Может ли в солнечный весенний день, наполненный пением птиц и розовым цветением садов, быть что-либо прекраснее для чувств человека, чем очередная порция забавной чепухи от Пола Гобла (Paul Goble)? Ха-ха-ха! Принеси мне еще одно пиво, Дарья!! Нет, я шучу, мы пиво на работе не пьем, нам не разрешают. Да и Дарья это вымышленная персона. Но помочь здесь способно, пожалуй, только холодное пиво. Знатоки классического рока узнают в первой половинке названия украденную у голландской группы Golden Earring песню «Twilight Zone» (Зона сумерек). Наверняка, именно эта песня и стала отправной точкой для статьи Гобла.

 

Должен признаться, однако, что этот парень меня озадачивает. Если вы прочтете информацию об авторе, то вы будете вынуждены признать, что человек он опытный и заслуженный: целый салат из должностей в вузах, а также коктейль из постов в окопах государственной службы, включая работу в ЦРУ. Но если хорошо подумать, то это многое объясняет. Что любопытно, в его блогерском профиле род занятий обозначен как «бухгалтерский учет», хотя список заслуг и достижений тот же самый, что и в колонке с информацией. 

 

Так или иначе, но для человека, который вроде бы ученый, а также исследователь, причем наверняка считающий себя аналитиком, Гобл зачастую выбирает такой материал для статей, который столь же банален в своей предсказуемости, как и фраза о том, что каждый из нас когда-то умрет. Скажи я такое, и буду прав. Но никто даже не вздрогнет от моих сверхъестественных предсказаний, не так ли? 

 

А теперь обратимся к его статье под названием «Russia’s Colonial Rule of the North Caucasus Approaching Its End, Israeli Analyst Says» (Израильский аналитик предрекает скорый конец российского колониального правления на Северном Кавказе).

 

Да неужели. Определимся со словом «скорый». Мы говорим о тех же временных порядках, что и астрономы, предвещающие скорое рождение сверхновой звезды из нашего Солнца и гибель планеты Земля? Или о «скором» отключении моего телефона, если я не оплачу свои счета за прошлый месяц? Не хочу умничать, но если вы предсказываете существенные перемены в обстановке на Северном Кавказе, то велики шансы на то, что когда-нибудь вы будете правы. Но не в те сроки, которые можно охарактеризовать словом «скоро».

 

Но нам надо поступить умнее, чем Авраам Шмулевич с его научным анализом. Кстати, кто он такой, этот Шмулевич? Согласно моим проведенным экспромтом изысканиям, он русскоязычный журналист, проживающий в Израиле. Но как заявляет Гобл, Шмулевич аналитик, исследователь, а в последнее время к тому же и «независимый ученый». Что это значит, если говорить точнее? Независимый – значит, он что-то исследует, но не числится ни в каком научном институте, не работает в рамках ни одной академической программы? Я просто так спрашиваю, потому что подметил у Гобла такое обыкновение - перегружать пустыми словами характеристики его источников, чтобы они выглядели внушительнее. 

 

Взгляните, например, вот на это. По словам бесстрашного Шмулевича, черкесская диаспора создает «правительство в изгнании», чтобы добиться со временем независимости от Москвы. Очевидно, он почерпнул эту информацию из интервью с влиятельными лицами из этой самой черкесской диаспоры, хотя мы должны просто верить ему на слово, что такое интервью имело место. Дело в том, что он никого не называет – все его источники безымянные. В статье отмечается, что журналист «цитирует неназванных сторонников этого шага». М-да. Вот что, Авраам. Если вы «цитируете» кого-то, но не можете назвать его имя, это никакая не цитата. В данном случае хватило бы даже названия должности, например, «помощник министра великого визиря» или что-то еще. А если ничего такого нет, то это заслуживает освещения в печати ровно столько же, сколько «одна бабка сказала». 

 

И такая тенденция сохраняется на протяжении всей статьи. Интервью у черкесских «активистов»? Все активисты безымянные. Вооруженные группировки, с которыми регулярно контактирует диаспора? Извините, мы их вам назвать не можем. Члены правительства в изгнании? Пардон, это секрет. Что это – журналистика? Тогда я вполне могу написать в Boston Globe статью следующего содержания. Почему в прошлые выходные никто из значимых лиц не виделся и не разговаривал с президентом Обамой? Потому что он на своем президентском самолете летал в Кению на церемонию обрезания своего незаконнорожденного сына. Знающие люди из правительства сказали мне, что это правда, но назвать их имена я не могу. Кенийские иммиграционные власти заранее дали разрешение на посадку его самолета, но никого из этих людей я вам не назову. Получается, что по сути дела, я хочу, чтобы вы поверили мне на слово. 

 

И вы поверите, если у меня солидная репутация человека, откапывающего удивительные истории, которые почти всегда на поверку оказываются правдивыми. Это заставляет меня обратиться к другому аспекту в анализе Шмулевича. Если кто-то повторяет то, что он говорит, то это подтверждает достоверность его утверждений. И чем чаще упоминаний об этом, тем больше «беспокоится» Москва. Вы можете увидеть хороший пример такой «методики», если вам захочется так это называть. Шмулевич до колик в животе смеется над тем, что неповоротливые и неотесанные российские правоохранительные органы не могут определить численность «Кавказского эмирата», заявляя, что там «от 50 до 1500 человек». Для справки: сторонние аналитики говорят, что там их «около 1000». А Шмулевич хихикает дальше, рассказывая о том, что эти несосчитанные террористы похожи на каких-то «киборгов-терминаторов, поскольку каждый из них стоит 10000 федеральных солдат». Да, Авраам, очень смешно; тебя можно даже в субботнюю юмористическую программу вставить. Нравятся мне парни с чувством юмора – я уверен, что вы со стула падаете от смеха, читая это. Наверное, вы помните Дональда Рамсфелда – этого «барабанщика войны», который в начале операции по вторжению, когда все было неопределенно, оценивал численность иракских мятежников примерно в 10000 «неудачников» и «конченых людей». К 2006 году, когда ситуация была более угрожающей, он не хотел говорить даже о том, какие потери несут иракские повстанцы, хотя следует полагать, что американская армия в состоянии отличить живого иракца от мертвого. Он ограничивался заявлениями о том, что «данные настолько неточны (!), что все сказанное мною может ввести в заблуждение». Но он все же признал, что потери у боевиков «примерно в два раза выше, чем у коалиционных сил».

 

Авраам, если ты прекратишь на секунду хихикать, то тебя должна поразить одна вещь. Дело в том, что самая мощная и хорошо вооруженная армия в мире понятия не имела о том, какие силы мятежников ей противостоят. Если в 2003 году их численность оценивали в 15000 человек, то уже спустя год давали цифру вдвое большую. А в 2007 году она составляла 70000 боевиков.

 

Следующий момент, который кажется очевидным, если проанализировать представленные данные, состоит в том, что американские военные должны были убить каждого причастного к партизанскому движению как минимум дважды, не говоря уже о том, что ловили их всех по несколько раз. Но прошло семь лет, а партизанская война все продолжается. И на ее пике в Ираке находилось 161000 американских военнослужащих. Это было в 2007-м, хотя об окончании крупных боевых операций объявили в мае 2003-го. Черт возьми, эти иракские боевики просто суперкиборги-убийцы какие-то. Особенно если учесть, как они воскресают из мертвых – снова и снова. Эй, да они наверняка киборги-терминаторы-зомби!

 

Видите ли, Авраам, наверное, очень просто вычислить точное количество боевиков или террористов, сидя за письменным столом в Израиле; а в поле сделать это гораздо труднее. Очевидно, что в Ираке сделать это непросто. Как я покажу вам дальше, «Кавказский эмират» выдавили из городов на Кавказе, и он теперь действует в основном в лесных горных массивах. Сосчитать его бойцов - это кошмар настоящий. Но поскольку вы, видимо, изобрели какую-то удивительно точную систему, поделитесь, пожалуйста, ею с этими безнадежными болванами из российских силовых структур. Если, конечно, вы не поддерживаете террористов, потому что в таком случае вы наверняка постараетесь сохранить сию систему в тайне. 

 

В «Хрониках Шмулевича» есть еще одна повторяющаяся время от времени тема: если вы смеетесь над его работой и глумитесь над ней, то вы наверняка агент ФСБ, занимающийся дезинформацией, или пытающийся «заткнуть ему рот». 

 

Думаете, я преувеличиваю? Проверьте. По словам Шмулевича (которые приводит Гобл), тот факт, что 145-я годовщина изгнания черкесов с Северного Кавказа осталась незамеченной в федеральной прессе, объясняется кампанией подавления и замалчивания, осуществленной ФСБ. Нет, нет – не смейтесь! Вполне серьезно. ФСБ не только надавила на российские СМИ, она позвонила Шмулевичу лично, и сказала ему, чтобы тот заткнул свой рот. Это удивительно, но никаких доказательств он не представляет. Ну, это понятно – ведь ФСБ не настолько легкомысленна, чтобы оставлять кому-то записи своих махинаций. Как будто этого недостаточно, страшная ФСБ оставила свой след в ряде статей в интернете, авторы которых клевещут на Шмулевича. Одна из них размещена в блоге организацией, называющей себя «сторонниками общественной безопасности». Вы должны признать, что это чертовски умное прикрытие для ФСБ. Другие статьи фигурируют на сайте stringer.ru, на который, согласно подсчетам MetaHeaders, ежемесячно заходит 136 посетителей. Очевидно, ФСБ никогда не слышала такое выражение: «Иди в массы, или иди домой». 

 

Думаю, хватит на сегодня о Шмулевиче. Гобл любит его как аналитика таинственных событий и мотивов на Северном Кавказе, которые скрыты от средств массовой информации с гораздо более мощными ресурсами, не говоря уже об этих клоунах из российских правоохранительных органов. Похоже, его никто не воспринимает всерьез, за исключением Гобла. Однако если вы обратите хоть какое-то внимание на его журналистские потуги, вы подтвердите их абсолютную точность… а если засмеетесь, то вы тайный агент, пытающийся заткнуть ему рот. Достаточно сказать, что это настолько же бессмысленно, как если израильский журналист начнет выступать в защиту военных целей мусульман. 

 

Что в действительности происходит на Кавказе? Трудно сказать, поскольку по описанным уже проблемам сложно получить точную и правдивую информацию. Как часто бывает с повстанческими движениями, в заявлениях о них поразительно много расхождений. Силы, занимающиеся подавлением мятежников, говорят, что им противостоит лишь кучка безумных фанатиков с большими мечтами и еще более большими ртами. А представители боевиков заявляют, что люди идут к ним толпами, что численность в их отрядах умопомрачительная, и что собранные на борьбу деньги просто девать некуда. А их победные реляции о проведенных операциях и диверсиях заставили бы Эрвина Роммеля позеленеть от зависти – если он уже не позеленел от тлена. Как я уже говорил, численность боевиков Кавказского эмирата оценивается в 1000 человек. И в этом нет ничего смешного, ибо они могут сеять смерть и разрушения, которые просто несопоставимы с их численностью. Но конечно же, это не те грозные силы, которые могли бы пойти на штурм Кремля. Кроме того, они ни в коей мере не отражают общественное мнение на Кавказе, чтобы заставить Кремль задуматься о независимости данного региона, хотя кандидаты на посещение психиатра, такие как Шмулевич, очень хотели бы этого. На самом деле, подавляющее большинство населения Кавказа хочет жить в составе России. 

 

Так говорят Джон О’Лафлин (John O’Loughlin) и Фрэнк Уитмер (Frank D.W. Witmer), авторы книги «The Localized Geographies of Violence in The North Caucasus of Russia, 1999-2007» (Локализованная география насилия на российском Северном Кавказе, 1999-2007 гг.). Описания по их «географически взвешенной регрессивной предсказуемостной модели насилия» с периодическими отступлениями в область пространственно-статистического анализа кажутся немного сухими, но там есть большое количество хороших, солидных и обоснованных предположений. Главные среди них следующие: (а) своего пика насилие достигло летом 2001 года, и с тех пор оно устойчиво снижалось и (б) «Кавказский эмират» это крошечное, но громогласное меньшинство, а кавказцы в подавляющем большинстве хотят жить в составе России. 

 

Самый главный регион, где было больше всего насилия, это, безусловно, Чечня; хотя к моменту окончания наблюдений – 2007 год - существенный подъем наблюдается в Ингушетии. Статистика совершенно определенно показывает, что пик насилия приходится на 2001 год, после чего наступил устойчивый и существенный спад. Хотя к концу статистических измерений снова начал отмечаться рост насилия, количество инцидентов с применением силы тогда все равно было меньше, чем в начале анализируемого периода (1999 год), и в два с лишним раза ниже, чем в 2001 году. 

 

Наверное, нельзя называть это успехом; российская тактика действий отличается жестокостью и грубостью, и зачастую она дает обратный результат, потому что коллективное наказание это, пожалуй, всегда и везде самый худший вариант. Авторы исследования отмечают, что конфликт малой интенсивности на большой территории дестабилизирует ситуацию в регионе в большей степени, чем открытая война на маленьком участке. Безусловно, здесь есть над чем работать. Но хотя авторы утверждают, что массовые зачистки с арестами, проводимые федеральными властями, являются важной причиной недовольства и враждебности, они весьма убедительно показывают, что дестабилизация в регионе началась в 1999 году с вторжения в Дагестан чеченских боевиков. Это как-то подрывает высоконравственные утверждения, если вы понимаете, что я имею в виду. Полу Гоблу нравится постоянно твердить о том, что Россия обеспечивает подавляющую часть кавказского бюджета за счет федеральных дотаций. Верно и то, что надо многое сделать в вопросах занятости населения в регионе. Однако я никак не могу взять в толк, какое отношение это имеет к мнимому стремлению большинства выйти из состава России и создать собственное «кавказское отечество». 

 

Россия не собирается предоставлять региону независимость, как бы этого ни хотелось Гоблу и его израильскому приятелю. Для начала, это самый прямой нефтяной коридор между Черным и Каспийским морем, а чем длиннее трубопровод, тем менее он привлекателен для нефтедобывающей компании или страны. Запад уже давно поет на одной ноте свою заунывную песню об энергетической безопасности. А беспрепятственный выход к каспийскому бассейну с его нефтяными и газовыми месторождениями создаст просто идеальную ситуацию, когда энергетическая безопасность Запада будет укреплена, а Россия ее лишится (хотя имейте в виду, что каспийский бассейн еще не исследован как следует, из-за чего, наверное, и идут все эти разговоры о его неисчислимых богатствах, за которыми следуют более прагматичные оценки, говорящие о том, что нефти там не так уж и много). Как сообщает Исследовательская служба Конгресса в своем докладе за 2006 год, освоение каспийского бассейна и реализация в полном объеме его потенциала, с точки зрения Запада, сдерживается следующими факторами: (1) возможность повреждения и дезорганизации работы проектируемых трубопроводов из-за региональных конфликтов, (2) необходимость строительства буровых платформ, (3) неопределенный правовой статус Каспия. 

 

Далее, заявленной целью Кавказского эмирата является создание единой мусульманской республики, объединяющей весь Северный Кавказ. Уж конечно, Россия просто встала и начала бурно аплодировать этой цели, не правда ли? Особенно когда о таких устремлениях заявляет примерно 1000 человек из более чем 9-миллионного населения Северного Кавказа. 

 

Между тем, западная (читай американская) реакция на российские попытки заставить Чечню повиноваться отличается по времени как ночь ото дня, причем это полностью зависит от того, кто руководит Россией. В 1994 году, когда в стране заправлял Борис Невероятно-Пьющий Ельцин, начавший первую чеченскую войну, официальный Вашингтон сравнивал его (я не шучу) с Авраамом Линкольном, приводя высказывание о том, что «ни один штат не имеет права выйти из Союза». Здесь было очевидная и целенаправленная аналогия с отделением Юга и победой Севера в Гражданской войне. Но когда началась чеченская война №2, причем точно под теми же знаменами борьбы с терроризмом – но под руководством Владимира Путина … ну, вы уже догадались. Зазвучали слова «жестокость», «бесчеловечность», «военные преступления против чеченского народа», а ученые мужи из Вашингтона с цветами и конфетами в руках высыпали на улицы, приветствуя чеченского писателя Лему Усманова, дабы он рассказал им всем о том, как путинское правительство «не имеет никакого отношения к демократии и не занимается проблемами россиян». Кстати, как раз в это время чеченские террористы взрывали этих самых россиян. 

 

Golden Earring затащила нас в эту «зону сумерек»; видимо, она же и будет нас оттуда вытаскивать.

 

Как в той самой песне: «Помоги мне, я вошел в зону сумерек, а место это как сумасшедший дом…».

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.