Еще два десятка лет тому назад было большой дерзостью выступать с предложениями о выносе тела Ленина из мавзолея, что на Красной площади. Но к тому времени, как депутат нижней палаты парламента от главной прокремлевской партии Владимир Мединский внес в прошлом месяце такое предложение, оно стало политически бессмысленным. Независимо от того, уберут тело Ленина или нет, у России останется тесная связь с советским прошлым и его порядками.

Ленин возглавил одни из самых амбициозных в истории социально-политических преобразований. Чтобы построить основанное на пролетарском интернационализме общество, он создал большевистское государство, основал ГУЛАГ, а также изгонял из страны либо уничтожал российскую знать, собственников, духовенство и прочих представителей «старого мира». После смерти Ленина в 1924 году его тело выставили на всеобщее обозрение в мавзолее в центре города, где люди поколениями отдавали дань памяти коммунистическому идолу.

На протяжении десятилетий поклонение Ленину было одной из основ советской идеологии, но к столетию со дня его рождения, которое отмечалось в 1970 году, советский народ уже терял веру в него. Годовщину отмечали как общегосударственное событие, однако втайне граждане уже рассказывали анекдоты о своем великом вожде. Официально же культ Ленина поддерживался, и лишь на пике начатой Михаилом Горбачевым перестройки волна разоблачений коммунистической диктатуры помогла показать правду о нем. Однако, когда в законодательном органе власти страны в 1989 году прозвучало предложение убрать тело Ленина из мавзолея, это стало подобно взрыву политической бомбы. Яростное сопротивление бескомпромиссных коммунистов помешало осуществить этот план.

Улицы и площади российских городов по-прежнему носят имя Ленина, и там стоят памятники в его честь. Однако образ его безвозвратно потускнел. Молодое поколение уже не знает точно, кем был Ленин. Это и неудивительно, учитывая тот факт, что идеи пролетарской революции стали бесполезны для России, пытающейся определиться со своей идентичностью в посткоммунистический период.

Но если репутация Ленина в последнее десятилетие снижалась, то личность Сталина была на подъеме. Хотя Сталин давал клятву верности Ленину, его не интересовала мессианская идея пролетарского интернационализма и внешние атрибуты «нового мира». Придя на смену Ленину, он вернул традиционные элементы российской государственности, такие как имперская экспансия и полное подчинение подданных этой империи.

После распада Советского Союза Россия непродолжительное время практиковала соревновательную политику при Борисе Ельцине. Однако его преемник Владимир Путин опять начал тянуться к российской модели сильного государства как единственной силы, способной обеспечить порядок и новые достижения. Он возобновил процесс централизации власти наверху, и сейчас полагается на тесный круг своих приближенных с опытом работы в спецслужбах. Путинский режим не прославляет Сталина напрямую; однако личность этого человека вновь привлекает к себе внимание как олицетворение российской государственности на пике ее мощи и силы. В особенности Сталина вспоминают как лидера страны, приведшего Советский Союз к победе над фашистской Германией.

В последние годы российское руководство начало осуждать некоторые деяния Сталина, в частности, массовый расстрел под Катынью в 1940 году 20 с лишним тысяч поляков. Но эта кампания проводится лишь для виду, поскольку элементы советской системы, такие как власть государства над законом и безнаказанность сил безопасности, остаются на месте и никуда не исчезают.

Новая инициатива по выносу тела Ленина могла стать попыткой приверженцев Кремля продемонстрировать свою прогрессивность, не меняя при этом основы государственного порядка и не разжигая сверх меры страсти в обществе. Большинство россиян выступает за захоронение Ленина; однако антикоммунистический жар и решимость конца 80-х и начала 90-х ушли в прошлое. мавзолей с мумией в центре оживленного мегаполиса все чаще выглядит как некий диковинный курьез. На самом деле, если бы государству хотелось окончательно развенчать ленинскую святость, оно вполне бы могло превратить мавзолей в туристскую достопримечательность.

Новая инициатива также страдает от присущей ей двойственности. У тех, кто несколько лет назад призывал развенчать Ленина, была политическая цель и задача: они хотели свергнуть коммунистического идола. Сегодня предлагающие убрать тело Ленина сторонники Кремля не очень-то хотят обсуждать советское прошлое и ленинское наследие. Мединский в своем заявлении говорил, что стремление оставить тело Ленина в мавзолее это «язычество» и «некрофилия». Но задумайтесь вот о чем: на Красной площади возле мавзолея похоронено несколько приспешников Сталина. Да и могила самого Сталина находится там же. Пятьдесят лет тому назад Никита Хрущев приказал вынести его из мавзолея, где тот лежал рядом с Лениным; но полностью ликвидировать сталинское наследие он не осмелился.

Точно так же и Россия сегодня не порвала в полной мере со своим советским прошлым. Здание на Лубянке, например, где при Сталине расстреливали и пытали людей, остается штаб-квартирой российской службы безопасности ФСБ. ФСБ это привилегированная организация, имеющая особые льготы. Ее сотрудники любят называть себя чекистами – людьми, которые по приказу Ленина ликвидировали «вражеские классы». Даже президент Дмитрий Медведев, и тот завершил свое последнее поздравление ФСБ пожеланием о том, чтобы ее сотрудники «приумножали славные традиции своих предшественников».

Маша Липман – редактор журнала Московского центра Карнеги Pro et Contra. Она ведет ежемесячную колонку в Washington Post.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.