хейно Сарап

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.