Рок-н-ролл не сыграл особой роли в распаде коммунистической системы, но способствовал формированию экономических элит постсоветских государств, полагает один западный исследователь.

Доцент истории американского университета Ball State University Сергей Жук (Sergei Zhuk) изучил роль рок-музыки в падении коммунизма на примере одного города, а именно украинского города Днепропетровска последних лет советской власти. Свои выводы он изложил в недавно вышедшей в свет книге под названием «Рок-н-ролл в городе ракет: Запад, самосознание и идеология в советском Днепропетровске 1960-1985 гг.» (Rock and Roll in the Rocket City: The West, Identity, and Ideology in Soviet Dniepropetrovsk, 1960-1985).

В своем исследовании ученый во многом опирается на размышления советской молодежи того периода, включая письменные источники и личные интервью. Он также использует официальные документы, главным образом архивы КГБ и КПСС. Все это вместе взятое рассказывает о распространении западной культуры на территории СССР несмотря на все старания КГБ поставить заслон на пути этой «идеологической антисоветщины».

Рок представлял угрозу для советских властей, стремящихся держать население в подчинении, что не могло их не беспокоить. Но, как полагает Жук, эти страхи были по большей части преувеличены, по крайней мере в том, что касалось политической жизни. Как выяснил Жук, многие представители советской молодежи были «патриотами, лояльными властям», предпочитавшими европейские рок-группы американским. Особой популярностью на территории СССР в 1970-ые и 1980-ые годы пользовались группы Deep Purple, Sweet и AC/DC.

Многие представители политических элит, стоящие ныне во главе постсоветских государств, вышли из рядов КПСС или ее молодежной организации, Комсомола, и на них рок-н-ролл не оказал особого влияния.

Совсем иное дело деловые круги. По мнению ученого, многие из сегодняшних экономических титанов бывших советских республик учились в советские времена азам бизнеса, занимаясь полузаконными делами, связанными с выплатой мзды чиновникам и рэкетирам. И здесь рок-музыка сыграла определенную роль, отмечает Сергей Жук, который представил свои выводы на недавней презентации в Вашингтоне, организованной при содействии Института европейских, российских и евразийских исследований.

Некоторые из самых предприимчивых умов периода заката советской власти начинали свое восхождение с того, что открывали подпольные бары и рок-клубы, рассчитанные на музыкальные вкусы представителей молодого поколения. Не имея на это официального разрешения, они должны были платить дань чиновникам, которые позволяли им продолжать работать, а также бандитским группировкам за защиту. Навыки, приобретенные этими предпринимателями в 1970-ых и 1980-ых годах, помогли некоторым из них выжить в бурные 1990-ые годы и добиться процветания в XXI веке.

Жук остановил выбор на Днепропетровске в процессе своего исследования, так как полагал, что этот украинский индустриальный центр может лучше выявить существовавшие в те годы тенденции, чем Москва и Ленинград (СПб). Во времена советской власти Днепропетровск был закрытым городом. В него не пускали иностранцев, и поэтому на его примере, пожалуй, легче оценить влияние западной рок-музыки на днепропетровцев, чем на примере москвичей или ленинградцев, которым гораздо легче было приобщиться к веяниям западной культуры.

Как и на всей остальной территории СССР, западная рок-музыка привлекала и молодежь Кавказа и Центральной Азии, а различные местные музыкальные группы старались создать свой собственный стиль с элементами советских и местных национальных традиций.

Как рассказал Жук EurasiaNet.org, некоторые из этих первых самодеятельных советских рок-групп появились в узбекском Ташкенте. «Поверьте мне, даже кавказцы – чеченцы – придерживающиеся сегодня крайне консервативных взглядов, слушали эту музыку», – подчеркивает Жук.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.