Алексей Навальный вскакивает со стула и рисует на доске пять черных кругов. Эти круги символизируют игроков на российском многомиллиардном нефтяном рынке. Практически молниеносно и с безграничной энергией он чертит линии, соединяя точки, и рассказывая историю того, что он называет классической российской коррупцией.

В России так не делают - по крайней мере, не публично. Навальный высказывается в стране, в которой самых больших критиков правительства сажают в тюрьму, вынуждают уехать из страны или убивают. Но 34-летний адвокат, умный, уверенный в себе и, по-видимому, бесстрашный, сделал себе карьеру, преследуя российских неприкасаемых. Как главный российский разоблачитель - эдакий человек-WikiLeaks - последние три года он сосредоточился на использовании законных юридических средств для получения информации от постыдно скрытных государственных корпораций, которые питают экономику страны и наполняют карманы своих высокопоставленных руководителей.

«Все говорят, что коррупция везде, но для меня кажется странным говорить это и не стараться убирать людей, ответственных за эту коррупцию», - заявил Навальный во время интервью в своем центральном московском офисе, который украшали лишь стеллажи с бумагами да сверкающий серебристый MacBook.

На данный момент не это его цель. Вместо этого он сконцентрировался на разоблачении хитрой и коварной коррупции, которая, как признают даже российские лидеры, является самой большой проблемой страны.

Навальный обычно использует документы, уже доступные на правительственных веб-сайтах. По мере роста его репутации разоблачителя, вырос и его доступ. В ноябре он опубликовал раздобытый им непростым путем отчет Счетной платы, который выяснил, что «Транснефть», государственная трубопроводная монополия, выкачала 4 миллиарда долларов при строительстве трубопровода, связывающего Россию с азиатскими рынками. Это была его самая большая удача.

В последнее время Навальный выиграл дела против «Транснефти» и «Роснефти», вынудив их предоставить миноритарным акционерам доступ к документам компании, включая стенограммы заседаний совета директоров. В мае он выиграл другой суд, заставив правоохранительные органы заняться расследованием того, кто именно получил выгоду от благотворительных пожертвований «Транснефти», которые в 2006-2007 годах составили грандиозную сумму в 15 миллиардов рублей (317 миллионов фунтов стерлингов).

«Это огромная сумма, даже по мировым стандартам, а для России просто беспрецедентная. Но никто не знает, на что они потратили эти деньги», - говорит он.

Последний проект Навального называется «РосПил» - это веб-сайт, который использует сотни добровольцев, которые прочесывают документы по государственным тендерам, основную область государственной коррупции. Он вышел с этой идеей в октябре, после того, как его разоблачение коррупции в одном из тендеров привело к отмене тендера и к отставке чиновника, который должен был следить за этим. Уже через две недели после запуска сайта Навальный набрал для своей деятельности 4 миллиона рублей (84 тысяч фунтов стерлингов) - рекордная сумма.

«Стало более модным быть в оппозиции, потому что все видят, что страна катится к черту, - говорит Навальный. - Сами власти понимают это, и знают, что все может закончиться в один момент, так что лучше воровать как можно быстрее, насколько это возможно».

Навальный уверен, что мало что изменится, пока не падет режим Владимира Путина. «Перемены не могут произойти при этом руководстве. Эти люди никогда не откажутся от миллиардов долларов. Рано или поздно что-то изменится, и эти документы, которые мы собираем, будут использованы таким образом, что всех их можно будет засадить в тюрьму».

Хотя он и начинает злиться, когда говорит про режим, его кампания выросла из эгоистичных мотивов. Окончив юридический факультет в 1998 году и поработав юристом в  компании-застройщике, владельцем которой был Шалва Чигиринский, ныне опальный олигарх, Навальный начал играть на фондовом рынке. «Я инвестировал часть своих денег в «голубые фишки» и довольно быстро понял, что они не приносят дивидендов, - говорит он. - В то же самое время можно взглянуть на список самых богатых людей Forbes и легко понять, куда эти дивиденды деваются».

Он получил магистерскую степень в области финансов и вступил в «Яблоко», российскую ведущую оппозиционную партию в постсоветское время, в 2000 году, недовольный восхождением Владимира Путина и тем, что, как он чувствовал, будет возвратом к авторитаризму. Навальный помогал организовывать акции протеста и возглавлял предвыборные кампании в Москве, но несколько лет спустя распрощался с партией, поссорившись с ней из-за своих консервативных, на самом деле, националистических политических взглядов. Партию, говорит он, не заботили такие вопросы как нелегальная иммиграция и положение этнических русских. «Либералы в России никогда не придут к власти, не из-за цензуры или фальсифицированных выборов, а просто потому, что они не обсуждают реальные проблемы».

Опрос, проведенный в октябре ведущей российской газетой «Коммерсант», показал, что если бы на пост мэра Москвы проводились выборы, Навальный бы выиграл их, одержав бесспорную победу и набрав 45% голосов. Оппозиционные политики Борис Немцов и нынешний мэр Сергей Собянин остались далеко позади, показав результат в 12% и 2,8% соответственно. Всего было опрошено 50 тысяч человек.

Многие задумываются, насколько долго его популярность может продолжать расти.

«Есть целая история того, как российские власти прибегают к методике сфабрикованных уголовных дел, а также к физическим нападениям на людей, которые разоблачают коррупцию», - говорит Уильям Браудер, некогда ведущий российский портфельный инвестор и активист защиты прав миноритарных акционеров. Браудер был лишен доступа в страну пять лет назад формально по причинам того, что он представлял угрозу национальной безопасности. Его адвокат Сергей Магнитский умер в российской тюрьме в 2009 году после того, как ему отказывали в медицинском лечении. «Вполне очевидно, что то, что они могут сделать с Алексеем, очень беспокоит».

Его российские сторонники соглашаются. «Мы все беспокоимся о каждом, кто выходит на первый план», - говорит Елена Панфилова из Transparency International, организации, которая поместила Россию на 154 место из 178 государств в индексе восприятия коррупции, что значительно ниже любой другой страны «большой двадцатки». «Опасность увеличивается, когда ты начинаешь преследовать кого-то конкретного, когда ты указываешь пальцем и называешь имена».

Навальный уже столкнулся с угрозами в юридическом плане. В своем обычном откровенном стиле он назвал правящую партию, «Единую Россию», «партией мошенников и воров» в радиоинтервью на прошлой неделе. Неназванные члены партии наняли адвоката и планируют подать иск к Навальному. «Единая Россия» отказалась комментировать обвинения. Но Навальный говорит, что он не боится. «Любой человек, который действует независимо в России - будь то в журналистике, бизнесе, да в чем угодно - он рискует, - говорит он. - Я могу понять, что они могут сделать все что захотят, но это меня не остановит».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.